"Страх породил это чудовище"

7 декабря, 17:05 Распечатать Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря

Что будет с психбольницей строгого режима в Днепре.

© dyvys.info

"Супрун выпускает днепровских маньяков", "В обычную психбольницу переведут психов-убийц", "Психи заполонят города" — такими заголовками пестрели СМИ после новости о реорганизации легендарной психиатрической больницы со строгим наблюдением в Днепре. 

Именно здесь в советское время "принудительное психиатрическое лечение" проводили неугодным властям диссидентам и правозащитникам Леониду Плющу, Василию Рубану, Николаю Плахотнюку, Анатолию Лупынису и др. Сейчас здесь содержатся невменяемые пациенты, совершившие серьезные преступления. Однако и в нынешнее время правозащитники постоянно фиксировали нарушения прав пациентов. Не так давно Минздрав принял решение реорганизовать больницу: теперь пациенты должны будут находиться в специально оборудованных учреждениях ближе к дому. Из Днепровской психбольницы строгого режима должен быть создан филиал Киевского Центра психического здоровья — как показательный пример пенитенциарной психиатрии. Однако пока ни одна местная больница не готова принимать днепровских пациентов. 

"Карательная психиатрия — темная страница нашего прошлого"

"Украинская психиатрическая больница со строгим наблюдением" в Днепре, — уникальное учреждение, где проходят принудительное лечение пациенты, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления в состоянии невменяемости, и те, кто по решению суда признан неподсудным. Пациентов привозят сюда со всей страны. Сейчас их — 658.

"Целью больницы было закрыть всех, кого не нужно показывать. В 1968 году это были диссиденты. Больница была создана после событий в Восточной Европе. Раньше общество избавлялось от инакомыслящих, теперь — от тех, кто вызывает страх. При этом мы забываем, что большую часть преступлений все-таки совершают психически здоровые люди. Непонимание порождает страх. А страх породил это чудовище, которое находится в Днепре", — рассказывает глава комиссии по реорганизации больницы Сергей Шум

Здесь не любят вспоминать о том, что в советское время Днепровская психбольница была "образцовой" в усмирении неугодных: "Что вы такое говорите? Какая карательная медицина? Это все бред". 

Другие врачи признают, но говорят, что все изменилось. "Это темная страница нашего прошлого, но очень-очень далекого. Я тут работаю 19 лет, и не считаю, что больница сейчас относится к карательной медицине", — говорит заведующая отделением №2 Юлия Бреславская.

О том, что в Днепровской психиатрической больнице со строгим наблюдением нарушают права пациентов, неоднократно заявляли в офисе Уполномоченной ВРУ по правам человека. Нарушение санитарных норм, факты содержания без основания и без решения суда отмечали мониторы Национального превентивного механизма.

О проблемах рассказывал и президент Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман: "Еще семь лет назад мы говорили, что необходимы изменения. В больнице были проблемы, хотя уже и не такие, как при Союзе с карательной медициной. Здоровых людей там не было". 

Факты нарушения Закона "О психиатрической помощи" фиксировала и ГПУ. 

В начале прошлого года, впервые с момента основания в 1968-м, больницу посетила и.о.министра здравоохранения. "Ни в одном из заведений, где мы успели побывать, не было таких ужасных условий, — писала Ульяна Супрун. — Пациенты лишены возможности звонить родным, их письма домой перед отправкой перечитываются врачами, лечение сугубо медикаментозное, персонал не может дать ответ по условиям, терапии, срокам пребывания пациентов. Люди закрыты в тесных, душных палатах, и даже в туалет ходят по указанию персонала. Нет никакой реабилитации или альтернативных методов лечения".

"Большинство нарушений прав человека, которые мы тут фиксируем, не о пытках, а о жестоком обращении. Это годами устоявшаяся практика: постоянно включенный свет, туалеты без перегородок и т.д. Это делается не с тем, чтобы подавить волю, а просто по привычке, из безразличия", — отмечает Шум.

Кто и как содержится? 

При расследовании преступлений у следователей могут возникнуть сомнения насчет вменяемости подозреваемого. Тогда назначается судебно-психиатрическая экспертиза. Суд определяет, на каком виде наблюдения должен проходить принудительное лечение пациент, совершивший преступление: строгое, усиленное или общее. Психиатрическая больница строгого содержания в Украине одна — в Днепре. Поэтому здесь и содержатся психически нездоровые люди, совершившие, в основном, убийства. 

Здесь им назначается лечение. Каждые полгода психическое состояние пациентов оценивает комиссия врачей-психиатров. Решение комиссии вновь рассматривается судом: продолжать лечить, изменять курс лечения либо отменить его (что происходит крайне редко). 

Большинство пациентов, с которыми удалось пообщаться в Днепровской психбольнице, жалуются на лекарства, "превращающие тебя в овощ". 

Дмитрий К. родом из Глевахи Киевской области. Говорит, что у него есть дядя — единственный родственник, готовый его навещать. Однако ездить в Днепр он не может по состоянию здоровья. "В других больницах обстановка получше. Здесь редко дают гулять. За любое слово поперек могут лошадиную дозу аминазина дать — и вообще ничего не соображаешь".

"Пытки всегда применяются с определенной целью. В случае с психиатрией цель — подавить волю пациента, создать условия, при которых пациент не может высказывать жалобы. Поэтому речь — о медикаментозной терапии, — объясняет Сергей Шум. — Никто не говорит, что она не нужна. Шизофрения молитвами не лечится. Но вопрос в том, какими препаратами и в какой дозировке. 

Если в больнице используется преимущественно аминазин (имеющий яркое побочное действие) при том, что уже существуют антипсихотики следующего поколения, то вопрос не к психофармакологии, а к врачам: цель — добиться выраженного побочного действия или терапевтического эффекта? Может, мы хотим, чтобы пациенты в течение многих лет просто спали? Это тот момент, на который можно обратить внимание и подумать о злоупотреблениях персонала. Но это вызвано сложившийся практикой: мол, убийц нужно лечить так, чтобы не бояться ходить на работу".

Закрытие или реорганизация?

Сейчас, говорит Сергей Шум, продолжительность лечения в больнице определяется тяжестью совершенного уголовного деяния, а не заболевания человека. Поэтому Минздрав принял решение о реорганизации Днепровской больницы. 

"Это первая, установившаяся с советских времен, централизованная монопольная система. Единственная психиатрическая больница со строгим содержанием на всю страну, что приводит к массе неудобств как с доставкой пациентов, так и с последующими многолетними визитами родственников. За это время разрываются все социальные связи, теряются трудовые навыки. Пациенты, вырванные из привычной среды, имеют все меньше шансов вновь интегрироваться в общество", — говорит психиатр. 

Согласно концепции психиатрического здравоохранения, принятой европейским бюро ВООЗ в 2013 году, психиатрическая помощь должна быть приближена к месту проживания пациента. 

Галина Мешковская из Кременчуга навещает сына Сергея каждый месяц и мечтает, чтобы его перевели в Полтавскую область, поближе к дому: "Раньше ездила чаще. Теперь — два раза в месяц. Снимаю в Днепре гостиницу. Тяжело. Мне очень не нравятся условия и то, как лечат сына. Ему стало еще хуже. Он бывает совсем странный". 

Психиатрическая больница не должна быть тюрьмой, говорят в Минздраве. Больница должна стать днепровским филиалом "Центра психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя". Сейчас проходит инвентаризация для передачи имущества на баланс Центра. 

Многие члены коллектива больницы опасаются, что в реорганизованном учреждении для них не останется места. "Схема для пациентов мне понятна: нужны финансы, и все будет сделано. А вот для себя лично я пока не поняла, чем буду заниматься после реорганизации. Надеюсь, работой нас обеспечат", — говорит Юлия Бреславская.

"У многих сотрудников возникает вопрос: неужели проще выделить крупную сумму из бюджета на создание условий для содержаний в больницах области, чем развивать уже существующую? Я — молодой специалист, с опытом работы, и могу устроиться в другом месте. Но мне здесь удобно: живу рядом. Не так уж много родственников приезжает, чтобы ради них все менять", — считает психиатр Алла Даниленко.

Сергей Шум уверяет, что сотрудникам предложат рабочие места в филиале: "О ликвидации речь не идет. Это манипуляции СМИ. Объединятся два юрлица. Здесь будут оказывать психиатрическую помощь вменяемым осужденным пациентам, отбывающим наказание и имеющим психические расстройства, которым необходима стационарная помощь". 

После реорганизации пациентов будут переводить в 14 больниц, список которых утвержден специальным приказом Минздрава. Готовые принять пациентов из Днепра больницы будет проверять совместная комиссия Минздрава и ГПУ. На данный момент ни один пациент еще не переведен. 

"В приказе прописаны вопросы безопасности, которые необходимо создать в других больницах: усиленное наблюдение, охрана. На это нужно время", — объясняет Бреславская. 

На вопросах безопасности в больницах, куда переведут больных из Днепра, настаивает и Семен Глузман: при нынешнем финансировании отрасли и состоянии районных больниц переводить пациентов попросту нельзя. "В Украине есть проблемы психиатрии, которые нужно решать в первую очередь, — считает С.Глузман. — Например, у нас катастрофическое состояние в детской психиатрии. Конечно, нужно что-то делать с Днепровской больницей. Но как в обнищавшую больницу, где главврач едва сводит концы с концами, переводить таких серьезных пациентов? Там ведь есть десятки агрессивных преступников, которые не очень-то поддаются лечению. Реорганизация — это очень сложный процесс. Подходить к нему надо с умом".

Пока, по словам С.Шума, районные прокуратуры указывают, что больницы на местах не готовы принять пациентов. Соответственно, учреждение будет продолжать работу. Когда именно переведут пациентов, пока неизвестно: это решит совместная комиссия ГПУ и Минздрава. 

"Всё сейчас зависит от местных властей. У нас децентрализация, разделение полномочий. Минздрав может устанавливать правила, говорит, что нужно делать, а практическая реализация — на руководстве учреждений", — говорит Шум.

В Минздраве признают, что процесс реорганизации Днепровской психбольницы лишь в самом начале, но надеются, что он не затянется на долгое время.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно