Мы и они. О Революции достоинства

24 апреля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 24 апреля-15 мая

Т.н. ватники — это мы сами в зеркале. Мы, перевернутые хирально. Люди, на которых мы не в состоянии взглянуть прямо — по законам физики. Мы ведь не можем видеть себя — только свое отражение. А там, в зеркале — все наоборот, там правое становится левым, а левое — правым. Нарушение симметрии. Несовпадение. Две ваши руки одинаковы, но попробуйте их совместить — невозможно. Руки можно только сложить — в молитве, рукопожатии, остальное — бред.

 

"Деточка, все мы немножко лошади…"

В.Маяковский

 

Господи, как же трудно бывает понять другого человека! Особенно, когда речь о ценностях. Самое дорогое — у каждого свое, пусть мелкое, но сокровенное, страшно важное. И "понять" — тут совершенно не то слово. Мы вот сейчас все пытаемся постичь образ мыслей наших врагов, их мотивы. Мы уверены, что именно от этого — раскусим мы их или нет — зависит наш над ними триумф. Но умом ведь такое не понять, ценности имеют отношение не к рассудку, а к любви и ненависти. В нынешнем конфликте речь, по большому счету, идет вовсе не об убеждениях, а, скорее, о чувствах людей. И в той мере, в какой идея независимой, европейской Украины затрагивает именно чувства, любые доводы, даже самые ясные и логичные, теряют значение. 

Теперь это стало очевидным. Теперь, когда страсти улеглись. Улеглись, к слову, не потому, что промчались годы, не потому. что мы ушли на историческое расстояние от наших страшных ран. Нет, наши раны еще дымятся, и каждый день приносит новые. А от усталости сердце выгорело, остыло. Ресурс исчерпался. Это похоже на умирание. В глубине души у меня всегда сохранялось архаичное верование, что "своей смерти" не существует, что человек в любом случае умирает от насилия, от ран — не обязательно телесных. Приходит время, и каждому становится больше не по силам выносить боль существования: как накопится критическая масса боли — у каждого своя, — так человек и уходит. 

О чем бишь я? Да о том, что т.н. ватники — это мы сами в зеркале. Мы, перевернутые хирально. Люди, на которых мы не в состоянии взглянуть прямо — по законам физики. Мы ведь не можем видеть себя — только свое отражение. А там, в зеркале — все наоборот, там правое становится левым, а левое — правым. Нарушение симметрии. Несовпадение. Две ваши руки одинаковы, но попробуйте их совместить — невозможно. Руки можно только сложить — в молитве, рукопожатии, остальное — бред.

Понять другого можно лишь через себя. Только если на себя взглянуть со стороны, чужим глазом. 

Мне Украина дорога мелочами, пустячными фактами личной биографии: папа, читающий на память "Гайдамаков"; мама, смотрящая свысока на "ленивых и бесхозяйственных кацапов"; бабушкина хата под соломой, маки в огороде, рушники на образах, запах клуни и теплая пыль под босыми ногами. Ничего, как видите, эпического. И еще, правда, мертвый, бездушный Киев времен застоя, с понурым Кобзарем на перекрестке аллей университетского парка, мимо которого всегда бежалось какой-то пугливо-стыдной рысью, точно вот-вот услышишь сверху громовое: "Славних прадідів великих правнуки погані!". 

Мне кажется, я теперь поняла, прочувствовала, как свое, дикое упрямство сепаратистов, их отвращение, их страх, их фантомы. Эти люди ведь тоже жили здесь, рождались в Херсоне, в донецких степях, в Харькове, но были уверены чистосердечно, что живут в России. В великой империи. Это даже не было для большинства из них предметом осмысления — никаких сомнений. Украина в лучшем случае — пустое слово, досадное недоразумение, заблуждение нелепое, смешное, затрапезное. Окраина. И этот птичий, мужицкий язык… Все это у людей не просто вменяемых, а талантливых, умных. Образованных. Нет. Образования им как раз не хватало. Надо деток просвещать, если хотим построить свою, нормальную страну.

Но так ли уж эффективно просветительство, и чем оно отличается от пропаганды? Если все дело в ценностях, то никакие добросовестные разъяснения не помогут. Ответ на этот вопрос, казалось бы, не оставляет человеку альтернативы: выбор между рацио и эмоцио редко решается в пользу первого. В данном случае судьба, как правило, выбирает за нас, ведь ценности страшнее и священней, и они впитываются с молоком матери. Взрослому человеку практически невозможно изменить свои вкусы и пристрастия. Но то, какая судьба и какие ценности будут уготованы нашим внукам, во многом зависит от нашего сегодняшнего сознательного усилия, от вектора, который мы выберем для страны, руководствуясь не только ценностями и традициями, но и здравым смыслом, если мы, конечно, состоялись как зрелое общество и способны на осознанный исторический выбор. Он потребует от каждого из нас колоссального напряжения духовных сил: самоотречения, терпения, бесстрашия, а главное — мудрости, умения взглянуть на себя со стороны и понять, что решающее сражение совершается в нас самих. 

Каждый из нас — по-своему ватник. В каждом из нас живет существо, желающее оставаться блаженным младенцем, верующим во всемогущего и справедливого отца, который обо всем позаботится. Младенцем, готовым безоговорочно подчиняться насилию старших в обмен на сытость и покой. Те, кого мы сегодня презрительно называем ватниками, существовали всегда. Это были добрые и злые, умные и глупые, честные и подлые — разные люди, которых от других отличала, в сущности, единственная древнейшая черта человеческой натуры: преклонение перед силой — неосознанное, зоологическое. Ватник — это раб в любой его разновидности. А посему каждый из нас, кто слепо следует чувствам или авторитетам, кто сильно напуган или безоглядно очарован — ватник ровно настолько, насколько он во власти у врожденной склонности стадного животного подчиняться силе. Чем дальше в глубь веков, чем ближе человек к породившим его джунглям — тем больше людей с психологией раба.

Концептуально времена ватников — уже в прошлом. Наиболее догадливая часть человечества давно раскусила незамысловатую ватную парадигму, провозгласив единственно возможной свободой — свободу от страха. Истина не может основываться на авторитетах. Думать иначе — значит устрашиться собственного разума и отказаться от понимания мира. А подлинная мудрость невозможна без понимания. 

Страх, закованный в броню слепой веры, отчаянно цепляющейся за усвоенные в младенчестве ценности, тем и отличается от разума, что претендует возвестить истину в последней инстанции, в то время как мысль бесстрашна и всегда способна признать, что изменение существующих на данный момент ценностей и истин рано или поздно окажется необходимым. Разум открыт и готов к диалогу. Вера и ценности склонны возводить себя в беспрекословный идеал. 

Конфликт между варварством и цивилизацией, который сегодня в Украине переместился из внутренних сфер духа на поля реальных сражений, это, в конечном счете, конфликт между авторитетом и наблюдением, между аффектами и осмыслением. Некоторые называют его войной света и тьмы. Древняя и точная метафора, только, как и все архаичное — слишком уж пафосная на сегодняшний день. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
  • Богдан Гордасевич Богдан Гордасевич 14 травня, 19:33 Те саме, тільки простіше: в РФ рахують, що ми - як вони, що ми однакові, а нами маніпулюють, задуривши нам голову, і вони нас рятують, а не окупують. І ми даємо самі привід так думати, посиланнями на Маяковського і тому подібне, але якби було чітке відмежування в нас кожного від них, то все значно б змінилось - значно. Тому ми не дзеркальні "ватники" - ні! Ми просто люди, хоча і не достатньо це розуміємо і в тому вся проблема. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно