Майдан как новый спонтанный порядок

6 февраля, 2015, 22:00 Распечатать Выпуск №4, 6 февраля-13 февраля

Человек формируется в ответах на 7 вопросов — "что хочу?", "что могу?", "что имею?", "откуда?", "куда?", "что такое Мир?" и "что такое Я?" В процессе поиска ответов и с их формированием образуются группы людей, сообщества, для которых эти ответы похожи или близки. Вследствие чего в обществе формируются спонтанные порядки, мотивированные внутренней логикой системы. Эти спонтанные порядки самосогласованно формируют и общество.  

 

Человек формируется в ответах на 7 вопросов — "что хочу?", "что могу?", "что имею?", "откуда?", "куда?", "что такое Мир?" и "что такое Я?" В процессе поиска ответов и с их формированием образуются группы людей, сообщества, для которых эти ответы похожи или близки. Вследствие чего в обществе формируются спонтанные порядки, мотивированные внутренней логикой системы. Эти спонтанные порядки самосогласованно формируют и общество.

Так возникают элементы рынка как ответ на вопрос "что хочу?" и "что имею?" Места обмена — базары, денежная система, система мер и эталонов и т.п. — примеры этих спонтанных порядков. Институт государства, занимающийся обеспечением прав собственности и другими производными атрибутами, — тоже спонтанный порядок, сформированный в ответах на вопрос "что имею?" и "что могу?"

Поиск ответа на вопрос "откуда?" приводит к появлению школ, университетов, цехов, больниц — всего, что формирует опыт как переосмысленное прошлое. Это тоже спонтанные порядки.

Когда человек ищет ответ на вопрос "куда?", он опирается на опыт, но и прогнозирует свое будущее. Вокруг этого процесса формируются политические спонтанные порядки, которые мы теперь определяем как партии, которые сплачиваются вокруг идеологий.

Вопрос "что такое Мир?" сформировал такие спонтанные порядки, как школы, университеты, академии. Но следует понимать, что знания, добытые наукой, интересны только как основа последующих эвристических интерпретаций, поскольку в качестве доказательства они продуктивны только в определенных моделях при определенных условиях. Поэтому вопрос "что такое Мир?" всегда будет оставаться открытым.

Вопрос "что такое Я?" был предметом опеки спонтанных порядков, которые мы определяем как религиозные культы, и не только. Эти порядки всегда "ненаучные" — в том смысле, что никогда не являются доктриной момента.

Спонтанные порядки всегда содержат в своей основе "загадку", в поиске ответа на которую они и возникают. Механизм образования спонтанных порядков в обществе можно модельно проиллюстрировать природными процессами. Когда энергия поверхностного натяжения ста отдельных капелек пара при определенной температуре и давлении превышает такую же энергию одной капли воды такой же массы, то капельки тумана самосогласованно (спонтанно) объединятся в каплю воды. Так и сообщество людей, одинаково представляющих себе цель, при определенных условиях начинает практиковать коллективные действия. Побудительных факторов здесь бесчисленное количество: общий язык, представления об успехе, признанные (воспринятые) общественные стереотипы и комплекс фиксированных действий, единые смыслы понятий, мировоззренческие представления и моральные предостережения — собственно, то, что мы называем матрицей культуры. Все это обеспечивает пространство доверия. Как в случае с паром эволюция капелек определяется минимизацией энергии поверхностного натяжения, так и в общественных процессах спонтанные порядки формируются вокруг доверия, которое является метафизической суммой необъятных обстоятельств, куда могут входить и улыбка, и доброе слово, и благосклонная интонация.

Понятно, что сами спонтанные порядки взаимопроницаемы. В каждом из них есть элементы других порядков. И такая классификация спонтанных порядков весьма условна. Она использована только как иллюстрация происхождения институтов общества, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

Главная задача спонтанных порядков заключается в сохранении, приумножении и передаче комплекса фиксированных действий человека, обеспечивающих его выживание и прогресс. Разные спонтанные порядки имеют разную продолжительность существования во времени. Одни из них быстро распадаются, другие же сохраняются в течение десятков поколений. Язык как спонтанный порядок вообще сопровождает народ в течение всего его существования. При этом совокупность спонтанных порядков может образовывать новый спонтанный порядок более высокого уровня. Например: кафедры, факультеты, университет. Они могут иметь и имеют иерархическую структуру, но по своей природе как совокупность спонтанные порядки всегда будут сетевыми. 

Спонтанные порядки — это не только институты. Сказки, легенды, мифы, анекдоты — любой текст с его последующими интерпретациями также являются спонтанными порядками. И именно они лежат в основе формирования общественных и семейных стереотипов, которые можно определить как метафизические спонтанные порядки.

Спонтанные порядки возникают из логики системы и существуют в ней. В самой системе постоянно возникают новые связи, также могут проявляться или становиться значительными уже имеющиеся, но скрытые коммутации. Часть связей исчезает. Если этот процесс происходит в рамках логики системы, то эффективность спонтанных порядков возрастает.

Если же в систему (общественный договор) начинают извне внедряться связи, не присущие логике системы, то это деформирует спонтанные порядки (институты) и снижает их эффективность в рамках имеющейся логики. Возникает конфликт, из которого могут быть два выхода: или отвергнуть (уничтожить) новые навязанные связи, или же изменить логику системы.

Надзор за этим процессом должен осуществлять политический, а лучше — креативный класс системы (общества).

Обычно новые спонтанные порядки возникают как результат изменения логики системы, вызванного изменением конфигурации присущих ей связей — смысла ответов на указанные в начале изначальные 7 вопросов. Если эти изменения вызваны "технологическими прорывами", то такие новые спонтанные порядки внедряются быстро, как, например, появление железной дороги, Интернета и его социальных групп. Если же изменения вызваны появлением новой картины мира, других нравственных законов или позитивных мотиваций, то новые спонтанные порядки будут формироваться длительное время. Но в обоих случаях процесс будет эволюционным, на основе проб и ошибок, а не принуждения. То есть он будет именно спонтанный. Таким образом, понятной становится печальная судьба "экспортных революций", вносивших в устоявшуюся систему связей беспорядок. Старые спонтанные порядки приходили в упадок, но взамен не возникали новые, так как навязанные связи были чужими для системы и не имели всеобъемлющей логики, хотя и могли быть аргументировано последовательными, но только одномерно или селективно. Образно говоря, такие связи были ответом только на отдельные из указанных нами 7 вопросов, да и то исключительно в определенных обстоятельствах.

Марксизм довольно точно и последовательно отвечал на вопрос "что хочу?", "что могу?" и "что имею?", строя свою логику вокруг вопросов собственности. Но историю "откуда?" он переосмысливал выборочно, формируя опыт бесклассового общества. Этот выборочный опыт ложился в основу идеологии прогресса к коммунизму — "куда?" В вопросе "что такое Мир?" марксизм стоял на куцых материалистических позициях, отвергая метафизику. А в ответе на вопрос "что такое Я?" он вообще нигилистически считал веру "фармакологической ересью" — "опиумом народа". Таким образом, в "центре" марксизма оказывалась не человек, а "квазичеловек" — искусственно созданный шаблон, жесткая матрица.

Возникала ситуация, особенно в идеалистических отклонениях стройных научных теорий, когда человек, который раньше понимал смысл своего успеха, знал свою историю, имел продуктивный опыт, дружественно воспринимал окружающий мир и принимал общественные стереотипы, вдруг терял координацию с социумом. Его опыт и комплекс фиксированных действий становились никчемными, а сам социум приходил в упадок. Спонтанные порядки, которые при этом возникали, были искусственными (не спонтанными). Они быстро распадались, или же для их сохранения во времени надо было прилагать дополнительные ресурсы. Чаще всего таким ресурсом становились принуждение, грубая сила, поругание. Достаточно вспомнить многострадальную Кампучию или инспирированные извне события на Востоке Украины.

Вопреки указанному, мы можем утверждать, что Майдан в Украине — это новый спонтанный порядок, возникший как проявление новых, скрытых в обществе и игнорировавшихся политическим классом связей, и он является отрицанием старой логики системы. Примером того, как новые спонтанные порядки в Украине заполняют провалы логики старой системы, могут служить добровольческие батальоны и движение волонтеров — фантастические образцы того, что создает пространство доверия. Указанные факты красноречиво подтверждают внутренние истоки Майдана, а не его внешнюю индукцию, как это хотят подать потерявшие влияние силы. Внешнее вмешательство никогда не генерирует доверие, поскольку всегда чрезвычайно затратно, и его "навязанные" порядки сразу распадаются, как только заканчивается ресурс, который их искусственно удерживал. Вспомните хотя бы большинство "антимайданов" предыдущей власти.

Украина сейчас находится в состоянии внешнего информационного троллинга, цель которого — дезориентация общества. Конечным результатом должно стать разрушение логики системы и распад действующих институтов — спонтанных порядков страны. Механизмом такого информационного влияния является разрушение общественных и семейных стереотипов через навязывание системе нигилистической логики войны. Но это, как всегда бывает у политтехнологов, — "игра в короткую".

Она заключается в предположении, что "вот мы все дезориентируем, разрушим спонтанные порядки, и "оно" все развалится". А что если "оно" не развалится, а сформирует новые связи, и на их основе появятся новые спонтанные порядки? События последнего времени дают резонные основания для такого вывода. Ведь на ксенофобские провокации украинское общество дало достойный отпор. Правдивые, а не выдуманные взаимоотношения евреев и украинцев сформировали не только семантический, но и когнитивный мем — "жидобандеровец". Представляли ли такой результат политтехнологи — "похитители будущего"?

Если мы осознаем эту ситуацию, то деструктивные действия внешней агрессии сможем использовать в свою пользу. В тех условиях, в которых оказалась наша страна, отчетливо заметны паразитные связи системы, тем более — ее метастазы.

Новая Украина — это новая логика системы и раскрепощенная инициатива, которые вместе сформируют новые спонтанные порядки. Например, если новой логикой общества признать концепты "заботы", "свободы", "собственности", то в треугольнике супероснов "власть" — "бизнес" — "общество" произойдет другая координация связей. 

Забота должна стать концептом общества. К тому же забота в самом широком понимании этого понятия: от семьи, соседей, знакомых и общины до истории, веры, традиций, сказок и предрассудков — собственно, матрицы культуры, которая формирует наше общее представление о действительном, а совокупность людей превращает в общество.

Культура — это совокупность метафизических спонтанных порядков, и забота о ней является самой насущной задачей.

Забота формирует доверие, а доверие является основой социальной субстанции жизни человека. 

Защита свобод гражданина должна стать концептом действий власти, которая, как совокупность спонтанных порядков, должна принять на себя новую логику системы. То есть пройти через трансформацию своих институтов.

Права вокруг собственности — новая корпоративная культура, цель которой — забота, должны стать инструментом другого содержания развития бизнеса.

В таком общественном договоре забота будет содействовать расширению свобод, свободы будут содействовать развитию собственности и капиталов, а они, в свою очередь, получат самое величественное предназначение — заботу.

Почему акцент следует сосредоточить на заботе? Да потому, что без заботы невозможно себе представить ни Майдан, ни добровольческие батальоны, ни волонтерское движение. А все они — новые спонтанные порядки Украины. Значит, и последующие спонтанные порядки будут формироваться вокруг логики заботы.

Забота увеличивает пространство доверия. Благодаря этому в экономике, обществе, быту становятся возможными такие транзакции, о которых нечего было и думать. Завоеванное доверие делает их реальными.

Как в случае с капельками пара динамика процесса определялась в сторону минимизации энергии поверхностного натяжения, так и в социальных процессах их вектором становится направление расширения поля доверия и его укрепление. Это — фундаментальная "механика" социума, указатель формирования его спонтанных порядков, их естественная эволюция. Если порядки искусственно создаются манипуляцией, то это в перспективе неизбежно приводит к потере доверия. Это обстоятельство манипуляторы компенсируют дополнительными затратами. Когда ресурсы исчерпываются, такие искусственные порядки распадаются: красноречивым примером являются финансовые пирамиды, "антимайданы", "карманные республики". Таким образом, становится понятной эффективность влияния санкций на манипуляторов.

Итак, можно утверждать, что динамика социальных процессов направляется на группирование вокруг спонтанных порядков, у которых самый высокий уровень доверия. На экономическом языке это формулируется как минимизация транзакционных затрат. Именно эта "механика" лежит в основе создания ТНК, которые можно считать глобальными спонтанными порядками. Указанный механизм, в свою очередь, подпитывает такие порядки и делает их устойчивыми во времени. 

Однажды Иван Франко вспоминал, как уже в возрасте встретил путешественников, и за разговором они у него спросили, не сын ли он того Якова Франко, который им когда-то давно сделал топор. Хвалили топор и вспоминали добрым словом кузнеца.

В селе община всегда сплачивалась вокруг спонтанных порядков, каковыми были кузнецы, косари, повитухи, сеятели, мельники и т.п. (Один мой дед был в селе непревзойденным сеятелем, а другой — ткачом). Людей вокруг них удерживало доверие к их делу, хотя в каждой семье такую работу, при необходимости, могли выполнить и своими силами. Само село было, таким образом, спонтанным порядком социальных ролей, в котором все его жители здоровались друг с другом и даже с незнакомыми людьми. Их сплачивало пространство доверия. Не потому ли таким притягательным был и наш Майдан — спонтанный порядок пространства доверия, и не потому ли такими карикатурными, пустыми были "антимайданы"?

Такое же и соотношение между социальной ролью человека (спонтанный порядок) и его социальным статусом (установленный порядок). Если статус не отображает логику, из которой возникла роль, то мы всегда получим конфликт. Для его нивелирования придется расходовать дополнительные ресурсы. Само игнорирование логики естественных спонтанных порядков и внедрение порядков выдуманных, построенных на логике политических манипуляций, является причиной возникновения бюджетных дефицитов стран. Вспомните хотя бы в нашей истории выдуманный с популистской целью порядок "дети войны".

Объяснить механику социальных процессов как группирование вокруг спонтанных порядков пространства доверия можно на основе современных научных данных. Они свидетельствуют, что наши мысли способны вызвать молекулярные изменения в генах.

Можно утверждать, что исторически в человеческих сообществах культивировались разнообразные мотивации: как положительные, так и отрицательные. Эти мотивации формировали соответствующие молекулярные изменения генов. Эволюция же сохранила только те сообщества, в которых преобладали положительные мотивации, поскольку только они обеспечивали выживание в условиях климатических катастроф, геологических катаклизмов, стихийных бедствий, эпидемий, голода и т.п. Поэтому очевидно, что альтруистичные, положительные мотивации современного общества (а они и лежат в основе доверия) имеют генетическую природу. То есть, в нашем предположении, можно утверждать, что спонтанные порядки общин, общества, цивилизации имеют генетически определенный вектор — укрепление доверия. Если мы обратимся к установкам мировых религий — метафизических спонтанных порядков, то убедимся, что большинство из них является совокупностью положительных мотиваций и инициаций, практическое применение которых формирует то же пространство доверия. 

С другой стороны, если мы попробуем проанализировать позорные явления истории, то в них можно заметить общую черту: все они являются вмешательством внешней силы в процесс формирования спонтанных порядков. При этом природа такой силы может быть разной, от бытового насилия над человеком — до внешней агрессии в отношении страны. Такая агрессия может не только содержать физическую составляющую, но и иметь метафизическую (информационную) природу. Насилие, безотносительно к его масштабам, — это и есть попытка навязать спонтанным порядкам чужую логику существования.

Поэтому важно, в оценках наших современных событий, понимать, что прошлый век на территории СССР явил собой пример не эволюционного отбора генетических факторов, а селективного отрицательного отбора, который проявился в голодоморах, системе ГУЛАГов, войнах. Естественная для человека система положительных мотиваций здесь была подчинена идеологической целесообразности, хотя на словах все выглядело иначе. Спонтанные порядки здесь подавлялись, а введенные порядки приводили только к накоплению затрат на их удержание. Что, собственно, и привело к упадку Союза. Постсоветское наследие на территориях бывшего СССР разное, в зависимости от глубины травмы отрицательного селективного отбора. Поэтому повторение "украинского Майдана" в России невозможно.

Украина должна переосмыслить события своего Майдана и все, что было после него, и начать новую эру заботы цивилизации, которая станет органическим продолжением заложенных в генах положительных мотиваций.

Если изменение логики системы будет подкреплено раскрепощением инициативы, то вместе они образуют новую систему связей, вокруг которых сформируются новые спонтанные порядки новой Украины, которая найдет свою фиксацию в содержании общественных и семейных стереотипов.

Изменить логику имеющейся системы означает:

— заместить избирательность применения законов их единым и одинаковым действием для всех, то есть от партикулярной логики ("Восток — дело тонкое") перейти к универсализму ("Закон суров, но это — закон");

— создать основания для наполнения человеком своей социальной роли естественным, значимым, а не выдуманным, навязанным содержанием;

— раскрепостить инициативу трудовых ресурсов, обеспечив им условия динамического социального статуса;

— вернуть в общественные отношения меру бытия, культуры, содействующие укреплению доверия в отношениях между людьми и спонтанными порядками. Значит, избавиться от нигилизма во всех сферах жизни. 

Все остальное — налоги, тарифы, цена на газ, люстрация, коррупция, неприкосновенность, "зарплаты депутатов" и пр. — уже суть дискурса внедренных изменений.

Если мы не изменим логику системы, то новые спонтанные порядки будут только новыми декорациями в старых сюжетах. Из них очень быстро исчезнет доверие, а мы будем продолжать горячие баталии вокруг "газа", "зарплат депутатов" и "неприкосновенности".

Майдан 2004 г. не нашел своего продолжения, поскольку система осталась в старой логике связей, а инициатива людей была переориентирована с поиска и создания новых спонтанных порядков в политические соревнования в поле старых концептов: "кто же будет заниматься газом?". Мы должны осознать это и не повторить допущенных ошибок.

Нынешняя трагическая база сравнения в стране — война — не лучшая координатная сетка. Она, кроме невротизации общества, формирует и брутальные версии поведения. Избежать их можно, только противопоставив логике войны логику победы и прогресса Украины, сформировав ее новую миссию — "Эра заботы".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Severin Severin 13 лютого, 13:49 вредоносная статейка. вирусня детектед. ибо, эта статья, по сути, пропагандирует клиповое, мозаичное, мышление, видимо созвучное мировоззрению автора. В МАЙДАНЕ же НЕТ НИЧЕГО СЛУЧАЙНОГО или СПОНТАННОГО. не в том смысле, что он подготовлен Америкой, как утверждают московские пропагандоны, это не правда., а в том, что Майдан есть проявление ВЕЧНОЙ БОРЬБЫ "СВЕТЛЫХ", открытых, демократических, соцсистем, с "ТЕМНЫМИ". закрытыми, подкожными, авторитарными и в конце-концoв, как следствие этой "ТЬМЫ" = КРИМИНАЛЬНЫМИ, ГИБРИДНЫМИ системами, ордынскими. именно поэтому, Майдану противостоит КРИМИНАЛЬНЫЙ антимайдан. и именно поэтому Орда так возбудилась, почувствовала угрозу Рузскому (ЗАКРЫТОМУ) миру со стороны Майдана. а Америка просто поддерживает Майдан, как и все другие ОТКРЫТЫЕ, ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ. т.е ВСЁ ЗАКОНОМЕРНО. и нет ничего "спонтанного". нет никакой "борьбы классов", шмаркс = идиот. но диалектика, единство и борьба противоположностей = ЕСТЬ. и Майдан есть это проявление ДИАЛЕКТИКИ, а лучше сказать, даже, ДАО, инь-янь, ибо, евреопейская диалектика лишь слабый, плохо проваренный, "упрощенный" вариант китайского ДАО. и в этой вечной ГАРМОНИИ ДАО (диалектики) нет ничего спонтанного, пока не появляются люди со "спонтанным", "клиповым", "мозаичным" мышлением. к сожалению. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно