"Квазичеловек"

26 июня, 2013, 19:40 Распечатать Выпуск №24, 26 июня-5 июля

В этой новой матрице, превращающей человека в "квазичеловека", моральный закон превращается в свод инструкций по использованию приборов, а счастье — предназначение человека — отождествляется с успехом и полностью определяется не богатством и гармонией связей с окружающим миром, а умением пользоваться этими приборами.

Де ти, чоловіче?

Яви мені образ твій і дай почути мені голос твій…

Григорий Сковорода

Приставка "квази" в научных моделях применяется в случае, когда рассматривается не сама частица, а частица с определенной совокупностью определенных связей с физической системой, которая эту частицу окружает. При этом, в зависимости от модели, одни связи игнорируются, а другие, наоборот, считаются существенными. Также игнорируется (или считается контролируемым) влияние прибора, с помощью которого эту частицу обнаруживают или исследуют. Так появляется понятие "квазичастица", данные которой используются уже в канонических уравнениях, установленных для "чистых" частиц. То есть любая модель описывает не действительное, а полностью определенное человеком представление о действительном. Поэтому наука, в отличие от веры, всегда является лишь доктриной момента, описанием нашего субъективного представления о действительном, но не самой действительностью 

В общих случаях сама приставка по своему смыслу используется для обозначения умозрительности понятия. 

Сейчас коммутация человека с реальным миром становится все более опосредованной. Человека окружает множество устройств и механизмов, которые он уже не способен постичь и влияние которых все более отличается от законов природы, где формировалась эволюция его понятий. Связи человека с окружающей действительностью трансформируются, и эта трансформация очень часто искажается "кем-то" сознательно путем манипуляций. Этот "кто-то" моделирует человека по собственному усмотрению (иногда для достижения локальных целей), а потом бросает его на произвол судьбы. 

В результате получаем "квазичеловека" — своеобразную производную от человека, у которого связи с окружающим миром обрастают метастазами манипуляций. Встреча такого "искусственного человека" с реальной действительностью вызывает у него шок, который в свою очередь формирует невроз. Если "квазичеловеку" не удается сублимировать его, то он даст о себе знать уже во вполне конкретной, а не притворной агрессии. Сублимация невроза у "квазичеловека" проблематична, ведь манипуляции разрушают его эволюционную матрицу Культуры, которая, собственно, и обеспечивала сублимацию невроза в труд, творчество, искусство, веру и общественные стереотипы. 

Как следствие, на место эволюционной матрицы Культуры внедряется новая, выдуманная, модельная административная матрица Культуры, главной составляющей которой становятся войны как работа и фармакология как искусство. Вера замещается бюрократической толерантностью, любовь — контрактом. В этой новой матрице, превращающей человека в "квазичеловека", моральный закон превращается в свод инструкций по использованию приборов, а счастье — предназначение человека — отождествляется с успехом и полностью определяется не богатством и гармонией связей с окружающим миром, а умением пользоваться этими приборами. Социум в своем классическом понимании распадается — пикселизируется на "квазилюдей". Собщество манипулизированных "квазилюдей" может сформировать только манипулизированный социальный заказ. Он всегда будет распылен. И если даже его удастся консолидировать, то он будет чужд человеку. "Новая механика" общественной жизни приводит к разрушению фундаментальных смыслов понятий: собственность уже не признается людьми, а объявляется людям; этика семейных отношений замещается нормами закона; естественное право человека деформируется в правила эксплуатации техники и механизмов.

Деньги — вечный спутник человечества в новейшей истории, универсальный инструмент и средство обмена — тоже испытывают безобразные смысловые искривления. 

К бумажным деньгам мы относимся как к вещи, которая наделена особым статусом и которую мы сами этим статусом наделяем.

Электронные же деньги — это "шуруп", который ввинтили нам в мозг.

Разница между бумажными и электронными деньгами — фундаментальная. Бумажные деньги являются носителями согласия и доверия людей. Электронные же деньги — это указание людям!

Если раньше человек устраивался на работу, получал заработную плату, а за деньги покупал жизненно необходимые товары и услуги, то с внедрением электронных платежей в этой осознанной и осмысленной цепи трансакций появляются звенья, которые человек уже не может ни осознать, ни постичь. Заработанные им деньги становятся набором возбужденных состояний — то ли электрических, то ли оптических, то ли квантовых. И к тому же на этом этапе человек полностью теряет контроль над заработанными деньгами: ими распоряжается не он, а администратор — неизвестный человеку
"кто-то".

Фактически этот "кто-то" начинает администрировать уже не только "замысел человека", но и "замысел относительно человека".

Таким образом, жизнь человека превращается в Имитацию жизни "квазичеловека".

Почему старая бабушка в селе годами не может попасть к такой же старенькой сестре, увидеть ее и поговорить с ней, хотя их дома стоят напротив? Только потому, что между их дворами проложили скоростную автомобильную магистраль, а до пешеходного перехода далеко, и ноги едва ходят, а по мобильному телефону не видно глаз, дрожания рук, не чувствуется горечь слез? По скайпу же заплаканных глаз родного человека не вытрешь. Так что — выход искать в том, чтобы перестать считать другого человека родным, всю работу души и сердца передоверить бюрократической процедуре и считать ЭТО успехом человека?!

Мы превращаемся в цивилизацию "квазилюдей", в которой от рождения любой обмен человека становится принудительным, а понятие об успехе — навязанным.

Чтобы избавиться этого "квази", следует понять и запомнить, что человеком нельзя манипулировать. Его нужно инициировать. Метафорически это можно объяснить так: манипулировать — это когда к двум шубам он покупает третью, инициировать — это когда из двух шуб он одну подарит тому, кто мерзнет.

Христос никем не манипулировал, поэтому Его инициация — Новый Завет — устойчива во времени и не распадается, поскольку никогда не была и не будет доктриной момента.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно