Ксенофобия как показатель невежества: растет вместе с человеком

29 марта, 2013, 19:20 Распечатать Выпуск №12, 29 марта-5 апреля

С началом нашего изучения этой проблемы средний показатель составлял 3,4 балла — наши граждане рассматривали представителей других наций как соседей и коллег по работе. Сейчас средний показатель вырос до четырех баллов — это означает, что восприятие "чужих" свелось уже к коллегам по работе.

Прискорбно, но факт: у нашей молодежи растет уровень ксенофобии. Неприятие "чужого" разрушает перспективу страны на полноценную жизнь в мире. Ксенофобия, по сути, — вид тяжелой гражданской ограниченности. И хотя социологические измерения этого явления показывают, что большинство наших людей все же не считают нужным "не пущать" в страну представителей тех или иных этнических групп, но нам есть что преодолевать в своем сознании. И это должна быть работа без ошибок.

Наш собеседник — генеральный директор Киевского международного института социологии Владимир Паниотто.

Четыре балла дистанции

Тему ксенофобии впервые в Украине начала изучать доктор социологических наук Наталия Панина. В 1992 г. она провела такое исследование с использованием шкалы социальной дистанции Богардуса. Последняя представляет собой вопрос, задаваемый каждому респонденту — "Я согласен допустить представителей названных национальных групп": как членов семьи (за положительный ответ начисляется 1 балл), близких друзей (2 балла), соседей (3), коллег по работе (4), жителей Украины (5), посетителей Украины (6), не пускал бы в Украину (7 баллов). Это некоторая адаптация американской методики — известно, что Богардус разработал эту шкалу в 20-х годах прошлого века. Институт социологии НАНУ, где работала Панина, проводил такие исследования каждые два года. А мы проводим такой опрос ежегодно с 1994 г. 

Конечно, недостаточно одного вопроса, чтобы измерить уровень ксенофобии — это сложное многофакторное явление. Но для измерения динамики этот показатель, который еще называют социальной дистанцией, подходит — если он растет, значит, и ксенофобия увеличивается. Мы регулярно измеряем динамику этого показателя как среднее по отношению к выбранным 13 этническим группам (а время от времени вставляем в список и другие). Среди них — украиноязычные украинцы, русскоязычные украинцы, русские, белорусы, евреи, поляки, немцы, французы, канадцы, американцы, румыны, негры, цыгане. Мы сознательно не ставили политически более корректный вопрос об афроамериканцах и ромах, поскольку далеко не все респонденты знают эти определения.

С началом нашего изучения этой проблемы средний показатель составлял 3,4 балла — наши граждане рассматривали представителей других наций как соседей и коллег по работе. В основном "чужих" не хотели допускать в качестве членов семьи и близких друзей, но сосуществовать с ними в одном социуме вполне соглашались. Сейчас средний показатель вырос до четырех баллов — это означает, что восприятие "чужих" свелось уже к коллегам по работе. Кстати, в 2007 г. он составлял 4,3 балла (позиция между коллегами по работе и гражданами Украины). Сохраняется и процент тех людей, которые не пускали бы представителей других наций в страну. 

В 1994–1996 гг. в среднем 34% взрослого населения готовы были допустить представителей других этнических групп как членов своей семьи и близких друзей, а в 2010–2012 — только 17% (опрос 2012 г. проведен по заказу центра IHRPEX). Лучше всего относятся (мы изучали не только этнические, но и лингвоэтнические группы) к украиноязычным украинцам (показатель социальной дистанции менее двух баллов), затем следуют русскоязычные украинцы (2,1), русские (2,5), потом с некоторым отрывом белорусы (3,2), поляки (4,2), вслед за ними идут евреи (4.3). Еще в 1994-м евреи были ближе, чем все остальные неславянские группы, а сейчас расстояние несколько выросло. Приблизительно на одном уровне представлены немцы
(4,8 балла), французы (4,8), американцы (4,8), канадцы (4,9), румыны (4,9). Хуже всего относятся к неграм (5,5) и цыганам (5,7). При этом 35% взрослого населения не хотело бы допускать в страну цыган, а 18% — негров. 

Вместе с тем уровень ксенофобии в Украине ниже, чем в России, но выше, чем в европейских странах и США. Отдельно задавался вопрос: "Если бы партия, которой вы доверяете, выдвинула кандидатом в президенты безусловно хорошо квалифицированного человека: женщину/еврея/чернокожего политика, проголосовали бы вы за такого кандидата? Так вот, в США за женщину проголосовали бы 87% населения, а в Украине — 70%. За еврея —  89 и 36% соответственно. То есть уровень антисемитизма в Украине существенно выше, чем в США. За чернокожего политика в США проголосовали бы 92% населения  (причем, пример Обамы показывает, что это не только декларации), а в Украине — 18%.

"Скачки" уровня ксенофобии

Уровень ксенофобии в Украине рос до 2000 г., потом начал падать. Мы полагаем, что это связано с уровнем бедности. С 2000-го начался экономический рост, и уровень ксенофобии начал падать, но в 2001-м, после террористического акта в США, он опять подскочил. И когда США начали войну в Афганистане, в СМИ постоянно обсуждался вопрос о "цивилизационной войне", разнице между этническими группами. Медиа-события также являются одним из факторов роста ксенофобии. Возможно, что и события в России периода чеченской войны, и сегодняшнее настороженное отношение в этой стране к "чужим" также влияют на уровень ксенофобии в Украине, поскольку значительная часть украинских телезрителей смотрят российские каналы.

Также мы заметили, что перед выборами уровень ксенофобии в Украине тоже "подскакивал". Скорее всего, в поиске своей электоральной ниши политики  подчеркивали различие Востока и Запада Украины, часть из них использовала и этнические стереотипы, особенно антисемитизм. Впрочем, в последние четыре года уровень ксенофобии в стране стабилизировался, хотя и на достаточно высоких четырех баллах.

Интересно, что на уровень ксенофобии в стране абсолютно не влияет пол респондентов — у мужчин и женщин одинаковые показатели. Меня удивило, что верующие терпимы, не более неверующих, а бедные и богатые в ответе на этот вопрос равны. 

Прежде всего, на уровень ксенофобии влияет образование респондентов, причем фактически линейно — чем выше его уровень, тем ниже уровень ксенофобии. Нельзя сказать, что образованные люди демонстрируют совсем уж низкий уровень ксенофобии, но, во всяком случае, он ниже, чем у людей необразованных. 

Cущественно влияет место жительства, тип и размер населенного пункта респондентов. В селе самый высокий уровень ксенофобии, в поселке городского типа он ниже, в городе с населением до 500 тыс. человек — еще ниже, а в крупных городах — заметно ниже. В лингвоэтнических группах уровень ксенофобии выше всего у украиноязычных украинцев, за ними следуют русскоязычные украинцы, и ниже всего он у русских. Однако это связано с тем, что среди украиноязычных украинцев гораздо больше людей живет в селе. Разница между мнениями украиноязычных украинцев, русскоязычных украинцев и русских в крупных городах нулевая. В данном случае на уровень ксенофобии влияет не сама по себе национальность респондентов, а место проживания. 

Мы задавали вопрос "Считаете ли вы себя принадлежащим только к одной национальности или к нескольким?", выявляя тех, кто считает себя только украинцами; больше украинцами, но и русскими; в равной мере украинцами и русскими; больше русскими, но и украинцами; русскими. Самым высоким уровень ксенофобии оказался среди тех, кто считает себя только украинцами или русскими. Самым низким — среди тех, кто считает себя в равной степени и украинцем, и русским.

Зависимость уровня ксенофобии от возраста опрошенных претерпела весьма печальные изменения. Если в начале наших исследований, в 1994–1996 гг., уровень ксенофобии повышался с возрастом (молодежь была существенно менее ксенофобна), то в 2010–2012 годах он стал существенно расти прежде всего среди молодежи. Сейчас самый высокий уровень ксенофобии у лиц пенсионного возраста и у молодежи. Это плохая тенденция: сложнее добиться оздоровления ситуации. Вероятно, на молодых людей больше, чем на взрослых, влияют различные негативные факторы, например, интерпретация в СМИ международных событий — после 2001 г. вопрос о межэтнических конфликтах стал обсуждаться гораздо чаще. Нужны особые усилия власти и оппозиции, различных государственных органов и общественных организаций для того, чтобы бороться с ксенофобией. Тем более, что демографическая ситуация в Украине не позволяет воспроизводить население за свой счет.

Во всех европейских странах уровень миграции существенно увеличился. С одной стороны, многие выступают, в том числе официально, против миграции. С другой — коренные жители стран не очень хотят заполнять рабочие места низкой квалификации. Целые группы профессий в Европе отданы мигрантам. Чтобы Украина могла идти по этому пути, уровень ксенофобии должен быть ниже, не говоря уже о формировании общечеловеческих ценностей. 

У истоков ксенофобии — невежество

Ксенофобия, безусловно, явление негативное. В последнее время некоторые считают, что это работает на сплочение нации: есть коренная или титульная нация, давшая название стране, и у нее должны быть некие предпочтения, а потому ксенофобия по отношению к другим — это хорошо. Некоторые предлагают ввести в паспорта графу "национальность", отслеживать, чтобы на всех руководящих позициях число этнических украинцев было не меньшим, чем статистическое соотношение. Удивительно, как плохо люди усваивают уроки истории, предлагая простые, но тупиковые решения. 

Что стоит у истоков ксенофобии? Это дискуссионный вопрос. Различные ученые выдвигали разные теории, но вряд ли можно сказать, что по этому поводу есть четкие представления. Одна из них, получившая некоторое эмпирическое подтверждение, — это теория "козла отпущения". Она показывает, что одним из факторов является ухудшение положения массы людей: чем оно хуже, тем скорее люди стараются найти "виновника". Обычно найти врага им помогает власть, поскольку это "громоотвод", отвлекающий внимание от действий самой власти. 

В Америке проводили эксперименты. Несколько групп школьников вывозили на остров в скаутский лагерь. По измерениям уровень расизма среди них был невысок. Но когда им начали искусственно создавать трудности, например, вовремя не подвозили еду, число конфликтов на расовой почве возрастало.

То же наблюдалось у нас с 1994 по 2000 гг. Сейчас у тех людей, кому не хватает денег на еду, уровень ксенофобии несколько выше, чем у тех, у кого все есть. Но это различие статистически незначимо.

Поиски "одиозных" групп идут во многих странах, и в каждой они могут быть свои. А вот антисемитизм — явление универсальное для многих стран. И нет убедительной теории, которая полностью объясняла бы эти факты.

Кроме "козла отпущения" у ксенофобов существует враждебное представление о группах людей, которых следует опасаться, поскольку они составляют конкуренцию, имеют лучшие способности и более приспособлены к жизни. Ксенофобия — это еще и попытка оправдать свои недостатки с точки зрения этнических стереотипов. Но люди этого не осознают и пытаются наделить тех, кого не любят, собственными отрицательными качествами. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 21
  • евгений харлан евгений харлан 28 квітня, 15:11 последние время на пост советском пространстве и на землях русской федераций усиленными методами при помощи борьбы с экстремизмом и терроризмом власть имущие люди развивают политическую и религиозную ксенофобию и апатрейдические настроение в обществе ибо власть говорит что государственная национальная религия и партия правильная а все остальные интернациональные религий и партий не правильные и отстаивают мнения элитной группы в ущерб меньшинства . согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно