Как человек потерял свою свободу

11 октября, 16:56 Распечатать Выпуск №38, 12 октября-18 октября

Современный человек понимает свободу как право выбора. 

Правда, у нас демократия превратилась в выборы президента и парламента. Есть выборы — есть демократия. 

Но в античности демократия состояла в участии в принятии решений. Не могла бы власть решать тогда сама — продавать украинские земли или нет, правильный мир по Донбассу или нет. Сейчас же работает подталкивающая схема, идущая извне: не продадите — не будет кредита.

В мире все имеет свои последствия. Бурный рост количества информации, в том числе благодаря соцмедиа, породил обратный феномен: информации так много, что теперь приходится искать не информацию, а человека под нее. И это стало серьезной проблемой для бизнеса и политики. Оказалось, что информации много, а людей мало.

И Зеленский, и Трамп имели на себе свой запас внимания, полученный заранее, он был порожден участием в телепередачах. У Зеленского это был "95 квартал", а у Трампа — шоу "Ученик" на NBC. В год появления на экранах это шоу стало седьмой по популярности программой в США. Исполнительный директор NBC П.Телегди считал, что если бы не шоу "Ученик", Трамп не смог бы даже выдвинуться в качестве кандидата от республиканцев. 

Актеры и телеведущие всегда входят в число популярных личностей. Заработанное на экране внимание они могут переносить в работу в рекламе, поскольку имеют узнаваемые обществом лица. Однотипный перенос узнаваемости из спорта на мэра сделал Кличко, а Вакарчук воспользовался своей популярностью певца, чтобы стать депутатом. Есть исследования, которые показывают, что избиратели также лучше голосуют за более красивых кандидатов. 

Во всем этом есть только одно "но": узнаваемость отлична от компетентности. Хороший человек — не обязательно хороший управленец. Мы избираем его по внешнему параметру, не зная о нем ничего в плане его возможностей по работе.

Советская система удержания внимания строилась на модели героев, которых поднимали на пьедестал во всех профессиях и для всех возрастов. Были дети-герои, летчики-герои, трактористы-герои... От них уже строились производные, дополнительные герои. Так, Стаханов "породил" стахановцев. Правда, теперь оказалось, что все тогдашние герои во многом не только не подходят для сегодняшнего времени, но и тогда при их создании были скрыты определенные несоответствия в их биографиях. Павлик Морозов не был пионером, Зоя Космодемьянская была не гражданским человеком, а военной разведчицей, 28 панфиловцев не было вообще... Но тогда героев все знали и помнили, а пропаганда пыталась доказать, что каждый сможет повторить их подвиг, отдавая свою жизнь за выживание страны.

Сегодня все ведут борьбу за внимание. Если раньше бизнесу вполне хватало заложить финансирование в рекламу и пиар, то сегодня этого просто недостаточно, поскольку подобное могут сделать все, нужно что-то иное, дополнительное.

Специальные университетские программы обучают, как удерживать внимание для бизнес-задач. Это уже сделали в Фейсбуке и на других технических платформах, где воспользовались опытом игровых автоматов, состоящем в том, что человек должен все время получать психологическое "подкрепление", чтобы не переключиться на другую деятельность. Для этого же были придуманы "лайки", которые человек пытается "заработать", и благодаря этому остается у экрана. Позитивные эмоции возникают не только когда мы получаем лайки, но и когда ставим их. Все это повышает наш социальный статус.

Внимание нужно и производителям телесериалов. Стриминговый сервис "Нетфликс" исследует, в каком месте и на какой минуте зритель перестал смотреть или, наоборот, включился "навсегда". Вспомним, кстати, как тяжело расстаться с сериалом, когда сезон заканчивается, поскольку нас поймали на "крючок", и мы уже не можем жить без этого сериала. "Нетфликс" предсказывает ваше поведение, получив ответы всего на несколько вопросов. Такие алгоритмы управления нами разрабатывают сто пятьдесят человек, являющихся специалистами по бихевиористской экономике.

Известный режиссер М.Скорсезе ("Таксист", "Славные парни", "Последнее искушение Христа") о фильмах студии "Марвел" (на которые валом валит народ, наверняка тоже созданные с просчитанной реакцией, поскольку фильмы стоят дорого, и никто не будет пускать деньги на ветер) отозвался так: "Это не фильм, где люди стараются передать эмоциональный, психологический опыт другим людям". При этом он забывает, что "Мстители: финал" собрали в прокате три миллиарда долларов, побив рекорд "Аватара" и заняв первое место. Это все потому, что знание, какие страхи хочет пережить зритель, сидя в уютном кресле, становится все более точным и основывается не на ощущениях одного режиссера, а на подсказках науки.

Исчезнувшая сегодня фирма Cambridge Analytica переманивала избирателей проголосовать за Трампа с помощью личностных обращений, предварительно составляя их психографические портреты по личной информации в Фейсбуке. Для этого они обработали 50 миллионов профилей пользователей. Причем некоторые сочетания этой информации даже трудно объяснить. Например, если человек любит кроссовки Nike и шоколад Kit-Kat, то он противник Израиля. Почему — непонятно, но работает...

Все это нужно чтобы знать свой "объект воздействия" (как это было в случае с президентскими выборами Трампа), а диджитальный директор кампании Зеленского М.Федоров утверждает, что они копали даже глубже, правда, не раскрывая глубину своей "лопаты".

Сегодня если не все, то те, кому надо (власти и спецслужбы), вышли на новый уровень "любви" к гражданам — они знают их лучше, чем самые близкие друзья. Китай вскоре введет это в масштабе всей страны, назвав системой социального кредита, когда каждый неправильный поступок гражданина отнимает у него очки. Не посещает родителей — минус. Не отдал долг — минус. Плохо отозвался о мандаринском языке — минус. В результате, по причине социального недоверия, можно не получить кредит в банке или не купить билет онлайн. 

И это касается не только Китая. США разрабатывают систему прогнозной полицейской работы. Устанавливаются три "благоприятных" параметра: для данного вида преступления, для конкретного преступника, для типа жертвы. Когда они сходятся в одной точке — быть преступлению. Поэтому в эту точку высылается дополнительное патрулирование, позволяющее предотвратить возможное преступление. Соответственно, сокращаются расходы на патрулирование. Британия развивает систему распознавания лиц, что в принципе нарушает приватность человека.

Ш.Зубофф назвала время, в которое мы живем, шпионским капитализмом, капитализмом слежки, надзора и т.д. Таких отрицательных слов в нашем лексиконе много. Она подчеркивает: "Капитализм слежки односторонне утверждает, что опыт человека является бесплатным сырьем для перевода в бихевиористскую информацию. Хотя часть этой информации используется для улучшения предоставляемых услуг, остальное объявляется собственным бихевиористским дополнением, отправляемым в прогнозные продукты, предсказывающие, что вы будете делать сейчас, вскоре или позже. В конце концов эти прогнозы продаются на новом типе рынка, который я называю рынком бихевиористских фьючерсов. Капитализм слежки стал очень богатым благодаря этим торговым операциям, поскольку многие компании хотят знать наше будущее поведение".

Нас "приручили", сделав неопасными, поскольку о нас знают то, о чем мы сами не догадываемся. Кстати, таким же хорошим определителем идентичности человека, задающим его поведение, является мода. Вспомним, как одинаковая форма воспитывала коллективное поведение (пионеры, армия). Вариант сталинского френча переместился в свое время в Китай, а теперь — в КНДР. Когда все одеты одинаково, они и думают одинаково. Приход новых поколений молодежи всегда связан с изменением моды: новые мозги видят себя в новой одежде и прическе. 

Специалист по моде К.Уайли передает идеологию С.Бэннона, в свое время потрудившегося над избранием Трампа: "Политика произрастает из культуры, поэтому для изменения политики надо изменить культуру. Тренды моды являются хорошим тому примером. Трамп — это в основе то же, что и пара угги или кроксов. Как перейти от людей, думающих что угги ужасны, к тому моменту, когда их носят все? Это та точка поворота, которую мы и ищем".

Сегодня мы вдруг оказались одной ногой в будущем, чего никто не ожидал. Однако наши взгляды чаще всегда были обращены в прошлое, а не будущее, поскольку так живется спокойнее. Прошлое уже прошло, оно нас не беспокоит, а до будущего еще далеко. Но это не так. Скорость изменения нашего мира стала возрастать. Сегодня, как и положено, это первыми почувствовали военные, поскольку именно они работают с будущими угрозами. США, к примеру, для создания армии нового типа запустили Командование будущего, аналогичное давно существующим Космическому или Киберкомандованию. Они аргументировали это тем, что противник (Китай или Россия) уже хорошо изучили современное состояние армии и знают, как против нее вести военные действия.

Главнокомандующий вооруженными силами Великобритании считает, что стало иным само понимание войны: "Меняющийся характер войны продемонстрировал, что не существует более различий между миром и войной. Понимаю, что я сейчас на войне, но это не та война, какой мы рассматривали ее в прошлом. Это все потому, что соревнование больших государств и война идей с негосударственными акторами угрожает нам ежедневно". 

Мир становится иным, и свобода индивидуального человека перестает быть в нем ценностью, поскольку его шаги можно просчитать наперед. Человек думает, что он сейчас сам решит, что будет делать, но big data знает это лучше его. В предсказании поведения конкретного человека можно и ошибиться, но масса людей всегда поведут себя предсказуемо. 70–80 процентов всегда поступят так, как от них ожидает наука. Политика и бизнес знают о нас больше, чем мы о них.

Не может быть свободы без свободы поведения. Но если кто-то знает мое будущее поведение даже лучше, чем я, то это какая-то ненастоящая свобода. Моя свобода оказалась очень предсказуемой для других, которые знают обо мне то, чего не знаю я сам. Если это и есть свобода, то очень странная, точнее, односторонняя. Это свобода под лучами чужого прожектора, от которого нигде не укрыться.

Если когда-то человек жил нелегко, поскольку зависел от многих материальных ограничений, но имел свободу, то теперь жить стало легче и веселее, но без свободы. Освободившись от многих ограничений материального мира, включая голод и болезни, человек стал рабом технологий, которые знают о нем все.

Мы потеряли свою личную свободу, которую отобрали у нас технологии. Многое решается за нас, при этом сохраняется иллюзия выбора, в рамках которой, однако, заранее известно, что или кого именно мы выберем. Это сделано в бизнесе, в политике, в кино... и повсюду. Иллюзия свободы заменила настоящую свободу. И это неизменно, поскольку человек всегда живет в мире иллюзий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 12 жовтня, 08:42 ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ. Глобализация привела мир в состояние, когда полученное с элементарными знаниями представление о материи, состоящей из вещества и энергии, превратилось в окружающий нас мир - материю, состоящую из информации, энергии и вещества. Это то состояние, о котором писал В. И. Вернадский, глубину которого мы начинаем постигать только сегодня. Речь идет о ноосфере. Ноосфера новое состояние биосферы, то есть всего окружающего нас и нас самих вместе взятых. Мы (человеки) становимся похожими на любой вид биосферы со своими генами, своей биомассой, своей пищевой цепочкой и что важно, своей экологической нишей. И в новых условиях ноосферы, о своей "личной свободе" мы теперь можем рассуждать, как о свободе лишь в своей экологической нише. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно