Чудовище агрессивного патернализма. Истоки и выходы

30 января, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 30 января-6 февраля

Украина и Россия являются наследницами патерналистского общественного договора Советского Союза. Но его эволюция в наших странах пошла по-разному. Украина попала в другую версию развития событий в России — внешнюю экспансию.

 

Культура — это быть достойным Его любви.

Так говорил вуйко Дезьо

 

В унаследованном от Советского Союза патерналистском общественном договоре (обеспечение за лояльность) власть для борьбы с внутренней "смутой" (любой инициативой) будет культивировать агрессивный патернализм. Неминуемой в такой динамике развития становится ситуация, когда после подавления внутренней "смуты" возникает угроза самой власти. Она либо превращает ее во внешнюю агрессию, либо сама становится объектом агрессии. 

Украина сегодня находится в поле внешней агрессии. И потому есть смысл установить природу возникновения данной ситуации.

За отправную модель возьмем такую картину. Представим себе домохозяйство, сотрудничающее с внешним миром условно в трех секторах: рынок — купить-продать, общество — договориться о солидарных действиях, власть — легализировать свои инициативы и статусы.

Предположим, что домохозяйство пребывает в состоянии устойчивого равновесия. 

В некий момент власть начинает ощущать, что теряет легитимность. Это может быть следствием различных факторов и их совокупности: казнокрадство, низкий профессионализм, последовательность экономических просчетов и ошибок и т.п. Для обеспечения своего дальнейшего присутствия во власти властные партии начинают прибегать к популизму, заигрывают с домохозяйством. Лукавя, они достигают цели, но в то же время формируются и новые обязательства власти.

Чтобы выполнить эти обязательства, власть начинает вмешиваться в рынок: она его зарегулирует. Ее фискальная и монетарная политика становится агрессивной. А соответствующие нагрузки на бизнес возрастают.

Бизнес тут же начинает оказывать сопротивление и обращается к институтам гражданского общества и СМИ как самой мощной их составляющей. Отдельно он апеллирует и к оппозиционным партиям. Институты ГО начинают кампанию критики и надзора за действиями власти, что приводит к утрате ее легитимности.

Чтобы это предотвратить, власть и далее прибегает к лукавству, у которого, в зависимости от ее циничности, много импровизаций. Власть может инспирировать фиктивные оппозиционные движения, ангажировать СМИ и другие институты ГО либо же создавать "собственные", провластные. Нигилистическая власть начнет искусственно создавать "общественные" движения ради собственной поддержки. В нашей истории все они обозначены приставкой "анти". А персоналии этих движений имеют уже международный мем — титушки.

Если в такой ситуации домохозяйство (его члены) захочет выступить с инициативой и легализировать ее, то неизбежно попадет под юридический и бюрократический троллинг государства, если оно посчитает инициативу вредной для себя.

В описанной ситуации домохозяйство оказывается отрезанным от рынка, а он к тому же зарегулирован и является продолжением государства. При обращении к обществу или общине домохозяйство "поговорит" с тем же государством. А апелляция к государству уже известна.

Ситуация, когда домохозяйство тотально окружено "заботой" государства, называется нишей выживания. В условиях, когда инициатива становится непроизводительной, да еще и отягощенной волокитой, коррупционной нагрузкой и психологическим истощением, домохозяйство "сворачивается", а в общественном договоре начинают властвовать установки патернализма: "Я тебе — признание, ты мне — обеспечение". В стране возникает основание для создания тоталитарной конструкции. Ее наполнение и персонификация — лишь вопрос времени. Ситуация становится крайне опасной, поскольку она самосогласованно подпитывается внутренней логикой социума, который уже является не совокупностью самодостаточных домохозяйств, а суммой ниш выживания.

Если в самодостаточном домохозяйстве постоянно возникающие вызовы и риски нивелировались отношениями с рынком и обществом, а проблемы решались через инициативу и поиск, то в нише выживания любой раздражитель вызывает невроз, ибо она, ниша, не обеспечена собственными средствами для его устранения. Ниша выживания будет вынуждена искать выход "извне", а окружена она со всех сторон государством. Этот процесс порождает ожидание сильной руки, поскольку сильное государство — это сильный защитник от неожиданностей жизни.

Понятно, что, лишенная инициативы и новаторства, такая экономика приходит в упадок. А это — конфликт с популистскими обещаниями. Власть оказывается в ситуации, когда "всех много, а всего мало". Таким образом, государство начинает культивировать в обществе установки, определяемые как "агрессивный патернализм". Он может быть направлен как на подавление внутренних врагов, так и на осуществление внешней экспансии.

Украина и Россия являются наследницами патерналистского общественного договора Советского Союза. Но его эволюция в наших странах пошла по-разному. Украина попала в другую версию развития событий в России — внешнюю экспансию. Это произошло в то время, когда наша страна сделала шаг к высвобождению из кабалы патернализма. И Крым, и Донбасс — это не причина, а повод к реализации неминуемого конфликта, имеющего экзистенциальную, а не территориальную основу.

Не стоит надеяться, что у россиян вдруг откроются глаза. Такие ожидания —политический инфантилизм, экономическая наивность. Общественный договор России создал в обществе установки, когда любые вызовы домохозяйства, не важно, какой они природы, всегда решает лидер. Это своеобразная палочка-выручалочка. Экскурс в сказки соседней страны указывает на глубинные корни таких установок: "Вот приедет барин, барин нас рассудит". И эти установки были всегда, а нынче их лишь раскрутили манипуляциями и пропагандой.

Созданная нами модель, при всей своей условности, как любая "краевая задача", дает возможность точно выделить доминирующие факторы деградации общественного договора и указать на необходимые предупредительные меры.

Прежде всего — вывести социум из состояния суммы ниш выживания, что означает дерегуляцию рынка, его демонополизацию, возврат ему признаков общественного блага. Четко разграничить власть и бизнес. Прекратить манипуляции с общественным заказом, что означает наполнение политической жизни другими смыслами, отличными от нигилизма и лукавства. Создать условия для развития независимых и обеспеченных институтов ГО. Это — неотложные задачи бизнеса и политического класса.

Изменить содержание отношений домохозяйства и государства с категорий "запрет-принуждение" на "содействие-обслуживание".

С учетом специфики последних событий — отдельное замечание об информационном пространстве. Нигилизм меры бытия уничтожил его как общественное благо. Мы должны понять, что плохо не тогда, когда есть нормы цензуры, а тогда, когда их нет. Поскольку отсутствие норм — это нигилизм, а за ним — и торжество избирательности, и торжество ресурсной силы.

Плохи, собственно, не нормы цензуры, а избирательность их применения. Абсолютной свободы слова быть не может. Это так хотя бы потому, что автор абсолютно убежден: есть слова, которые сын не может сказать родителям ни при каких обстоятельствах. А если это так, то всегда будет избирательность и в абсолютной свободе слова.

Речь даже не о нормах цензуры, а об установлении взаимных прав. В общем случае, условно, они могут быть установлены с точки зрения либо справедливости, либо законности. Но если они не будут установлены, пусть даже несовершенные, то мы не получим ни справедливости, ни законности. Будет произвол ресурса.

Должны быть единые нормы для всех. И только вокруг выполнения этой установки может происходить компетентная полемика относительно того, как эти нормы установить, чтобы они не мешали жить и творить. И кому поручить присматривать за этим. И нужно понимать, что отсутствие норм — это тоже норма, но норма грубой силы, против которой уже не будет законных аргументов.

Если нам не нравится принудительный характер норм ПДД, не следует садиться за руль. Если на дороге отменить ПДД, то такие правила сразу же установит тот, кто выедет на дорогу "в бронетранспортере". Нет сомнения, что первым его соблазном будет приехать со своими правилами в редакцию, на рынок, к соседу.

Компетентность журналиста заключается в том, чтобы обнаружить факт. Профессионализм — в том, чтобы сформулировать сообщение о факте. А порядочность — в том, чтобы не допустить сообщение без факта. Все это вместе будет составлять содержание понятия "самоцензура" как камертона информационного пространства, его новой корпоративной культуры.

И, наконец, если говорить о предупредительных мерах против формирования тоталитарного общественного договора, то всеобъемлющим инструментом такой защиты является культура. Матрица культуры — это координатная сетка человека в мире. Это именно спонтанные порядки общества, позволяющие человеку сублимировать страхи, возникающие от отношений с окружением. Это, в частности, работа, искусство, традиции, наука, вера, хобби, предрассудки, сказки, анекдоты и т.п. Чем шире и разнообразнее матрица культуры, тем устойчивее человек к внешним вызовам и неожиданностям. Культура — это ее иммунная система от невротизации. Патернализм — это чудовище убогой матрицы культуры, проявление ее никчемного состояния. Поэтому, если мы хотим увидеть устойчивое и самообеспеченное домохозяйство украинца, направленное своими ожиданиями в будущее, мы должны дать ему мощнейший инструмент такой реализации — культуру. И аргумент "а народу нравится" в данном контексте — это путь в ад.

Культура — это спонтанные порядки общества. Они достигают наивысшего эффекта не тогда, когда функционально значимые связи в обществе создаются и разрушаются внешним принуждением, а когда они являются внутренней логикой системы. Когда наше общество выйдет из доктрин ниш выживания, тогда и изменится его внутренняя логика. А значит, мы сможем говорить о новой культуре.

Политика — это состояние собственности в стране (преобразование ее в капитал), состояние и содержание диалога между домохозяйством и властью, бизнесом, обществом.

Задача политики заключается в том, чтобы сублимировать невротизацию общества, а не формировать ее и поощрять поиском врага. 

Год назад украинцы свой выбор задекларировали: наша судьба больше не будет складываться без нашего участия. Это — экзистенциальный выбор. Задача власти заключается в обеспечении его реализации. Конечно, возникает вопрос: что же делать с патерналистскими настроениями? Раскрепощение инициативы — единственный способ избежать грубой версии развития событий. Инициатива должна нивелировать патерналистские установки общественного договора и привести к содержательной его замене.

Если же кто-то захочет остаться в мнимом комфорте ниши выживания, никто ему не запрещает. Но и никто не позволит суверенитет ниши выживания, которым кто-то привык торговать, путать с суверенитетом страны или территории. Поскольку есть вещи, которые не продаются, ибо они бесценны — например, будущее грядущих поколений украинцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно