Армен Арутюнян: "Правительство должно принять все меры, чтобы мирное население не страдало"

20 июня, 2014, 18:15 Распечатать Выпуск №22, 20 июня-27 июня

Реестр проблем в Украине — от гражданско-политических до социально-экономических и культурных — сегодня очень широк. Но еще раз повторяю: пока есть надежда на то, что через политический диалог эти вопросы удастся решить мирным путем.

Уже три месяца на территории Украины — во Львове, Одессе, Харькове и Донецке, в Крыму — по приглашению украинского правительства работают 34 представителя Мониторинговой миссии ООН по правам человека. На днях управление Верховного комиссара ООН по правам человека опубликовало в Женеве новый, третий доклад о ситуации в Украине. Он насчитывает 58 страниц и охватывает период с 7 мая по 7 июня. Как и в двух предыдущих, большое место в нем уделено все ухудшающейся ситуации на Востоке страны и в Крыму, а также расследованиям трагических событий на Майдане и инцидента в Одессе.

Предыдущий отчет миссии вызвал бурную реакцию со стороны российского МИД, заявившего, что этим отчетом ООН оправдывает неправомерные действия украинских властей на Востоке страны. Для Украины, где, по сути, развивается спровоцированный Россией гражданский конфликт, а центральная власть слаба и несбалансирована, мнение третьей, независимой стороны сегодня важно как никогда. Прокомментировать доклад и рассказать о том, какие методики были использованы при сборе информации, ZN.UA попросило главу Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Армена Арутюняна. 

Господин Арутюнян, какие основные акценты сделаны в отчете мониторинговой миссии?

— По результатам мониторинга в доклад включено много фактического материала. В основном отчет касается вопросов, связанных с выборами, с ситуацией на Востоке Украины, в Крыму. Немалое место уделено расследованиям, которые идут по Майдану и инциденту в Одессе, а также тому, как Украиной выполняются Женевские соглашения. Ну и в конце, конечно, мы даем рекомендации правительству Украины и де-факто — властям Крыма и правительству РФ, которая на данный момент фактически управляет этой территорией. 

Что касается выборов, то мы особо акцентируем на том, что они прошли в один тур, и П.Порошенко получил почти 55% голосов. Если будут проведены соответствующие реформы и найден выход из ситуации коррупции и институционально-функциональной недееспособности, то это откроет для страны окно возможностей. Тот факт, что на момент распада Советского Союза ВВП Украины был равнозначен ВВП Польши, а спустя более 20 лет независимости стал в два раза меньшим, свидетельствует о неэффективности управления, что в результате и привело к Майдану.

Конечно, мы обращаем внимание на ситуацию на Востоке во время выборов, где несколько миллионов граждан, по сути, были лишены возможности реализовать свое избирательное право. Вооруженные группировки своими незаконными действиями просто не позволяли им сделать выбор. 

— К сожалению, выборы президента не решили проблему на Востоке страны. Эскалация конфликта продолжается. Вовлекается все большее количество населения. Увеличивается число жертв…

— Ухудшающейся ситуации на Востоке в докладе уделено большое место. Мы отмечаем эскалацию криминальной составляющей, от которой страдает местное население. Увеличивается количество вооруженных людей. Есть сведения о том, что среди них немало граждан Российской Федерации, в том числе из Чечни. Похищения, задержания, убийства, ограбления, пытки — это неполный перечень преступных действий, от которых страдает местное население. 

Вместе с тем и попытки властей восстановить законный порядок приводят к тому, что количество убитых и жертв среди местного населения возрастает. Мы начинаем получать информацию об увеличении количества похищенных. То есть, по сути, население страдает, с одной стороны, от незаконных действий вооруженных группировок, а с другой — от интенсивности столкновений в результате проведения операции по восстановлению порядка и законности. Особенно в населенных пунктах, находящихся в эпицентре событий. 

— Страна до сих пор не получила ответов о совершенных на Майдане преступлениях. Я имею в виду гибель "Небесной сотни"...

— Расследованиям, с точки зрения ответственности за ситуацию на Майдане и за то, что произошло в Одессе, мы также уделяем внимание. В обществе эти трагедии оставили глубокий морально-нравственный след, а потому излишне говорить, что всестороннее расследование и выявление виновных — это очень важно. 

Нас также очень беспокоит язык ненависти — взаимные обвинения, нецензурная брань и т.д., получающий все большее распространение в социальных сетях. Это дорога в никуда, которая ни к чему хорошему не приведет. Особенно нас беспокоят медиаманипуляции. Были слухи о том, что украинские вооруженные силы использовали вертолет с ооновскими эмблемами. Мы выяснили, что с реалиями Украины это не имеет ничего общего. Имели место также манипуляции с фотографиями раненого мальчика, которого представляли жертвой столкновений в аэропорту Донецка, а выяснилось, что фото были сделаны в сирийском городе Алеппо. Все эти медиаманипуляции создают определенный эмоциональный фон и формируют негативные реакции рядовых граждан.

— Украина пока только нащупывает возможные пути выхода из сложившейся ситуации… 

— Мы позитивно оцениваем шаги украинского правительства по выполнению Женевских соглашений. Проведение круглых столов, все большая вовлеченность в них представителей мирного населения Востока страны, независимо от политических взглядов, дискуссии по поводу статуса языка — все это очень важно, и мы это приветствуем. Противоречия существуют во всех обществах. Но смысл демократии в том, чтобы они не трансформировались в конфликты, а получали цивилизованное разрешение в правовом поле. И с этой точки зрения этот путь в диалог всех со всеми, который мы в принципе видели и в подходе правительства, и в инаугурационной речи президента, дает надежду на то, что постепенно вопросы будут решены. 

— Каковы ваши рекомендации?

— Конечно, мы даем ряд рекомендаций — как долгосрочных, так и, в первую очередь, краткосрочных, потому что доклад касается этого месяца. Правительству — в процессе проводимой операции по наведению порядка принять все меры, чтобы мирное гражданское население не страдало и помощь внутренне перемещенным лицам была оказана. В то же время мы акцентируем на том, что все задержанные в процессе АТО также должны быть обеспечены правами, в том числе и правом на доступ к адвокатской помощи. 

Что касается населенных пунктов, находящихся в эпицентре боевых действий, то, чтобы оценить ситуацию, понять, что там происходит и чем можно помочь людям, необходимо иметь туда доступ. Сейчас очень много слухов. И иногда они опаснее, чем реальность, потому что люди начинают домысливать. Причем в этой медиаманипуляционной атмсофере чаще — в негативном направлении. 

А негатива и так немало. 3 июня генпрокурор Украины объявил о 181 убитом с начала проведения АТО (14 апреля), уже 11 июня Минздрав говорил о 257. 14 июня к этой цифре добавились как минимум еще 49 человек. 

В Славянске, Краматорске — в этом регионе сегодня полностью или частично не функционируют 62 школы, 46 детских садов. 21700 студентов и 5600 школьников не имеют доступа к образованию. Ограничен доступ к медикаментам. 759 человек в Донецке (56% из них – ВИЧ-инфицированные) и 609 в Луганске (13% ВИЧ-инфицированных) используют заместительную терапию. И если возможность приема этих медикаментов будет прервана, это сразу же отразится на этих людях. 

— Занимаетесь ли вы расследованием случаев гибели мирного населения в результате проведения АТО? 

— Расследования — не наш мандат. Но там, где есть возможность, мы выезжаем и устанавливаем факты, которые отражаются в докладе. По каждому сегменту доклада приводится как минимум пять-шесть таких фактов.

Да, действительно были случаи гибели мирного населения вокруг аэропорта в Донецке от случайных, шальных пуль. Когда вблизи населенных пунктов идет полномасштабная перестрелка между вооруженными силами, подобные риски всегда велики. И правительство должно делать все, чтобы в процессе этой операции гражданское, мирное население, не вовлеченное в вооруженную борьбу, не страдало. 

— Многие источники утверждают, что в зоне проведения боевых действий фактически начинается гуманитарная катастрофа. Ваш мониторинг это подтверждает?

— Мы отмечаем ухудшение ситуации с подачей воды, электричества и т.д. в Славянске и Краматорске — в населенных пунктах, находящихся в эпицентре событий. Но на 7 июня оснований говорить о гуманитарной катастрофе у нас не было. На тот момент, хотя и с перебоями, происходили и социальные выплаты. В других местах региона инфраструктура, хоть и со сложностями, но работала. В докладе мы отмечаем, что если такая ситуация продолжится, то это возможно. Чтобы избежать этого, нужно что-то с этим делать уже сейчас. 

— В украинском обществе сейчас бытуют резко полярные мнения. Большинство считает, что в проведении АТО правительство должно идти до конца. Меньшинство — что операция должна быть прекращена ввиду последствий для мирного населения. Какова ваша точка зрения по этому вопросу?

— Я знаю одно: территориальная целостность страны является приоритетом. И правительство пытается восстановить законность и порядок в восточном регионе, потому что из-за вооруженных группировок, среди которых немало граждан РФ, пытающихся установить свои правила, там страдает в первую очередь мирное население. То, что люди начинают оттуда уезжать, свидетельствует об отсутствии там возможностей для полноценной жизни. Конечно, порядок нужно восстанавливать. Безусловно, если существует такая возможность, то мирным путем. А если уж проходит операция по восстановлению порядка, то необходимо принять все меры, чтобы гражданское население от этого не страдало. 

— Какими методиками вы пользуетесь при проведении мониторинга? Как получаете информацию и как ее проверяете?

— Прежде всего это информация, которую мы получаем сами как первоисточники. Сегодня мы — единственная система, у которой есть мониторы на Востоке Украины. Это дает возможность понять, что реально происходит. Там, где физически быть невозможно, мы проводим перепроверку информации, полученной от наших партнеров — международных организаций (например, от мониторинговой миссии ОБСЕ), от национальных институтов Украины. Если информация, полученная как минимум из двух-трех источников, совпадает, то мы считаем ее соответствующей действительности. 

— Есть ли сейчас у вашей группы доступ в Крым?

— По Крыму работает отдельная группа. Доступа нет. Но есть контакты с людьми, которые там живут, с общественными организациями, которые мониторят ситуацию, прямые контакты с представителями крымскотатарского народа. В XXI веке существуют большие технические возможности, чтобы мониторить ситуацию и без физического доступа. Кроме того, мы встречаемся с людьми, выехавшими из Крыма. Узнаем о причинах.

Как и в предыдущих докладах, ситуации там уделено большое внимание. Крым мы рассматриваем исключительно исходя из резолюции Генассамблеи ООН 68/262 о территориальной целостности Украины. В отчете отмечено ухудшение там ситуации с правами человека. Нарушаются свободы волеизъявления/выражения, перемещения, совести. Мы знаем о нападении на украинскую православную церковь, произошедшем около двух недель назад. Лица, известные своими проукраинскими взглядами, подвергаются постоянным угрозам. Особенно это проявляется в невозможности реализовать свое право на образование на украинском языке, на трудоустройство. Соответственно, для этих людей сужаются возможности на реализацию культурных и других прав. Все это приводит к ухудшению ситуации в Крыму. Плюс законодательная неопределенность. Украинское законодательство там уже не действует, а российское только должно заработать. Кроме того, они имеют несовпадения, а нередко и противоречия. В результате возникает правовая неопределенность, которая также оставляет свой негативный отпечаток на общей картине.

— После публикации предыдущего отчета комиссии российский МИД заявил, что ООН оправдывает неправомерные действия украинских властей на Востоке страны. А президент Беларуси А.Лукашенко отметил, что в нем не зафиксировано как нарушение прав человека прекращение подачи пресной воды в Крым. Какой реакции вы ожидаете сейчас?

— Мы не пишем доклад в расчете на ту или иную реакцию. Наше дело, насколько возможно, установить факты и отразить их. А уж восприятие отчета может быть разным у каждой страны. 

В нынешнем мы касаемся этого вопроса. На самом деле, речь идет не о питьевой воде, а о предназначенной для орошения земель. Кроме того, условия, на которых она подавалась туда ранее, отличаются от нынешних. Все не так просто. К сожалению, не имея доступа в Крым, мы не можем сделать объективную оценку, как прекращение подачи воды повлияет на ситуацию там. Проблема воды отражена в докладе как факт. И в дальнейшем мы будем это изучать. 

Вообще же, реестр проблем в Украине — от гражданско-политических до социально-экономических и культурных — сегодня очень широк. Но еще раз повторяю: пока есть надежда на то, что через политический диалог эти вопросы удастся решить мирным путем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно