Странные сервисы Пенсионного фонда

15 февраля, 17:34 Распечатать Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля

Бюджет Пенсионного фонда Украины на 2019 г. составляет астрономическую сумму около 400 миллиардов гривен.

© ПФУ / Facebook

На пенсии собранных денег фонда не хватает, — дотации из государственного бюджета составляют 167 млрд грн. Почти 5,5 млрд грн ПФУ получает за предоставление услуг по выплате пенсий и их администрированию. В пределах общего бюджета сумма незначительная, но выполняет ли ПФУ те сервисные функции, за которые получает эти деньги? Почему ни одна из попыток реформировать пенсионную систему Украины не затронула реформирование самого пенсионного органа, который уже давно должен работать в интересах украинских пенсионеров, предоставляя им услуги. Или новый сайт ПФУ — это и была реформа по повышению сервисности?

В октябре 2013 г., в предмайданное время, была опубликована моя статья "Высшая мера социальной защиты, или Кнопка для бюрократа", в которой я критиковал работу Пенсионного фонда. Речь шла о недостатках, присущих, к сожалению, многим учреждениям: большие очереди, пренебрежительное отношение к пенсионерам, недоступность помещений для людей с инвалидностью. Статья начиналась с юмора, а заканчивалась серьезным разговором.

Через два недели после публикации решением управления ПФУ в Приморском районе г. Одессы мне снизили пенсию. Такой вот креативный ход! Это — первый и единственный случай в истории Украины, когда журналисту была снижена пенсия после критической публикации, и снизил ее раскритикованный орган.

Вскоре управление собрало пресс-конференцию в Одесской региональной организации Национального союза журналистов Украины, на которой я присутствовал лично. На пресс-конференции руководитель управления, в то время Анжелика Легеза, публично, под аудио- и видеозапись поблагодарила меня за публикацию. Вроде бы критика помогла улучшить работу. Если бы...

По случаю г-жа Легеза сообщила, что снижение пенсии журналисту вовсе не связано с критической публикацией. Будто бы ошибку нашли...

Дальше стало еще интереснее. После публичной благодарности, аудиозапись которой есть, г-жа Легеза подала на меня судебный иск "об опровержении неправдивой информации и защите деловой репутации". Да, да, из-за той же статьи, за которую благодарила.

После судебного процесса продолжительностью два с половиной года в четырех инстанциях в иске управлению было отказано полностью (дело №522/26983/ 13-ц, в Верховном суде — №6-7115св15). Суд исследовал и подтвердил изложенные мною факты. Мы все из своих налогов оплатили и эти "административные" расходы фонда.

Поскольку моя пенсия оставалась сниженной, я был вынужден защищать свои права в суде. Это была тяжелая и долгая эпопея. Одним судебным процессом обойтись не удалось, поскольку управление после каждого суда выдумывало что-то новенькое.

По решениям судов по трем делам №522/209/ 16-а, 522/7044/17 и 815/2000/18, вступившим в законную силу, мою пенсию повысили — в целом на 1000 грн в месяц, и выплатили недоплаченную за все это время часть пенсии в размере более 40 тыс. грн. Решениями судов действия управления были признаны противоправными.

То есть оказалось, что мне не только нельзя было снижать пенсию, а нужно было повышать на значительную по сравнению с ее размером сумму.

А я продолжал критиковать управление в прессе.

В разгар Майдана, 11 января 2014 г., была опубликована еще одна статья с критикой управления — "Графы и маркизы Пенсионного фонда, или Пожизненное наказание журналисту", а потом еще много материалов в различных средствах массовой информации.

Управление отказывалось исполнять решения судов добровольно, исполняло принудительно, платя при этом большой исполнительный сбор, безответственно теряя средства ПФУ. И на это опять же пошли наши с вами налоги.

После исполнения решения по последнему делу управление, заплатив мне в очередной раз недоплаченную часть пенсии, подало отчет о полном исполнении в исполнительную службу. Кажется, тут и сказочке конец. Но нет. На помощь районному управлению, к тому времени получившему уже новое более солидное название — Центральное объединенное управление ПФУ в г. Одессе, пришел начальник Главного управления ПФУ в Одесской области А.Бураченко, который в письме в адрес своих подчиненных дал им прямое указание "откорректировать порядок исполнения судебных решений".

Каким образом? До неприличия простым — путем полного неисполнения!

Но ведь все уже было исполнено, отчет был подан в исполнительную службу! А ничего, управление сделало вид, что вновь нашло ошибку и снова снизило мою журналистскую пенсию. После четырех проигранных пенсионным фондом судов...

Г-н Бураченко не задумался над тем, что в Кодексе административного судопроизводства Украины есть статья 372 со следующим названием "Порядок исполнения судебных решений в административных делах", и она не может быть "откорректирована" районным управлением Пенсионного фонда и даже самим г-м Бураченко. Так что мне вновь пришлось идти в суд. Решением по делу №420/6558/18 распоряжение об очередном снижении пенсии было отменено. Мы в который оплатили из собственных карманов судебные баталии фонда.

Шестой год автору небольшой статьи в две с половиной страницы "не могут" правильно посчитать пенсию и, каждый раз проигрывая суды, упрямо продолжают спор. Не за собственные же средства судятся. Пока было предпринято уже пять попыток снизить пенсию, продолжается шестой судебный процесс.

Я обратился к представителю Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. Тот захотел ознакомиться с документами. И тут я и сам удивился: судебные документы затянули на шесть с половиной килограммов!

А представьте, что "жертвой" ПФУ является не опытный журналист с активной позицией, а пожилой человек без опыта, желания и вдохновения к подобным судебным баталиям. Разве отстоит он свои права? Вряд ли. Получит сниженную пенсию и промолчит.

11 августа 2007 г. в газете Одесской городской рады "Одесский вестник" была напечатана моя статья "Суд до потери пульса", где были раскритикованы непрекращающиеся судебные процессы ПФУ против пожилых людей, которые это государственное учреждение искусственно генерирует и ведет многие годы. ПФУ не только ждет смертей пенсионеров, особенно не скрывая этого, но и активно содействует приближению этих печальных событий. Сейчас именно такой метод применяется и ко мне.

И, к сожалению, опыт показывает: если где и можно решить спорный вопрос с чиновниками, то только в суде. Да, это трудно, но возможно!

Казалось бы, на какой-то ступени иерархии вопросы должны решаться в самом Пенсионном фонде. Есть районные управления, областные, Пенсионный фонд Украины в Киеве. Специалисты, главные специалисты, начальники отделов с заместителями, начальники управлений с заместителями, начальники департаментов с заместителями, — все получают зарплату из бюджета, от нас с вами. Только курьеров — "тридцать пять тысяч"!

Но жаловаться чиновнику на чиновника — напрасно портить бумагу. Из анализа многих судебных дел можно сделать вывод: какую бы ерунду ни совершили в районном управлении ПФУ, ее будут поддерживать вплоть до министра. Пока проходила моя эпическая битва за свободу слова и пенсию, сменились три министра социальной политики, два председателя ПФУ. Я последовательно обращался к каждому из них и получал отписки: все хорошо, хорошо, хорошо... Спать, спать, спать...

Например, приходили ответы наподобие такого: "Ваши документы 1996–1999 годов не соответствуют Порядку, утвержденному Правлением ПФУ в 2005 году". За подобный ответ студент первого курса юридического факультета услышит: "Садись, двойка!", но юристы Пенсионного фонда с высшим образованием, не краснея, годами таскают пенсионеров по судам, чтобы те доказали "специалистам" юридические азы.

Записано в Конституции Украины, в Кодексе административного судопроизводства Украины, что более ранние документы не могут и не должны соответствовать более поздним законодательным актам, ведь от этого они не перестают быть подтверждением важных юридических фактов. Но чиновники делают вид, что это неочевидно, и отправляют пенсионеров в суд.

В пенсионный фонд обращаются чаще всего законопослушные граждане, имеющие по 30–40 и более лет стажа. Представьте себе, например, водителя трамвая, который всю жизнь возил пассажиров и никогда не спрашивал у них, знают ли они правила дорожного движения. Он сам знал эти правила и использовал свои знания на благо всех людей, которых перевозил, в том числе работников пенсионного фонда. Но когда он придет в пенсионный фонд за пенсией, ему понадобится знание всего пенсионного законодательства, в том числе ведомственных порядков, а также знание судебной системы, чтобы заставить пенсионный фонд все это исполнить, поскольку в его отношении, скорее всего, будут применять совершенно другую логику: "Пришел, дурак, ничего не знает. Этот стаж мы ему не засчитаем, эту справку объявим недействительной. Дадим по минимуму. Пусть катится хоть в суд, хоть на кладбище!".

Зайдите в Единый государственный реестр судебных решений, почитайте, за что судятся пенсионеры. Корвалола не хватит! Но подавляющее большинство пенсионеров до суда не доходит...

К тому же алгоритм расчета пенсии согласно Закону Украины "Об общеобязательном государственном пенсионном страховании" слишком сложный. Представьте себе, что для правильного расчета пенсии надо найти минимум дискретной, степенной функции, чтобы удалить из расчета 60 самых плохих месяцев. Потом найти еще максимум такой же функции, чтобы прибавить 60 самых лучших месяцев. Несмотря на то, что в математике существует много методов поиска оптимума функции многих факторов: покоординатный спуск, градиентный спуск, метод Монте-Карло и другие, в этом случае такую оптимизацию можно выполнить только методом полного перебирания вариантов.

Чтобы найти эти оптимумы, нужно рассчитать несколько сотен значений функции, а для вычисления только одного значения функции надо выполнить несколько сот операций деления, умножения, сложения с точностью до шестого знака после запятой. В пенсионном фонде оптимизацию выполняют с помощью специальной компьютерной программы. Кстати, это сделают в том случае, если пенсионер просил об этом в своем заявлении.

Сам пенсионер выполнить вручную эти расчеты предварительно или для проверки не сможет из-за очень высокого объема вычислений. На веб-сайте ПФУ должен быть пенсионный калькулятор, с помощью которого пенсионеры могли бы выполнить такие расчеты, но там с 1 октября 2017-го — уже более года — красуется надпись: "Уважаемые пользователи! Сейчас дорабатывается новая версия пенсионного калькулятора. Извините за временные неудобства". Вот такое Монте-Карло!

Программист средней квалификации может сделать такую программу поиска оптимальных периодов оптимизации за одни сутки, — в программе по двум циклам перебора нет ничего сложного, но ПФУ уже год и четыре месяца не в состоянии ее разработать.

Может, вся эта сложность расчета привела к хорошим, справедливым результатам? Нет, всем известны перекосы, когда люди со стажем по 50 лет получают пенсии не намного выше минимальных. Это уже признал министр соцполитики г-н А.Рева.

Вот такие дела.

Мы с вами, работая всю жизнь, породили какого-то монстра, который хочет только обжираться, не брезгуя пенсионерами. На выплату пенсий собранных денег фонда не хватает, но их хватает на содержание тысяч циничных бюрократов, ведущих суды с пенсионерами, на оплату работы исполнительной службы, заставляющей пенсионный фонд исполнять решения судов.

Вот такая жизнь "по-новому". Почти шесть лет беспрерывных судов пенсионного фонда с журналистом! Противоправные действия, начатые при Януковиче, еще активнее продолжаются при Порошенко, да еще и с теми же должностными лицами. Мне думается, мы все ожидали других, намного лучших, результатов...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно