А что в корзине?

19 апреля, 17:55 Распечатать Выпуск №15, 20 апреля-25 апреля

Весовая структура инфляции в Украине и мире.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Обнародование весовой структуры для расчета индекса потребительских цен в Украине на 2019 г. вызвало широкую дискуссию в экспертном сообществе. 

В частности, в каких еще странах доля расходов на продукты питания и безалкогольные напитки превышает 45%? О чем свидетельствует удельный вес алкоголя и табака более 8%? Почему в корзине упал вес жилищно-коммунальных услуг, дорожающих из года в год? Об этом, а также о мировой практике пересмотра весовой структуры корзины — в этой статье.

Индекс потребительских цен (ИПЦ) рассчитывается Государственной службой статистики Украины (ГССУ) в соответствии с мировой практикой и рекомендациями международных организаций. Именно этот индекс использует НБУ для целей своей монетарной политики — таргетирования инфляции. В свою очередь, индекс инфляции базируется на совокупном изменении средних цен репрезентативного набора товарав и услуг. А сам репрезентативный набор формируется на основе данных о потребительский расходах домохозяйств.

Важно понимать, что веса в инфляционной корзине отображают усредненное потребление всех украинцев, а не отдельных лиц. В ежедневном пользовании каждый человек отдает предпочтение разным продуктам и услугам, — кто-то больше любит рыбу, а не мясо; кое-кто предпочитает, чтобы в квартире горели все лампы, а другим нравится полутьма; а некоторыми товарами и услугами вообще пользуется только определенная доля домохозяйств (аренда жилья, маникюр, еда для животных).

Кроме того, в усредненный потребительский набор входят товары длительного пользования. Например, бытовую технику люди покупают раз в несколько лет, поэтому граждане менее склонны следить за ценами на них и включать в свой индивидуальный набор, что формирует их личное восприятие инфляции. Ведь, как правило, мы хорошо помним цены на то, что покупаем регулярно: хлеб, молоко, яйца, билет на транспорт, жилищно-коммунальные услуги.

Нюансы методологии

Пересмотр весов Госстатом (и, соответственно, определение удельного веса компоненты в инфляции) индивидуальных ценовых индексов для различных категорий товаров и услуг происходит ежегодно. А сам список товаров и услуг пересматривается статслужбой один раз в пять лет. Заметим, что товар (услуга) включается в набор потребительских денежных расходов, если его вес в затратах составляет не менее 0,1%.

В последний раз потребительский набор пересматривался в 2017-м. И этому предшествовало принципиальное изменение методологии. До 2017 г. для расчета весов отдельных компонент в индексе инфляции использовалась информация по результатам обследования условий жизни домохозяйств (ОУЖД). Результаты этого специального опроса имели несколько существенных недостатков. Прежде всего в его выборке был излишек представителей старших возрастных групп, а уровень участия жителей крупных городов был очень низким. Например, согласно Стандартному отчету по качеству государственного статистического наблюдения ОУЖД, в 2017-м уровень участия в опросе в Киеве составил только 40,4%. То есть из десяти отобранных участников лишь четверо соглашались принимать в нем участие. При этом более зажиточные слои населения в целом неохотно принимают участие в подробных опросах о своем достатке. Согласно данным ОУЖД за 2017 г., опрошенные домохозяйства в той же украинской столице в среднем за месяц тратили меньше, чем семьи, живущие в Закарпатской или Тернопольской области. Это выглядит странным.

Поэтому с 2017 г. Госстат кардинально изменил подход к весовой структуре составляющих инфляции, — теперь она строится на данных системы национальных счетов (СНС) по потребительским расходам домохозяйств согласно международной классификации индивидуального потребления по целям (КИПЦ). В результате весовая структура инфляционного набора приблизилась к потреблению всех домохозяйств. А сам показатель начал более точно отображать инфляционные процессы.

Затем происходят определенные корректировки. В частности из данных СНС исключаются расходы на наркотические изделия, азартные игры, страхование жизни, товары собственного производства, покупки украинцев вне пределов страны, плата за проживание в собственном жилье. При этом добавляются расходы иностранных граждан на территории Украины.

Данные по СНС публикуются с опозданием почти на год, поскольку обработка огромного количества статистических данных требует времени. Так, в 2019 г. основой для расчета ИПЦ является структура потребительских расходов за 2017-й. Но это не устаревшая информация, поскольку статведомства в своих расчетах актуализируют удельные веса с учетом динамики цен за этот промежуток времени. Иными словами, для расчета ИПЦ в январе 2019 г. вес каждой компоненты за 2017 г. умножается на изменение цен с 2017-го по декабрь 2018-го. Потом полученные весовые коэффициенты нормализуются, то есть сумма всех весов приводится к 100% (см. рис. 1).

Еда — самая большая статья расходов для стран с низким уровнем доходов

Необходимость есть и пить является базовой потребностью человека по пирамиде Маслоу. Поэтому прежде всего жители планеты удовлетворяют свои потребности в продуктах питания и безалкогольных напитках. Чем больше остается на другие расходы, тем богаче граждане.

Украина — беднейшая страна в Европе. Доля продуктов питания и безалкогольных напитков в ИПЦ в Украине составляет 45,4% (см. рис. 2). Как мы видим из рисунка, на протяжении последних трех лет эта доля несколько выросла, что связано со стремительным подорожанием продуктов питания в течение этого времени.

Ближайшие европейские соседи по этому показателю — Молдова (38,6%) и Албания (40%). Соседями Украины по доле продуктов питания в потребительской корзине являются Камбоджа, Гана, Танзания, Афганистан, Алжир, Египет. Вместе с тем отметим, что мы далеки от таких очень бедных стран, как островное государство Сан-Томе и Принсипи и Южный Судан, где у людей на продовольствие уходит почти три четверти расходов — 72,7 и 71,4% соответственно.

Вместе с тем в странах с высоким уровнем доходов жители значительную долю средств оставляют в заведениях общественного питания. Например, доля услуг ресторанов и отелей в ИПЦ жителей Швейцарии составляет 9,4%, Великобритании — 9,7, Австрии — 12, Ирландии — 18,8%. В Украине все скромно — всего 2,5%.

А вот доля алкогольных напитков и табачных изделий в нашей стране очень высокая — 8,3%. Это существенно больше, чем соответствующий показатель в соседних странах (Россия — 5,7%, Беларусь — 5,5, Молдова — 3,3%), но отвечает уровню многих стран — членовх ЕС, где такие расходы могут превышать 9% семейного бюджета. 

Чем это объяснить? Высокими темпами роста цен на табачные изделия в Украине, что вызвано поэтапным повышением акцизов на них. Так, во исполнение обязательств Украины в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС акцизы на сигареты в нашей стране должны достичь
90 евро за тысячу к 2025 г., что также соответствует рекомендации ВОЗ — 70% от цены. В 2017 г. доля акцизов в цене сигарет составляла в Украине 57%, тогда как в России, Беларуси и Молдове — 36, 32 и 42% соответственно (по данным The Tobacco Atlas).

Интересно, что несмотря на существенный рост цен в последние годы доля расходов на алкоголь и табак среди украинцев практически не изменилась. Это может объясняться постепенным сокращением потребления табачных изделий. По данным Global Adult Tobacco Survey, в 2017-м количество жителей Украины, куривших табачные изделия, снизилось по сравнению с 2010 г. на 19%, а общая доля курильщиков сократилась до 22,8%.

Жилищно-коммунальный парадокс

Еще шесть лет назад расходы среднестатистического украинца на услуги ЖКХ уверенно превышали 11% потребительской корзины. В нынешнем году удельный вес раздела "жилье, вода, электроэнергия, газ и другие виды топлива" в украинском ИПЦ составила только 4,9% и сегодня является одной из самых низких в мире. Больше всего тратят на эти услуги жители США, Великобритании, Германии, Объединенных Арабских Эмиратов, Ирана (свыше 30%), меньше всего — Экваториальной Гвинеи, Тонги и Южного Судана (2–3%) (см. рис. 3).

Такая низкая роль расходов на жилищно-коммунальные услуги в смете провоцирует недоверие к индексу инфляции, ведь цены на эти услуги в Украине постоянно растут, а люди, по ощущениям, платят за ЖКУ намного больше. Попытаемся разобраться с этим феноменом.

Согласно данным ГССУ (а именно: экспресс-выпуску "Про оплату населенням житлово-комунальних послуг"), в 2017 г. населению Украины было начислено к оплате за жилищно-коммунальные услуги 86 млрд грн. Но фактический уровень оплаты (напомним, для расчета ИПЦ используются фактические денежные расходы населения) составил только 88%, то есть было уплачено 75,6 млрд грн. По данным СНС, общие располагаемые доходы населения в 2017 г. составили 2008 млрд грн. Соответственно, для усредненного украинца уплаченная сумма за ЖКУ составляла всего 3,8% располагаемых доходов.

Близкие цифры получим и при сравнении объемов фактически оплаченных населением жилищно-коммунальных услуг с конечными потребительскими расходами или общими затратами населения на приобретение товаров и услуг за 2017 г., — 3,9 и 3,2% соответственно. Конечно, как говорилось выше, для потребностей расчета весовой структуры ИПЦ суммы расходов/конечного потребления проходят несколько корректировок. Но порядок приведенных цифр свидетельствует, что доля начислений населению за потребленные коммунальные услуги в целом соответствует данным весовой структуры инфляции.

Почему же по ощущениям мы платим больше? Главная причина — уже упомянутое несоответствие индивидуального потребительского набора и усредненного для всех украинских домохозяйств. Кто-то платит за отопление 500 грн даже в сильные морозы, а другой — 4000. Причем разница в платежках за отопление может зависеть не только от доходов, но и, например, от энергоэффективности дома и площади помещения.

К тому же следует учитывать, что нагрузка жилищно-коммунальных расходов на семейный бюджет на протяжении года неравномерная. Так, в течение 2017 г. такие начисления в отопительный период в среднем за месяц были в 2,2 раза выше по сравнению с соответствующим показателем в неотопительный период (с мая по сентябрь включительно). А люди склонны помнить большие суммы затрат по сравнению с меньшими.

Также радикально повлияли на структуру потребительской корзины граждан субсидии. Согласно данным Госстата, в 2017-м почти половина домохозяйств получала субсидии на оплату ЖКУ. Их общий объем согласно Годовому отчету о выполнении Государственного бюджета Украины за 2017 год от Государственной казначейской службы Украины составил почти 70 млрд грн — почти столько же было начислено населению для оплаты за потребленные услуги в 2017 г. (начисленные для оплаты суммы за потребленные услуги ЖКХ не учитывали субсидий). То есть приблизительно половину таких затрат несли жители, а половину компенсировало государство из бюджета.

По сравнению с 2016 г. общий объем субсидий увеличился на 58%, а охват домохозяйств программой субсидий был самым высоким именно в 2017-м. Напомним, что до нынешнего года субсидии преимущественно оплачивались государством напрямую поставщикам коммунальных услуг. Соответственно, объем субсидий не включается в расчет ни конечных потребительских затрат, ни денежных расходов населения.

А значит, монетизация субсидий, введенная в 2019 г., вероятно, изменит ситуацию, но на весах это скажется только в 2021 г.

Наконец, имеет место и более экономное потребление домохозяйствами ресурсов на фоне увеличения тарифов, — это еще одна причина сокращения доли расходов на коммунальные услуги в конечных потребительских расходах и в весовой структуре ИПЦ. В частности, согласно данным НАК "Нафтогаз Украины" потребление газа населением в 2017-м сократилось на 6% по сравнению с предыдущим годом.

Остальное — как у соседей

Доля расходов на непродовольственные товары и услуги в Украине мало отличается от соседних стран (см. рис. 4).

Так, удельный вес одежды и обуви в ИПЦ составляет 5,3%. Существенное влияние на роль этой компоненты в разных странах, среди других факторов, оказывают климатические условия стран. Доля расходов на одежду и обувь в Украине в целом отвечает странам с похожими климатическими условиями: в Турции — 7,2%, Латвии — 6, Польше — 5,7, Румынии — 5,6, Словакии — 4,4%.

Доли расходов на здравоохранение и транспорт в 2017 г. также несколько снизились по сравнению с предыдущими годами. Переход на СНС в 2017-м способствовал более точному отображению расходов на эти компоненты. В частности, был увеличен вес топлива, которое покупают преимущественно более зажиточные граждане с собственным авто. Также увеличение расходов на здравоохранение отображало распространение платных медицинских услуг. В целом доля расходов украинцев на эти компоненты соответствует значениям как соседних стран, так и других государств мира с похожим уровнем экономического развития.

Как видим, весовая структура для расчета ИПЦ в целом отображает состояние социально-экономического развития страны. Это также подтверждается международными сравнениями, а ежегодный пересмотр весовой структуры является необходимым условием поддержания актуальности таких расчетов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно