Система словно во времена Сталина: что не так в украинской науке

29 ноября, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Как будут присуждать научные степени и лишать их

Успех в образовании и науке в нашей стране определяется степенями и дипломами, полученными тем или иным ученым. Вершина достижений — диплом доктора наук. Есть и другой путь — можно приобщиться к иностранным научным сообществам и защититься за границей. Разница будет существенная, поскольку системы подготовки научных кадров в зависимости от стран отличаются как формой, так и содержанием.

Особенность нашей системы научных степеней в том, что она продолжает советскую и постсоветскую традицию, когда научная деятельность тотально огосударствлена, научные сообщества функционируют формально и состоят чаще всего из лояльных к системе лиц. В то время как западная научная традиция предполагает активное участие научных сообществ в росте ученого, коллегиальную самоорганизацию и самоуправление, а также привлечение продуктивных кадров, способных наращивать научное знание. Конечно, существуют разные варианты прозападной организации науки, например англосаксонская модель базируется на состоятельности университетских сообществ, в то время как континентальная (европейская) — на деятельности научных сообществ через общества или академии.

При этом в западной традиции инициация — признание ученого профессионалом и членом сообщества — происходит один раз. Хотя в некоторых системах, например в Польше, Германии, Дании, для получения лицензии профессора университета надо доказывать свою квалификацию через механизм габилитации.

В сталинские, да и более поздние советские времена, для того чтобы подтвердить свою благонадежность перед государством ученый должен был защищаться дважды. Первая защита давала право получить статус кандидата, а вторая — доктора наук, то есть настоящего научного работника. Для поддержки такой системы нужны большие затраты времени и усилий. Поэтому всегда стоял вопрос ее низкой производительности, поскольку она не просто обслуживала воспроизведение научного сообщества и рост его вклада в общество, а освящала статусно-ритуальную иерархию отношений, основанных на искаженных ценностях.

С обретением независимости ситуация несколько изменилась. Евроинтеграционные стремления нашли свое воплощение во введении научной степени доктора философии. Теперь человек может стать ученым, пройдя первую защиту. Хотя для продолжения карьеры необходима и вторая, чтобы стать доктором наук. Таким образом, на сегодняшний день в Украине действует гибридная модель аттестации научных кадров, состоящая из двух уровней: первый прозападный, а второй — просталинский. Довольно химеричное творение, не так ли? Эту химерность надо урегулировать, нужно осовременить нашу систему присуждения научных степеней. И Кабмин сделал такую попытку.

Недавно правительство утвердило новый Порядок присуждения и лишения научной степени доктора наук (далее — Порядок), разработанный МОН. Какие же изменения произошли по сравнению с правилами, действовавшими ранее?

Во-первых, новый Порядок больше напоминает законодательный акт, чем четкий алгоритм, поскольку в общей части содержит перечень и определение примененных терминов. Например, в определении докторской диссертации мы узнаем о новшествах в объеме и форме подачи научных результатов. В частности, к защите подаются работы объемом не менее 10 авторских листов, то есть 220 страниц, при условии, что страница будет содержать 1800 знаков. Раньше для большинства отраслей наук объем докторской должен был составлять 11–13 авторских листов (от 242 до 286 страниц), а для социогуманитарных — 15–17, или 330–374 страниц. Теперь можно защищать научный труд в виде научного доклада по совокупности статей или монографией. Объем научного доклада — не менее трех авторских листов, или 66 страниц. Введение защиты в форме научного доклада будет содействовать интеграции Украины в международное образовательное пространство, поскольку во многих странах существует практика получения научной степени по совокупности статей.

Отдельным определением в Порядке подчеркнута роль рецензента. Раньше она так не выделялась. Вероятно, это попытка перераспределить полномочия и ответственность более широкому кругу лиц, участвующих в аттестационном процессе.

Заслуживает внимания имплементация в нормативном акте принципа академической добропорядочности, упоминания о принципах которой пронизывают текст от начала до конца. Но пока что это лишь декларации, нет процедур рассмотрения кейсов НАОКВО, которые могут реально обеспечить этот принцип.

По сравнению с предыдущим, новый Порядок содержит больше разделов, в частности о квалификационных требованиях, проведении предварительной экспертизы, рассмотрении диссертации и аттестационного дела в МОН. Он стал значительно объемнее и подробнее.

Во-вторых, в новый Порядок вернули разделы о лишении научной степени и рассмотрении апелляций, исключенные на основании Постановления КМ № 567 от 27.07.2016 и фактически не применявшиеся более пяти лет.

Теперь лицо могут лишить докторской степени по обоснованным обращениям от физических/юридических лиц, НАОКВО и спецсоветов, где проходила защита. Но при условии, что будет установлено нарушение нормативно-правовых актов по аттестации кадров, существовавших на момент утверждения решения. При этом внедряется градация сроков ответственности за разные виды нарушений, в частности для нарушений процедуры защиты — год, для нарушений квалификационных требований — 10 лет и бессрочно для нарушений академической добропорядочности. Таким образом, за небольшие и несущественные нарушения можно привлечь к ответственности только тех, кто недавно защитился.

Позитивным является декларирование бессрочности для возможности лишения докторской степени за академический плагиат, фальсификации и фабрикации. Остается доказать их практически. Рассмотрение таких дел возложено на НАОКВО. Новшеством в контексте оценивания докторских диссертаций является возможность создавать группы экспертов и приглашать отдельных ученых-экспертов на основе применения положений ЗУ «О научной и научно-технической экспертизе». Решение о лишении докторской степени принимает Аттестационная коллегия МОН. Повторное рассмотрение дела возможно по решению суда.

Институт апелляции отныне функционирует в таком формате: ее можно подать на решение докторского совета об отказе в присуждении научной степени и на решение МОН об отмене решения докторского совета о присуждении научной степени. Если апелляция необоснованная, то комиссию для ее рассмотрения ни в спецсовете, ни в МОН не создают. В ином случае субъект полномочий готовит вывод, на основе которого принимается решение, которое в дальнейшем может быть обжаловано в суде.

В-третьих, в разделе «Квалификационные требования» прописаны требования как к соискателю, так и к докторской. Особенно акцентируются самостоятельность выполненной работы, личный характер вклада, достоверность научных результатов и обоснованность на их основе выводов, соответствие принципу академической добропорядочности. Новшество Порядка — введение обязательности публикаций в журналах, проиндексированных в базах данных Web of Science Core Collection и/или Scopus, и регулирование оформления реферата университетами (пункты 7 и 8). Кроме того, изданные учебники/пособия перенесены в раздел дополнительных научных публикаций. В предыдущем Порядке они засчитывались как основные для соискателей по педагогическим наукам. Туда же добавлена публикация исторических источников, которые раньше вообще не упоминались.

Интересным дополнением является легализация практики подписи соискателя под утверждением на титульном листе диссертации, что «представленные к защите научные положения являются собственными наработками и все использованные идеи, научные результаты, цитаты сопровождаются надлежащими ссылками на их авторов и источники опубликования».

В-четвертых, настоящий квест ожидает соискателя на этапе предварительной экспертизы (новый раздел Порядка), которая начинается с подачи заявления в ученый совет университета или научного заведения. При этом различаются роли докторанта и лица, самостоятельно написавшего докторскую. Докторант должен перед этим пройти отдельное испытание, чтобы получить вывод от научного консультанта, который тот имеет право делать месяц. Если консультант отказывается писать вывод, то докторант должен обратиться в ученый совет, чтобы его работу рассмотрело структурное подразделение, в котором он ее готовил. И только после заседания кафедры/отдела готовится указанный документ. А далее как докторант, так и посторонний соискатель проходят новое испытание на заседании структурного подразделения, которое готовит вывод от ЗВО или научного учреждения для подачи в спецсовет. Подготовка этого вывода забирает до трех месяцев, а действует он в течение года. Все это сопровождается сбором подписей.

Существенным новшеством является установление платы на услуги рецензентов как экспертов, которую вносят или заведения, или соискатель, самостоятельно защищающий докторскую. Три страницы из двадцати трех посвящены перипетиям предварительной экспертизы. Раньше эта часть защиты была значительно менее зарегулирована. Некоторые из ученых, обсуждающих текст нового Порядка, считают, что нынешняя редакция предназначена для воспитания зависимости и лояльности соискателей к руководителям образовательных и научных учреждений.

В-пятых, новшества раздела о присуждении касаются количества членов докторского совета. Теперь это от 11 до 19 человек. Интересно было бы посмотреть на обоснование такого количества, потому что создается впечатление искусственного ограничения самоорганизации научных сообществ по специальностям. Здесь мы видим еще больше контроля, например обязательную регламентацию действий председателя спецсовета, который должен поставить резолюцию, дату и подпись, принимая заявления и документы на рассмотрение. Вероятно, это попытка контролировать сроки рассмотрения дел в пользу соискателей.

Кроме того, теперь для оппонентов жестко устанавливается наличие пяти лет научно-педагогического стажа. Вопрос заключается в том, ограничивается ли таким способом участие в аттестационном процессе лиц, которые получили степени докторов, не работая в образовании и науке.

Чрезвычайной инновацией выглядит внедрение трансляций защит в реальном времени и воспроизведение их записей на вебсайтах университетов и научных учреждений в течение шести месяцев с момента утверждения решения о присуждении степени. Это добавляет прозрачности процессу и показывает уровень соответствия соискателей квалификационным требованиям. Хотя, вероятно, в будущем мы станем свидетелями формирования нового театрального жанра из постановок защит диссертаций.

В-шестых, в рассмотрение диссертации и дела МОН внесены следующие  новшества:

  • срок рассмотрения сократился c шести месяцев до четырех;
  • добавлен пункт 26 об условиях дополнительной оценки диссертаций или выявления других обстоятельств во время экспертизы. Он предусматривает как привлечение экспертного совета, так и создание групп экспертов и приглашение к экспертизе отдельных ученых;
  • при условии выявления нарушений в деятельности спецсовета МОН прекращает его деятельность на год. За более серьезные нарушения, в частности выявление академического плагиата, фальсификаций и фабрикаций, научный консультант, ответственные лица спецсовета, оппоненты лишаются права участия в аттестационном процессе на два года, а университет или научное учреждение лишаются права образовывать спецсовет на год. Такие наказания не кажутся суровыми. Хотя могут сказаться на финансовом положении участников. Например, оппонент лишается возможности оппонировать в течение 10 защит, то есть теряет неофициальных 3–5 тыс. долл. дохода. В таком же случае из-за совокупного уменьшения количества защит спецсоветы теряют часть власти, влияния и авторитет внутри сообщества по своей специальности.

В целом, новый Порядок усложняет и так непростой аттестационный процесс и содействует росту трансакционных затрат, то есть затрат на взаимодействие университетов, научных учреждений, МОН, НАОКВО и других участников. Что вместо этого получает общество? Жестко контролируемую государством систему воспроизведения научных элит, которая, при отсутствии адекватного финансирования, будет продолжать имитировать прирост научного знания. Даже больше, при условии присваивания государственных учреждений токсичными сетями академически недобропорядочных ученых, система аттестации превращается в дорогу с разным регулированием двух полос движения: зеленым светом — для продвижения нарушителей и красным — для добропорядочных научных работников. Поскольку, с одной стороны, как доказано кейсами антиплагиатной инициативы «Дисергейт», сложно или же невозможно привлечь к ответственности нарушителей, а с другой — обычным ученым сложно удовлетворить требования при высоком уровне регламентации и бюрократизации от МОН.

Більше статей Світлані Благодєтєлєвої-Вовк читайте за посиланням.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК