ПОЧЕМУ ВАК НЕ СТАЛ КОЛЫБЕЛЬЮ ДЛЯ НАУКИ

05 сентября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 5 сентября-12 сентября 1997г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Улучшит ли новое Положение ВАК подготовку научных кадров? Ответ может быть однозначным: нет, не улучшит...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Улучшит ли новое Положение ВАК подготовку научных кадров?

Ответ может быть однозначным: нет, не улучшит. На чем основано такое суждение и что побудило автора вновь обратиться к этой теме? Постараюсь еще раз, напомнив о предшествующих публикациях, в частности полемических заметках «ВАК у нових умовах: творчі пошуки чи стереотипи минулого? («Вісник Національної академії наук України»,

№ 9-10, 1995), поделиться своими соображениями - итогом длительных раздумий и собственного многолетнего опыта.

Прозаический экскурс в недавнее прошлое

Высшая аттестационная комиссия, в привычной обиходной речи - ВАК, еще во времена СССР, особенно в восьмидесятые годы, постоянно привлекала к себе критическое внимание научной общественности. Неизгладимы в памяти впечатления от первых посещений в Москве бывшего союзного ВАКа на бывшей улице Жданова. Просительные позы посетителей и приглушенные разговоры, торопливый обмен мнениями уже у входа. Напряженные лица толпящихся в вестибюле, где проходит томительное время ожидания момента, когда впустят в заветную дверь. Легко узнаю земляков по робко маскируемым в сумках популярнейшим в те годы киевским тортам. Тут же с громоздкими портфелями и визитеры из других, более дальних регионов. Периодически из недр канцелярских кабинетов к ним устремлялись аппаратные клерки, чтобы сопроводить их в здание. Особенно поражала царящая здесь атмосфера какого-то странного несоответствия - приниженность и заискивающая тональность поведения посетителей и покровительственно-снисходительная форма общения с ними местных функционеров. Подумалось тогда: вот, оказывается, какой сложился стиль в этом всесильном учреждении, решающем судьбы будущих кандидатов и докторов наук. После всех терний длительного прохождения диссертационного труда, огромной затраты духовной энергии, предшествующих апробаций, в том числе так называемой предзащиты, состоявшейся, наконец, официальной защиты в специализированном совете, оформления большого количества разных бумаг, после, к тому же, совсем не малых материальных затрат - все это, по существу, лишь прелюдия. Решающее слово - за грозным учреждением, где в соответствии с множеством регламентаций - официальных положений, требований, инструкций, запретов и указаний, чиновники будут проверять, насколько и строжайше ли соблюдены все эти административно-командные предписания. И невдомек служащим ВАК, что этой их контрольно-инспекторской деятельности предшествовал тяжкий и сложный творческий труд соискателя - научный поиск, ежедневные исследования, анализ, обобщение и осмысливание результатов и их интерпретация, научные доклады по материалам разрабатываемой проблемы, подготовка публикаций. Труд, заслуживающий уважения и внимания. Тем более, что к его предшествующей экспертизе было привлечено большое число ученых, сведущих в сути разрабатываемой проблемы. Отсюда еще один оправданный вопрос: неужели все те, кто был причастен к становлению соискателя, не заслуживают должного доверия? И на чем основан принцип, когда коллективному их суждению можно предпочесть мнение отдельного члена или членов своеобразной контролирующей надстройки - экспертного ваковского совета, пусть даже из числа весьма уважаемых коллег? Итак: а судьи кто? Те, кто непосредственно причастен к многоэтапной апробации и оценке авторского научного труда и его предшествующей исследовательской деятельности, либо те, на кого ВАК возлагается надзорная функция? Вероятно, над этим стоит задуматься. Вместе с тем хотел бы особо подчеркнуть, что отношение членов специализированных советов к коллегам, участвующим в работе экспертных советов, весьма уважительное. Более того, даже сочувствующее, поскольку и их деятельность протекает в жестких рамках, установленных ВАК, регламентов и ограничений. На ученых, заседающих в экспертных советах, руководство комиссии и работники ее аппарата возлагают задачу, с их точки зрения, главенствующую - оценивать диссертации по признакам их «соответствия требованиям ВАК». Но, как известно, эти признаки и требования устанавливались и формулировались в недрах самого аппарата комиссии. И именно в этом, пожалуй, наиболее существенное несоответствие, а также одна из причин серьезных просчетов в сложившейся практике подготовки и аттестации научных кадров.

Правомерен вопрос: почему же полностью не доверить экспертным советам, коль скоро они функционируют, окончательное решение? Так почему же не за экспертными советами решающее слово? Ведь именно в них заседают ученые, сведущие в специальности, по которой защищается диссертация, тогда как, скажем, в президиуме, рассматривающем решения этих советов, таких специалистов может и вовсе не быть.

Научное творчество или прокрустово ложе бюрократических стереотипов

В выступлениях в печати, о которых идет речь, на множестве примеров уже аргументировалось положение о том, что в реализации этой проблемы продолжают процветать стереотипы прошлого, которые не только не ослабевают, но нередко даже усиливают административно-бюрократические тенденции. Особенно четко она возобладала в содержании нового положения «Про порядок присудження наукових ступенів і присвоєння вчених звань», утвержденного постановлением Кабинета министров Украины 28 июня 1997 года. Сразу же отметим, что утвержденный документ напрочь лишен четкой принципиальной основы, никак не отражает, хотя бы в самых общих чертах, новых подходов в организации подготовки научных кадров. По существу это повторение, отличающееся лишь в ряде мест по форме, определениям и терминам от того, что декларировалось и регламентировалось в прежних документах такого рода.

Здесь уместно вспомнить, что в период, предшествующий организации ВАК в Украине, на страницах ряда изданий высказывались обоснованные опасения по поводу направленности его будущей деятельности. В частности об этом говорилось и на страницах «ЗН» в одной из моих публикаций - «Еще раз о ВАКе, диссертациях, стереотипах прошлого и реалиях настоящего» (№37, 1995г.). Суть этих опасений была высказана и в статье чл.-корр. НАН и АМН Украины Д.Зербино, кстати, являющегося членом одного из экспертных советов ВАК, публикация которой называлась «И снова камень на шее науки?». Главная мысль сводилась к тому, что «если в Украине высшая аттестационная комиссия будет создана по старым, «союзным», шаблонам, она станет, как и бывшая московская ВАК, новым бюрократическим ярмом». Увы, опасение это, к сожалению, оказалось не беспочвенным.

Те же укоренившиеся за предшествующие годы стереотипы жестких правил и до предела формализованных требований и регламентаций. Те же бесконечные инструкции и директивные письма. То же неприятие любых, даже самых скромных, новаций. Кто в конечном счете установил, что оптимальным для соискания ученой степени является написание объемистого фолианта, который требуется еще сопроводить большим количеством всяких формальных бумаг. Примечательно, что наши не столь уж далекие предшественники ограничивались куда более скромными по объему диссертационными опусами. А коллеги на Западе и в США и поныне довольствуются небольшими брошюрами, в которых обобщают итоги исследований для соискания ученой степени. У нас же - размах впечатляющий.

Уместно будет здесь еще раз напомнить курьезный случай, о котором поведал как-то один из киевских профессоров. В свое время, завершив кандидатскую работу, он отвозил рукопись диссертации своему оппоненту в Донецк, но по приезде из-за усталости от напряженного труда забыл ее в вагоне поезда. Когда же на другой день после многочасовых поисков и волнений разыскал рукопись в вокзальной камере утерянных вещей, то прочитал в описи следующую запись о найденной диссертации: «Исписанная бумага - 2 кг». Вот так-то...

В настоящее время налицо уменьшение числа молодых, стремящихся соискать кандидатскую степень. Не потому ли это, что многим способным и талантливым молодым специалистам просто недосуг тратить время на многоэтапный диссертационный марафон? К тому же продолжается практика опеки соискателей кандидатских степеней и после присуждения им степени на специализированных советах. А ведь защита кандидатской диссертации - целиком прерогатива этих советов.

Повторю и другое: надо проникнуться сознанием того, что по большому счету подготовка научных кадров и подготовка диссертаций - процессы хотя и взаимосвязанные, однако не равнозначные. Да, научные кадры с учеными степенями нужны, но нынешняя схема их формирования далека от оптимальной. Она нередко плодит узких специалистов, сведущих в пределах определенного ответвления той или иной научной темы. В этих ограниченных рамках выполняются вначале кандидатская, а затем и докторская диссертации. В результате докторов и кандидатов наук предостаточно (мы долго гордились этим обстоятельством), а истинных ученых с оригинальными идеями и высокой результативностью своих разработок, признаваемых мировым научным сообществом, не так уж и много.

Когда в преддверии организации ВАК в Украине специальная комиссия разрабатывала проект первого Положения, то было недвусмысленно заявлено, что в системе аттестации научных кадров будет сохранена старая «диссертационная форма». При этом имелась в виду подготовка диссертаций в традиционной форме. Хотя позже было оговорено, что могут защищаться «научные результаты диссертации в виде публикаций», к которым отнесены монографии, брошюры, репринты, дипломы на открытия.

В связи с этим хотел бы подчеркнуть следующее обстоятельство: именно второе, применительно, разумеется, к докторским диссертациям, если и не должно возобладать, то во всяком случае не может расцениваться как менее предпочтительное. Ибо, в сущности - вряд ли кто-либо это будет опровергать - защита докторской диссертации, как и сама диссертационная работа, не является самоцелью, а должна лишь венчать уже сделанный вклад в науку. Пока же доминирует практика, при которой все силы тратятся преимущественно на написание запланированной диссертации, а не на обобщение многолетнего научного вклада, скажем, в форме изданной монографии.

В новом Положении, о котором более подробно пойдет речь ниже, только в одном месте и к тому же в весьма общей форме, указывается, что «диссертация на соискание научной степени является квалифицированным трудом, выполненным лично в виде специально подготовленной рукописи или опубликованной научной монографии».

Огрехи нового «Порядка»

Что же представляет собой новое Положение, призванное улучшить подготовку и аттестацию научных кадров?

Начнем с того, что в основополагающем по сути документе вновь доминируют бюрократическая декларативность и административные предписания. Чтобы не быть голословным, аргументирую эту мысль на примерах. Уже первый раздел, именуемый «Общие принципы», начисто не соответствует своему названию. В нем с канцелярской дотошностью формулируется назначение документа, сообщается, кому присуждаются ученые степени, - «лицам, имеющим высшее образование, глубокие специальные знания и значительные достижения в определенной области науки, в педагогической деятельности» (выделено авт.), указывается, какие документы удостоверяют наличие степени и звания, оговаривается, какие из них, выданные в бывшем СССР и РФ, признаются действительными в Украине. Кроме того, сообщается, что разъяснения по данному документу осуществляются ВАК и Министерством образования. И еще, что в случае рассмотрения диссертаций, содержащих государственную тайну, использование документа определяется общим решением Госкомсекретов и ВАК. Можно ли считать, что все это относится к «общим принципам»? Таким образом, одно из основных положений - какими же принципами следует руководствоваться при аттестации научных кадров - в документе отсутствует. Между тем, как читатель мог уже в этом убедиться из изложенного выше, именно принципиальная сторона подготовки и аттестации научных кадров является сегодня наиболее важной, требующей согласованных подходов, оптимальных решений, неординарных форм. Только на основе общих принципиальных положений может выстраиваться соответствующая конструкция, определяться механизм и конкретный порядок организации дела. В противном случае без четких принципов устанавливаемые правила окажутся декларативными, требования - произвольными, соответствующие регламентации - немотивированными. Возникает простор для установления всяческих ограничений, бюрократических ухищрений, бумаготворчества. Похоже, что так и произошло.

Положение буквально пестрит директивными формулировкам типа «несет персональную ответственность», «несут ответственность», «призван обеспечивать», «обязаны принять участие», «не отвечает требованиям ВАК», «определяет ВАК» и т. д. и т. п.

Просматривая пункт за пунктом текст нового Положения, я задумался над тем, осталась ли в нем хоть самая малость, которая не была бы строжайше оговорена. Поверите ли, не нашел. Все заранее предопределено... Да, на славу поработали авторы положения, предвосхитив практически не только возможные, но и не очень возможные обстоятельства, предписав нам жесткий круг стереотипных определений и формулировок. Нет нужды излишне напрягаться, скажем, чтобы характеризовать принадлежность того или иного научного труда к категориям докторской диссертации. Вам предлагается два варианта: либо это «...новые научно обоснованные результаты, которые в своей совокупности решают конкретную научную задачу, имеющую существенное значение для определенной области науки», либо это «...новые научно обоснованные теоретические или экспериментальные результаты, которые в своей совокупности являются существенными для развития конкретного направления определенной области науки». Пусть сам читатель разберется в тонких нюансах различий предлагаемых формулировок. Впрочем, есть ли в этом надобность?! Ведь очевидно, что специализированные советы отныне именно в этих предложенных ВАК определениях будут дружно представлять в комиссию свои заключения.

Два варианта квалификационных признаков и, соответственно, два варианта определений дано в Положении и применительно к кандидатским работам. Не забыли авторы документа оговорить и объем докторских и кандидатских трудов. Для первых - «в границах 250-300 машинописных страниц», для вторых - «100-150». Более щедро - на 100 стр. больше применительно к докторским и на 30-40 стр. применительно к кандидатским - определен объем диссертаций, представляемых по общественным и гуманитарным наукам. Интересно, какими критериями (а может быть, расчетами?) воспользовались составители нового документа, вводя подобные регламентации? Последующих вопросов еще больше. Зададим лишь некоторые из них. Почему докторская работа может быть представлена к защите «по одной или двум специальностям», а кандидатская «только по одной»? По каким критериям и чем обусловлена дифференциация на диссертации, имеющие «прикладное значение» и диссертации, имеющие «теоретическое значение»? Оправдано ли устанавливать на этом основании разные требования, касающиеся представления сведений и документов «дополнительно к основному тексту»?..

Не менее спорным, вызывающим единодушное неприятие в среде ученых, является также Положение, регламентирующее количество печатных работ, необходимое для представления диссертации к защите. До выхода в свет нового положения советам было предписано, что для защиты докторской диссертации необходимо иметь не менее пятнадцати опубликованных статей в журналах, из которых пять самостоятельных. Это породило оправданные вопросы, адресованные авторам новации. Правомерно ли в принципе устанавливать в данном случае какие-либо «количественные нормативы»? Может ли сугубо количественная сторона являться доминирующей? Откуда, спрашивается, родились подобные произвольные цифры? Очевидно, что и здесь возобладала уверенность чиновников от науки в необходимости все и вся формализовать. Отсюда категоричная запись в положении, устанавливающая, что «минимальное количество и объем (выделено авт.) публикаций по основному содержанию докторских и кандидатских диссертаций определяет ВАК». Но и этого мало. Оказывается, что принимаются во внимание не просто печатные работы, а только те статьи, которые опубликованы в «…научных специальных изданиях Украины или других стран», «перечень которых утверждает ВАК».

В совсем недавнем прошлом наукой, кроме партийных функционеров, руководило еще немало представителей других инстанций, каждая из которых «указывала», проводила постоянные проверки, накладывала взыскания и санкции. Теперь, казалось бы, институт опекунов устранен. Но это только на первый взгляд. Все чаще продолжают раздаваться голоса, в том числе и из недр нынешних властных структур, о том, что научные учреждения и ученые, готовящие научные кадры, еще не дозрели до режима творческой свободы. А поэтому и необходимы контролирующие их организации, среди которых ключевая - ВАК. Не отсюда ли проистекает бытующий в аппарате комиссии этакий настороженный и снисходительно-покровительственный стиль в общении с представителями специализированных советов и соискателями? И не отсюда ли прямо-таки безудержное стремление по-прежнему вся и все прочно укладывать в прокрустово ложе, которое же, очевидно, отнюдь не колыбель для науки.

Правомерен следующий вопрос: достаточно ли все мы осведомлены о зарубежном опыте? Как же выглядит этот процесс «у них»? Вот одна из принятых схем.

Молодой исследователь после соответствующего курса специальной подготовки представляет диссертацию, но при этом она не регламентируется обязательными условиями, подобными требованиям ВАК. Если сформулировать точнее, то практически оценивается не только сама диссертационная работа (которая, разумеется, должна быть представлена на надлежащем уровне), но и, особенно, степень научной зрелости соискателя. Если узким кругом ученых, наиболее сведущих и давно работающих по данной проблеме, которым поручено аттестовать молодого соискателя, выносится согласованное положительное решение, ему присваивают степень «пи-эйч-ди» (РhD) - доктор философии. Как известно, ранее между понятиями «философия» и «наука» традиционно ставился знак равенства.

Если в дальнейшем исследовтель захочет подтвердить более высокий уровень своей научной квалификации, он подает на суд экспертов - несомненных авторитетов в области, где он работает, свои печатные труды - статьи и книги. Таким образом оценивается исследователь по совокупности объективных критериев, которые касаются его научной эрудиции, профессионализма, теоретической и прикладной значимости научных трудов (на квалификационном этапе - диссертации, на следующем - печатных статей, книг, монографий).

Означает ли это, что, ознакомившись с зарубежным опытом, мы должны слепо его копировать? Совсем нет. Но и продолжать, как когда-то, упрямо наследовать привычную систему получения степеней, руководствуясь множеством указаний и в «соответствии с требованиями», было бы вряд ли оправдано.

Предложения

к размышлению

Подведем некоторые итоги. Главный вопрос в том, правомерно ли то, что в деятельности ВАК в стиле административной гипертрофии доминирует сугубо надзорная функция? Как и многие коллеги, убежден, что ВАК из структуры административно-контрольной должна быть трансформирована в творческое, научно-организационное учреждение, где доминировать будет координация деятельности специализированных советов, а также аналитическая функция (систематизация и обобщение итогов научных исследований, представляемых на соискание ученых степеней), при необходимости - и арбитражная. Присуждение ученых степеней кандидатов и докторов наук следует считать прерогативой специализированных советов. Советы присуждают ученые степени и они же выдают дипломы от имени соответствующих учреждений (академия, университет, институт). Ответственность за квалификацию совета, уровень рассмотрения диссертаций, степень научной требовательности, принципиальный характер дискуссии, адекватность решений, которые принимаются, полностью возлагается на те учреждения, при которых они функционируют, а также персонально на ученых, которые присуждают ученую степень. В конечном счете это будет определять профессиональную репутацию как самого совета, так и ответственного за него научного учреждения.

Конкретными задачами реформированной таким образом ВАК должны стать: разработка стратегии и тактики подготовки научных кадров с учетом реальных потребностей и долгосрочных прогнозов применительно к различным отраслям науки, образования, культуры, техники, ведущих отраслей народного хозяйства, обоснование рекомендаций по дальнейшему усовершенствованию системы подготовки научных кадров, их аттестации и повышению квалификации с учетом отечественного и зарубежного опыта, осуществление координирующей, а при необходимости - экспертной и арбитражной функций относительно деятельности специализированных советов, систематическое накопление данных об ученых, подготовленных в Украине по различным специальностям (организация и обновление банка данных о научных кадрах), учет и анализ данных о специализированных советах, квалификации их состава, характеристики подготовленных ученых, их дальнейшей деятельности, ежегодный анализ состояния научных кадров в Украине (структура, количественная и качественная характеристики, сферы, рациональность и эффективность использования), периодическая публикация этих данных в прессе; обоснование соответствующих рекомендаций по приоритетам дальнейшей подготовки научных кадров в Украине по разным специальностям.

Послесловие

Изложенные выше соображения и предложения, разумеется, отнюдь не исчерпывают рассматриваемую проблему. Цель высказанных суждений - аргументировать целесообразность соответствующих решений по совершенствованию подготовки и аттестации научных кадров с непременным участием научной общественности. При этом следует еще раз повторить сказанное в предшествующих публикациях: не должно быть в сфере науки реформирований, которые сродни революционным преобразованиям. Требуемые преобразования, начиная с совершенствования нового Положения и до демократизации практики самой системы аттестации, следует проводить весьма взвешенно, чтобы избежать поспешных и неоправданных действий. В то же время реформирование деятельности ВАК не должно быть сведено к привычным командно-аппаратным действиям, таким, например, как очередное постановление «об улучшении» или переподчинение комиссии новому «хозяину». Последнее вовсе было бы непоправимой ошибкой, поскольку самостоятельность комиссии, ее государственный статус «высшей» обеспечивается, как это сегодня, непосредственной подчиненностью Кабинету министров. В то же время, сохраняя свою независимость от ведомственных интересов и амбиций, ВАК следует постоянно взаимодействовать с Национальной академией наук и отраслевыми академиями, а также с Министерством образования и Министерством науки и технологий.

Думается, было бы и оправданным, и эффективным обсудить с представителями этих заинтересованных организаций состояние подготовки и аттестации научных кадров в стране, договориться об оптимальном творческом взаимодействии. Проблема не терпит отлагательства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК