КАНДИДАТСКАЯ БЕЗ ВАКА

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

О том, что защитившие кандидатскую диссертацию в Институте биоорганической химии и нефтехимии НА...

О том, что защитившие кандидатскую диссертацию в Институте биоорганической химии и нефтехимии НАН Украины получают соответствующий диплом вне зависимости от решения, которое примет впоследствии ВАК, мы уже сообщали в статье «ВАК брошен вызов?» «ЗН», №3, 2003 г.) С реакцией читателей, на это событие можно ознакомиться на форуме сайта «ЗН». Обозреватель нашего еженедельника встретился с директором института академиком Валерием Кухарем, чтобы выяснить:

— Что изменилось в присуждении научных степеней за год, прошедший с тех пор?

— Ни в одной европейской стране не существует ВАКа. Ну, может, сохранился он где-нибудь в странах СНГ как реликт старой системы. Эта практика входит в явное противоречие с сегодняшним развитием. Ничем нельзя объяснить, почему мы сохранили ВАК — административную структуру аттестации научных кадров. Хотя всем понятно, что чиновник, сидящий в аппарате этой организации, не способен оценить работу, если он не специалист в данной области. Например, может ли химик давать оценку физикам или математикам? Он не компетентен в этом. Почему же берет на себя такую ответственность чиновник?

Кроме того, у нас, как когда-то в Союзе, продолжается другая практика — двухступенчатая система оценки квалификации. Я на стороне тех, кто считает, что нужна одна степень. Практика показывает: докторские степени (во всяком случае, в естественных науках) отмирают сами по себе.

— Знаю нескольких академических ученых, которые, имея весомый задел для докторской диссертации, много публикаций за рубежом в журналах с высоким рейтингом, тем не менее «из принципа» не защищают ее. Вы не считаете, что многочисленные и разнообразные протесты ученых являются признаком глубокого кризиса всей системы?

— Когда создавался ВАК Украины, я был причастен к этому. Он замышлялся как орган надзора за научными советами, над качеством их работы, а не для исследования личного дела соискателя. Мы рассчитывали, что со временем ВАК будет лишь утверждать научные советы. Их не должно быть много, так как и защит по фундаментальной науке совсем немного. Их можно было бы сформировать, к примеру, в Национальном университете им.Т.Шевченко, в КПИ, в академических институтах. Можно найти сильные коллективы экспертов и в регионах.

Однако бюрократическая структура и чиновник, ее олицетворяющий, оказались сильнее. А через пять лет все это настолько окрепло, что уже сами «отцы-создатели» не могли повлиять на трансформацию своего детища. ВАК пошел не по первоначально задуманному пути, а по типичному для бюрократической структуры — из года в год формализм все усиливается: чистка диссертаций под каноны, проверка личных дел аспирантов, выдача дипломов. И все это — вместо исследования принципиального качества диссертаций. Так, в совете нашего института 21 доктор наук. Здесь сконцентрированы лучшие специалисты, много лет работающие в области химии. Вряд ли с оценкой такого экспертного совета может сравниться оценка ВАКа. И все-таки окончательная точка ставится там. Хотя, казалось бы, ну что может чиновник? В лучшем случае перелистать личное дело.

— Такое впечатление, что ученые-естественники стали заложниками гуманитариев. ВАК, возможно, хотел поставить плотину на пути гуманитарной лавины, а утопил физиков, биологов и иже с ними.

— Да, ВАК пытался ввести ряд ограничений, чтобы поставить барьер на пути неограниченного размножения «остепененных» экономистов, представителей социальных, педагогических наук... Но это не привело к успеху. Тревогу вызывает и то, что количество защит по естественным и техническим специальностям не растет, а качество их ухудшается. И это естественно — у исследователей нет современных приборов. Ученые уходят на пенсию, из-за этого количество докторов химических наук резко уменьшилось — чуть ли не в десять раз. Думаю, что ВАК такая ситуация должна была бы взволновать в первую очередь, но там не обращают внимания на торможение естественных наук.

Раньше для защиты диссертации должны были предъявляться три самостоятельные печатные работы. Сейчас, когда работы делаются коллективно, это невозможно. Как выход — предлагается написать обзор или монографию. Но не всегда ученый желает заниматься этим. Тем более что это условие ограничивает возможности тех, кто хочет защищаться по техническим наукам.

Весьма несправедливо, что некоторые журналы признаются ВАКом, а другие нет. Мол, у них рейтинг невысок. Но тогда нужно было бы рейтинги выставить и иностранным журналам, среди которых немало таких, которые «ниже плинтуса». Одно дело напечататься в Nature, Science или в другом авторитетном международном журнале, а совершенно другое, к примеру, в каком-нибудь польском журнале. Белоусов, один из авторов знаменитого эффекта Белоусова-Жаботинского, опубликовал свои работы в небольшом сборнике. И только со временем было установлено, что это пионерская работа — совершенно новый этап в познании. Говорит ли публикация во второсортном издании о качестве самой научной идеи? Нет. Публикация есть публикация, и ВАК здесь неправ.

— Как мало о чем говорит и формальный объем диссертации — работа Эйнштейна по теории относительности умещается на половине машинописного листа. Значит, великий физик у нас не получил бы степени кандидата наук?

— ВАК определил количество работ, необходимых для докторских и кандидатских диссертаций. Если можно согласиться с тем, что для соискания кандидатской степени должно быть опубликовано минимум три работы, то для докторских такие ограничения вообще бессмысленны. Здесь уместно вспомнить, что ранее бывало — кандидат защищал диссертацию по нескольким работам, а ему на совете присуждали докторскую степень. Это было признание качества работы. Теперь такой ход событий исключен — формализм правит бал. И с каждым годом формальные правила, которые никакого отношения к качеству и содержанию диссертации не имеют, становятся все жестче.

Многие из председателей советов жалуются на то, что сотрудники ВАКа уже начинают требовать оценить вклад… других соавторов в работы, которые опубликованы. Но положение ВАКа требует отразить только личный вклад диссертанта, а не писать досье на всех соавторов соискателя. Здесь мы уже входим в противоречие с законом… Если государство устанавливает правила игры для ученых, они должны быть легализованы, и все должны соблюдать требования (пусть даже неверные). Но как я могу обрезать право на дальнейшую работу молодому коллеге только из-за того, что он не соблюдает формальные условия, да еще предъявленные незаконно? Поэтому мы в институте считаем, что достаточно аттестации нашего совета, и продолжаем практику выдачи собственных дипломов, где на двух языках (украинском и английском) написано, какая диссертация и на каком совете защищена. Одновременно посылаем документы в ВАК, потому что он выдает документ, позволяющий ученому работать в Украине.

В то же время в дипломе ВАКа, если не ошибаюсь, исчезли даже упоминания, в каком совете была защищена работа. Жаль! Считаю, что в ВАКовском дипломе, выдаваемом кандидату наук, должны быть записаны руководители работы. В биографиях зарубежных ученых обязательно пишется, какой он университет закончил, где и у кого занимался в аспирантуре. Это визитная карточка ученого.

— В США получение диплома в нескольких лучших университетах дает гарантированную высокую зарплату и место работы в бизнесе или в лучшем вузе. Может и нам пойти этим путем?

— Из США к нам в институт недавно пришел запрос — просили подтвердить диплом, выданный здесь. Оказывается, наш бывший аспирант предъявил диплом, выданный нами, в университете в США. А так как американцы знают форму диплома ВАКа, из США запросили подтверждение. Мы это сделали, и там без всякой волокиты его признали доктором философии. А как же иначе? Ученые прежде всего доверяют самим себе и коллегам, понимая, что от этого зависит их авторитет. А что добавляет подтверждение государства?

— Валерий Павлович, каковы перспективы дальнейшего развития ситуации?

— На сайте ВР висят четыре проекта закона о ВАКе. Я бегло просмотрел их и, к сожалению, убедился, что они еще больше ужесточают систему аттестации научных кадров, существующую сегодня. К несчастью, когда нынешние временные положения примут форму закона, его изменить будет трудно. А спрашивается — нужен ли такой закон?

На мой взгляд, не нужен. И ВАК не нужен. Вместо него следует создать орган при МОН или при НАНУ для контроля над научными советами. Он лишь должен давать рекомендации ректору вуза закрыть совет, если тот выпускает некачественную продукцию. И все… Но такой радикальный вывод должен делаться на основании не частного случая, а в результате систематического отслеживания и анализа качества работы совета.

Я не питаю иллюзий относительно того, что на Западе все идеально. Там тоже, бывает, проталкивают своих, но «остепененные» таким образом не идут в науку. Это очень важно. Одно дело, когда, получив диплом доктора наук, «ученый» идет работать в парламент или в правительство. Там диплом доктора — лишь красивые «погоны» без автоматического повышения зарплаты и права управлять научным процессом. Иное дело у нас, когда доктор с дипломом приходит в учебное или научное заведение. Или в президиум Национальной академии. От диплома здесь зависит должность и зарплата. Появление такого «ученого» — настоящая катастрофа!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК