ЭТИКА И БИЗНЕС — ЗАДАЧА НА ВЫРОСТ

04 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 4 октября-11 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Бывают неожиданные совпадения. Утром 27 сентября мне показали документы о странных инновациях в Асканию-Нову...

Бывают неожиданные совпадения. Утром 27 сентября мне показали документы о странных инновациях в Асканию-Нову. Их особенность в том, что в разные годы деньги трижды отправлялись из Государственного инновационного фонда под обещание революционно преобразовать обработку шерсти асканийских овец. Однако овцеводы... не увидели их ни разу, поскольку грант сразу же транзитом пересылался в славный центр в городе Харькове.

В тот же день пришел факс из Международного института менеджмента (МИМ) с приглашением на «круглый стол», посвященный... этическим основам ведения бизнеса в Украине. Надо же такое! Конечно, в стране, занимающей призовые места в мире по коррупции, где нередко чиновник и бизнесмен — близнецы-братья, говорить об этике в бизнесе кажется занятием весьма пустым. По-видимому, именно так посчитали и многие коллеги-журналисты, просто проигнорировавшие это мероприятие. Судя по всему, у ученых и бизнесменов, принимавших участие в «круглом столе», также не было особого оптимизма по поводу перспектив темы. Во всяком случае Юрий Ехануров, председатель комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства Верховной Рады Украины, не без иронии отметил, что средняя зарплата жителя Киева находится у минимальной черты. Из чего можно сделать один вывод — киевляне предпочитают получать основную зарплату «под столом».

На это представитель одной из иностранных фирм возразил: на его предприятии в Украине получают хорошую зарплату не под столом, что позволяет ему говорить о возможности согласования в Украине этики и бизнеса. Такой оптимизм вызвал саркастическую отповедь профессора Олега Соскина, заявившего: в Украине нельзя работать по-белому, поскольку экономическая система построена так, что такой бизнесмен попросту разорится. И если кто-то так работает, он не профессионал, а лишь имитатор предпринимательской деятельности.

В общем, тема явно задела за живое, и организаторам «круглого стола» профессору Богдану Будзану и фирме «Филипп Моррис Украина» присутствующие предложили организовать новую встречу, пригласив на нее представителей Министерства образования и науки и даже Министерства культуры, ведь в бизнес люди приходят с представлениями о мире, почерпнутыми из семьи, школы, улицы и телевизора…

Видимо, тема об этике в бизнесе прямо-таки на слуху. Она все отчетливее звучит сейчас и в дискуссии, разгорающейся вокруг инноваций в украинские предприятия. Две трактовки этого процесса представлены в прессе известными фамилиями: с одной стороны баррикад вице-премьер Владимир Семиноженко, с другой — председатель Государственной инновационной компании Владимир Рыжов.

— Владимир Леонидович, есть две модели инновационной деятельности, — обратился я к В.Рыжову. — В чем, на ваш взгляд, их принципиальное отличие?

— В Украине воюют друг с другом два направления. Наш оппонент Владимир Семиноженко недавно повторил тезис о том, что научно-техническая и инновационная деятельность — единое целое. Я же на правительственном комитете выдвинул аргумент, что даже те страны, в которых не развит собственный научный потенциал — Малайзия, Индонезия, Филиппины, Таиланд, Вьетнам, — применяют инновационную деятельность очень широко. Поэтому упорное прикрепление ее к отечественному научно-техническому комплексу — опасный нонсенс.

Наша концепция основывается на том, что инновационная деятельность должна исходить из трех государственных программ: промышленной, научной и региональной. Поэтому мы предлагаем строить совершенно иную структуру, чем та, которую предлагает В.Семиноженко. Инновационная деятельность — не выведение на рынок научно-технических достижений, а наоборот — рынок через производство заказывает научно-технические разработки в научном секторе.

— Значит, очень много направлений у нас умрет?

— А кто вам сказал, что научно-техническое обеспечение должно быть чисто отечественным? Можно использовать научно-технические достижения европейских стран, японские, американские. Предложения наших ученых и инженеров должны на равных конкурировать с мировыми, тогда, кстати, мы и узнаем, кто в науке реально сильнее, а кто только надувает щеки. Без честного соревнования мы до сих пор никак не можем избавиться от балласта, заполняющего институты, и определить, какое направление нам нужно, а какое нет. И это не под силу сделать самому архичестному президенту НАНУ с самым работоспособным президиумом. При всех недостатках финансирования наши ученые всегда работали в дотационных условиях. Новая инновационная политика выведет их на широкие просторы. А здесь открываются не только большие возможности, но иногда еще и сильно штормит.

Инновационная деятельность не должна предоставлять преимуществ отечественному научному комплексу. У нее другая задача — модернизировать промышленность. Это принципиальная разница, которая разделяет наши подходы с В.Семиноженко...

— Даже ученые, которые до сих пор с подозрением относились к В.Семиноженко, думаю, после ваших разъяснений станут на его сторону...

— Не обязательно. У нас есть очень сильные школы и честолюбивые исследователи, которым тесно в традиционных условиях. Вот они, в первую очередь, и поддержат новую инвестиционную модель, поскольку она позволяет именно талантливым расправить крылья, не уезжая отсюда. Обидно, но до сих пор в Украине не было ни одного собственного Нобелевского лауреата. Разве это справедливо? Верю, это положение будет исправлено именно потому, что ученым перестанет оказываться мелочная поддержка и контроль. Настоящим ученым они не нужны!

И еще по поводу того, что меня в НАНУ не поддержат, — есть интересы Отечества, требующие скорейшей модернизации товаропроизводства. Амбиции, обиды, гонор на сегодняшний момент только мешают скорейшему подъему. Потеряв собственный рынок по самым ходовым товарам, с помощью только отечественной науки и техники мы его не отвоюем. Более того — западный рынок своей дешевизной угробит украинский. Наша наука не готова обеспечить существенно более дешевый и качественный продукт. Необходимо побыстрее закончить завозить, а производить здесь то, что потребляется в стране. И не надо смущаться, если этот продукт не нами придуман и не у нас для его изготовления разработаны технологические линии.

— В пищевой промышленности мы удивительно легко вернули рынок...

— Здесь проще — украинцев нельзя долго кормить итальянской пиццей, американскими гамбургерами, биг-маками или любыми другими привозными изделиями. Рано или поздно им захочется вареников, картошки с нашими помидорами, борща и нашей колбасы, а не венгерской салями или французского рокфора. Попробовать — пожалуйста. Мне нравятся не американские «ножки буша», а ножки нашей курицы, которая бегала по полю и клевала зерно и червяков. Поэтому пищевая промышленность, опершись на вкусы населения, достаточно быстро осилила бешеную конкуренцию.

Но пока отечественный телевизор или видеомагнитофон не преодолел предпочтения нашего населения к японской технике, а наш компьютер — тягу к нормальным компьютерам. Вы посмотрите, что творится на автомобильном рынке. Поэтому промышленная политика должна четко определить: какие новые производства мы организовываем на нашей территории, чтобы заместить импорт и вывозить что-то на внешний рынок, а что решаем отдать другим и завозить к нам. Для ответа на эти вопросы нужен четкий стратегический расчет. Он определит промышленную политику страны. На нее должна ориентироваться промышленность, которая не может выбирать себе направления без руля и без ветрил. А научно-техническая политика, в свою очередь, должна обеспечивать реализацию промышленной политики. Но не наоборот — это опять я возражаю В.Семиноженко. Нельзя ставить телегу впереди лошади.

— Здесь возникает вопрос об этике бизнеса. Смогут ли бизнесмены новой волны, сторонником которой вы выступаете, сделать бизнес честным, а не воровским, каковым он чаще всего был во время предыдущей волны накопительства?

— К сожалению, проходимцы первыми пришли в бизнес Украины и достаточно серьезно обобрали страну. Брали, в основном сырье — то, что легче взять. И на нашем неумении сориентироваться в обстановке хорошо поднялись, что вызвало серьезное отторжение у многих внутри страны. На этом выросли «новые украинцы», у которых ни Бога, ничего вообще святого в душе нет. Этот очень специфический контингент людей оттолкнул и европейцев от Украины. Появилось взаимное недоверие.

К счастью, проходимцы с Запада уже не лезут, понимают, что на нашей территории эра безнаказанного грабежа закончилась. Сейчас к нам присматриваются совсем другие люди. Да и наши стали цивилизованнее. Начинается нормальный бизнес. Он, конечно, отличается от европейского хотя бы тем, что для европейца на первом месте стоит закон, а украинец решает задачу, как пройти между его статьями. Это еще долго будет длиться но симбиоз европейца и украинца открывает уникальные возможности: хороший, качественный, надежный, изобретательный получится бизнес.

В Украине начинают работать серьезные европейские компании. Приведу пример. Змиевская ГРЭС — одна из самых мощных в Украине, работает на привозном угле из Донбасса. Но котлы старые, турбины допотопные, высокая закопченность и недостаточная мощность. Пришла фирма Сименс и началась реконструкция. Немцы дали средства на строительство, ставят котлы, турбины, обеспечивают подготовку угля, экологическую защиту. Будет великолепнейшая станция и заработает не хуже любой в Германии.

Другой интересный проект — итальянская фирма «Ивеко» успешно работает в Украине. Особенно удачно развиваются у нее отношения с запорожской «Мотор-Січчю». Некоторые наши фармацевтические предприятия так же построены с помощью различных иностранных фирм и хорошо работают.

— До сих пор крупные средства для инновационных проектов в Украине ждала судьба: эти деньги забирали, чтобы покрыть дефицит бюджета или, если они поступали, их, в основном, разворовывали. В связи с вашими оптимистическими планами, что будет теперь?

— По поводу прекращения разворовывания. У меня есть определенная договоренность с Национальным банком о том, что он свой гривневый ресурс будет продавать только под выверенный проект: с гарантиями, обеспечением, экспертизой. Если мы даем заключение, что проект действительно достойный, это еще будет перепроверять коммерческий банк, который купит кредитные ресурсы у Нацбанка для финансирования данного проекта. То есть будет двойной контроль.

— Ширятся слухи, что реальные деньги не попадут в руки того, кто будет заниматься инновациями — ему дадут возможность получить линию, приборы, но деньги минуют компанию и избавят ее руководителя от искушения. Так ли это?

— Абсолютно верно. Мы не будем переводить инновационные деньги на счет предприятия, потому что потеряем над ними контроль. Может быть открыта кредитная линия через банк, и будет оплачиваться только конкретно выполненная работа. Вам нужно что-то для реального дела — берите деньги на конкретную вещь. А просто свалить всю сумму на счет предприятия под невнятное обещание вернуть ее когда-то... Нет! Такого больше не будет, и никто не украдет ни копейки. Во всяком случае, за эти слова отвечаю, пока я глава компании.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК