В ОЖИДАНИИ ЧЕЧНИ

06 декабря, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 6 декабря-13 декабря 1996г.
Отправить
Отправить

Главное событие кавказской политики сегодня - скорее, ожидание события. Уже очевидно, что после пр...

Главное событие кавказской политики сегодня - скорее, ожидание события. Уже очевидно, что после предстоящих в январе президентских и парламентских выборов в Чечне на карте Кавказа появится государственное образование если не формально независимо от России, то уж во всяком случае способное к проведению самостоятельной внешней политики - главным образом, на Северном Кавказе. Поэтому и российские республики Кавказа, и новые независимые государства, еще пять лет назад бывшие союзными республиками, и самопровозглашенные образования - все они, их политические и экономические элиты пристально присматриваются к Чечне, пытаясь понять, каким будет чеченский внешнеполитический курс, на сколько он повлияет на судьбы региона и можно ли будет изменить здесь соотношение сил. И в чью пользу? разумеется, многое зависит от того, кто возглавит Чечню, - уже сейчас ясно, что политические воззрения главных претендентов на чеченское президентство - Зелимхана Яндарбиева, Аслана Масхадова и Шамиля Басаева - значительным образом отличаются. Однако вне зависимости от личности своего общенародно избранного руководителя чеченцы вряд ли ограничатся исключительно доходами от нефтетранзита, переговоры о которых с ними столь плодотворно ведет новый заместитель секретаря Совета безопасности России Борис Березовский. Как и любому вновь оформляющемуся государственному образованию без морских границ, чеченцам необходим выход к морю - и его поиском Грозный будет заниматься уже в самое ближайшее время.

В довоенной Чечне Джохара Дудаева роль «морских ворот» играла Абхазия, оторванная от Грузии, как известно, при прямом содействии российских военных и чеченских боевиков во главе с Шамилем Басаевым. Однако у самой Чечни прямой границы с Абхазией нет, и для того чтобы обеспечить стабильное пользование абхазскими портами, Грозному придется предпринять еще целый ряд действий по фактическому подчинению себе транспортных коммуникаций соседствующих с Абхазией российских республик. Это - непростая задача. То, что Кремлю удалось в очередной раз нейтрализовать балкарскую политическую элиту, в очередной раз попытавшуюся провозгласить отдельную от Кабарды Республику Балкарию, - неплохой урок для чеченцев. Балкария, дестабилизированная идеей отделения от Кабарды, могла бы стать неплохой частью дороги в Абхазию. Но коль все стремления балкарцев к независимости умирают в зародыше, то можно ли считать такого рода усилия плодотворными, во всяком случае сегодня, когда Чечня трудно становится на ноги? И тут вырисовывается новый морской маршрут, который еще вчера казался бы фантастичным, но тем не менее сейчас оживленно обсуждается в Грозном и Тбилиси, - маршрут через Грузию. Оживленные контакты чеченских и грузинских политиков, сообщения о возможной встрече Зелимхана Яндарбиева и грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе - неплохой пример того, что вчерашние враги начинают находить общий язык. И они действительно нужны друг другу. Для Чечни Грузия - это естественная внешняя граница. Для Грузии враждебная Чечня не оставляет шансов на возвращение Абхазии. Зато Чечня дружественная позволяет Шеварднадзе говорить с Москвой совершенно в новом тоне, к тому же осознавая, что он в любом случае нужен Москве для обеспечения идеи ее экономических договоренностей с Грозным, - в конце концов, новый нефтепровод из Центральной Азии должен пройти не только через чеченскую, но и через грузинскую территорию. И Борис Березовский, кстати, как известно, совершил несколько поездок из Грозного в Тбилиси и обратно... Так что чеченско-грузинский союз, если оформится, может действительно всерьез изменить конфигурацию кавказской политической карты - как в переносном, так и в прямом смысле, потому что нынешний абхазский режим перестанет быть центром притяжения чеченской политической элиты и начнет просто мешать России - а таким образом, Владиславу Ардзинбе, возможно, придется пойти на неприемлемые сегодня компромиссы с Эдуардом Шеварднадзе.

На этом фоне весьма интересной может быть судьба политических элит республик Северного Кавказа. Во время чеченской войны они вели себя по-разному: президент Ингушетии Руслан Аушев не скрывал своих симпатий к руководству чеченского сопротивления и открыто сомневался в легитимности последнего назначенного Москвой главы Чечни - почти уже позабытого сегодня Доку Завгаева. Председатель госсовета Дагестана Могамед-али Магометов старался придерживаться нейтральной политики: впрочем, ничего другого лидеру республики, включающей в себя Хасавюртовский район, населенный воинственными чеченцами-аккинцами, не оставалось. Президент Северной Осетии Ахсарбек Галазов и президент Кабардино-Балкарии Валерий Коков проявили себя верными союзниками Кремля: Галазов вообще превратил свою республику в настоящий плацдарм для российского наступления в Чечне. Вряд ли чеченцы все это забыли. Однако они не будут действовать по всему кавказскому фронту. Вероятно, первой целью будет Дагестан. Во-первых, эта республика имеет выход к Каспийскому морю - не Черное, конечно, но тем не менее еще один шанс... Во-вторых, ситуация в Дагестане традиционно нестабильная. руководство этой многонациональной республики сделало все возможное, чтобы не допустить ее сползания в чеченскую войну, и тем не менее вряд ли оно представляет себе, как сожительствовать с усилившейся Чечней, которая имеет в Дагестане и своих сторонников, и своих противников. Тем не менее и Москва, и Грозный будут действовать в Дагестане по возможности осторожно, так как понимают, к каким последствиям и для России, и для Чечни может привести «горячий» межнациональный конфликт в этой республике. Гораздо более перспективно может выглядеть попытка смены власти в Северной Осетии - просто потому, что здесь намерения Грозного и Москвы совпадают: у президента Северной Осетии Ахсарбека Галазова появились могущественные противники в высших сферах российского руководства, а для чеченцев этот политик нежелателен не потому, что не проявлял гибкости не только в отношении к чеченскому конфликту, но и ранее - во время конфликта осетино-ингушского. Возможно, отставка Галазова явится первым шагом к решению проблемы ингушских беженцев из Северной Осетии - по крайней мере, один из главных союзников Чечни на Кавказе, президент Ингушетии Руслан Аушев может считать именно так.

Завтрашний день Кавказа не выглядит безоблачным: этот регион имеет все шансы стать «Балканами XXІ века» - с перманентными конфликтами, непрекращающимся переделом сфер влияния, локальными войнами и борьбой вокруг энергоресурсов и их транзита. Игроки определяются, чеченская война помогла им не только проявиться, но и занять стартовые позиции. Остается дождаться начала игры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК