СТО ДНЕЙ ОДИНОЧЕСТВА

27 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 27 сентября-4 октября 1996г.
Отправить
Отправить

О ста днях, как правило, говорят, когда речь идет о первых месяцах президентского или премьерского правления...

О ста днях, как правило, говорят, когда речь идет о первых месяцах президентского или премьерского правления. Генералу Александру Лебедю удалось расширить круг этих должностей. О ста днях пребывания Лебедя на посту секретаря Совета безопасности Российской Федерации не написал разве что ленивый. Вдумчивый Отто Лацис из «Известий» и взвинченный Виталий Третьяков из «Независимой» опубликовали интервью. Телепрограммы новостей более чем подробно цитировали посвященную ста дням пресс-конференцию самого Лебедя... Между тем: что же произошло?

О делах секретаря Совета безопасности писать легко. За эти сто дней он остановил чеченскую войну - великое дело, которое украсило бы любую политическую карьеру - но, впрочем - если для России - карьеру завершающуюся. О том, что лебедь, не имея на то полномочий, санкционировал развал России, отделение от нее части территории, говорят и продолжают говорить.

если в первые дни после подписания знаменитого соглашения с Асланом Масхадовым Лебедь еще мог уверять читателей и зрителей, что Чечня никуда не денется от России, то с каждым новым днем становится очевидным, что генерал блефовал, что он прекрасно понимал, что отпускает Чечню. Люди, которых продолжают именовать в российских СМИ сепаратистами практически полностью контролируют разрушенную войной республику, выходят на международную арену: в Страсбурге министр иностранных дел Ичкерии Руслан Чимаев дает пресс-конференцию прямо под носом у взбешенных Лукина, Жириновского и Зюганова, в Назрани представители руководства Ичкерии встречаются с руководителями северокавказских республик - а «стюардессу» Доку Завгаева, проживающего теперь в Москве, президент Ингушетии Руслан Аушев даже не приглашает на эту встречу... Чем более свободной будет Чечня, тем труднее будет Лебедю оправдываться, тем необходимее будет говорить о новых свершениях. Но говорить больше не о чем.

Лебедь обещал навести порядок в силовых структурах. Но он не контролирует эти силовые структуры. даже там, где, казалось бы, президент пошел навстречу Лебедю, успех обернулся поражением: например, с назначением генерал-полковника Игоря Родионова министром обороны России. Родионов - слишком крупная фигура в военном истеблишменте - так и не стал человеком Лебедя и не допустил разгрома аппарата своего ведомства мстительным генералом из

14-й армии. Лебедю удалось уволить только тех, кого он выгнал из министерства до назначения Родионова. Но и назначать новых людей на должности Родионов не стал: очевидно, старый генерал выжидает установления кремлевского равновесия. А Лебедь между тем говорит о возможности бунта в армии - примечательно, что во время пребывания генерала армии Павла Грачева во главе военного ведомства таких заявлений Лебедь не делал.

Лебедь обещал покончить с преступностью. Сегодня можно только иронически воспринять эти обещания.

Лебедь должен был привести в обновленный Совет безопасности новую команду. Оказалось, что у него практически нет команды, вернее - есть анекдот: «что, здесь будет работать вся 14-я армия? - нет, что вы, только штаб...». На Лебедя продолжают работать люди с одиозными репутациями - такими, как у лидера шовинистического Конгресса русских общин Дмитрия Рогозина или главы карликовой Демократической партии России экономиста Сергея Глазьева. У Лебедя нет никаких действенных структур поддержки. У него по-настоящему нет прессы: журналисты, восхищавшиеся им в дни окончания чеченской войны, раздражаются по любому другому поводу - иногда кажется, что нарочно раздражаются. По любому поводу его славят лишь люди, которым вряд ли верят их собственные жены - лебедю не повезло с летописцами, хотя у них и громкие имена, и выразительные физиономии. лебедю не повезло с банкирами: большая часть из них слишком связана с Анатолием Чубайсом, чтобы финансировать лебедя всерьез...

Он один. Это главный итог его ста дней. Он так и не стал аппаратчиком и не нашел союзников в аппаратной среде, настроенной по отношению к нему отнюдь не дружелюбно. Как публичный политик - а он, конечно, так и остался публичным политиком, и в этом его главное преимущество, именно поэтому он еще может бороться с Черномырдиным и Чубайсом - он так и не выработал собственной системы ценностей. Он мечется от электората к электорату: пытаясь понять, кто проголосует за него на следующих президентских выборах. Он заключает лихорадочные недолговечные союзы. Говорят о его консультациях с Сергеем Бабуриным, не примкнувшим к зюгановскому Народно-патриотическому союзу. Взгляды чистоплотного шовиниста Бабурина должны быть близки к взглядам лебедевского окружения, но вряд ли такое объединение может рассчитывать на большой успех.

Утверждают, что лебедевцы прощупывают электораты Жириновского и Зюганова, пытаясь контактировать прежде всего с местными структурами либерал-демократов и коммунистов. Но проголосуют ли сторонники Зюганова за человека, пошедшего работать в администрацию Ельцина и провалившего коммунистический реванш? Стоит прочесть, что пишет о генерале газета «завтра», иначе как предателем его давно уже не называющая, чтобы понять: эти люди для Лебедя - потеряны. Наиболее сенсационными выглядят слухи о союзе между генералом лебедем и генералом Коржаковым - эти слухи были торжественно подтверждены самим Лебедем на его последней «стодневной» пресс-конференции. Ясно, зачем Коржакову Лебедь, неясно, зачем Лебедю Коржаков...

Без Ельцина бывший главный охранник вряд ли может аккумулировать значительные средства - впрочем, повышенный пиетет российских СМИ перед Коржаковым вроде бы говорит об обратном...

Почему Лебедь поддерживает людей нарочито одиозных - президента Беларуси Александра Лукашенко или губернатора Приморья Евгения Наздратенко? Почему он не мог промолчать, когда его поддержали демократы, а должен был обрушиться на них с руганью?

Вполне возможно, что лебедь всерьез боится компрометации, только у него и его сотрудников весьма странные представления о компромате. Они боятся, как бы Лебедя не объединили с Гайдаром и Старовойтовой, в то время как «доброжелатели» генерала организуют любопытные утечки в прессе: канцлер Коль просил у Ельцина не трогать лебедя... на Западе Лебедя считают управляемым... и проч. и проч. Для Лебедя и его электората все это, действительно, - что нож вострый - у генерала в союзниках - канцлер германии!

Лебедь проигрывает, потому что боится расширения круга своих сторонников. За него голосовали, скажем так, романтики-государственники - мечтавшие о «твердой руке», о сильной власти, о легкой победе, а не о тяжелом мире. После чеченского умиротворения у лебедя появился шанс: нормальные люди - голосовавшие за Ельцина, потому что боялись Зюганова, за Явлинского, потому что хотели реформ с человеческим лицом. Но этих людей лебедь, кажется, боится больше всего. Те же, на кого он рассчитывает, хотели бы, чтобы он въехал в Грозный на белом коне, предварительно освободив Кремль от Ельцина. С точки зрения логики, у генерала нет шансов, он одинок, как никто в российской политике.

Но, к счастью для Лебедя, Россия очень нелогичная страна...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК