САМО?.. УБИЙСТВО?..

22 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 22 ноября-29 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Со смертью Михаила Коломийца украинская журналистика утратила не столько часть своей истории, сколько часть своего будущего...

Со смертью Михаила Коломийца украинская журналистика утратила не столько часть своей истории, сколько часть своего будущего. Михаил был редким для нашей страны профессионалом, который сочетал в своей работе западные стандарты и глубокое знание отечественных, в первую очередь экономических реалий. Сложно осознать, что человек, чье время в профессии только наступает, что человек, чье место в профессии было бы, несомненно, среди лидеров, уже никогда не сможет воплотить громадье своих планов в жизнь.

Он всегда мечтал об организации профессиональной школы журналистики, подобной той, что сам прошел в Рейтере. Коломиец не успел ее создать де-юре, но он создал ее де-факто. Информационный продукт, который производил он и научились производить его ученики, отличался актуальностью, логичностью, компетентностью и незаангажированностью. Михаил так много сделал для становления цивилизованных стандартов в работе информационного рынка страны, что словосочетание «школа Коломийца» стало абсолютно оправданным и, мы уверены, останется актуальным.

Для думающих экономических журналистов Украины Михаил Коломиец был непререкаемым авторитетом. Его статьями в середине 90-х гордилось «Зеркало недели». За консультациями и советами к нему обращались крупные иностранные и отечественные бизнесмены. Михаил был холодным и точным профессионалом. Таким, каким должна быть настоящая информация. При этом он был надежным, понимающим, сдержанным и обязательным человеком. Таким, каким должен быть настоящий друг.

Журналисты «ЗН» выражают соболезнование матери Михаила Ольге Михайловне, его сыну, близким и друзьям. Мы уверены, что этим человеком, его делами и мыслями они могут гордиться. Мы выражаем надежду, что все сотрудники агентства «Українськи новини» смогут, сохранив дух профессионализма и непредвзятости, пройти через это страшное испытание. Но мы точно знаем, что в цивилизованной журналистике будущего нам всем будет не хватать Михаила Коломийца.

Он был крайне предусмотрителен.

До исчезновения своего директора «Українські новини» оставались самым неизвестным из крупных агентств.

Отношения с властью были оптимальны: их не было.

Бизнес строился по осторожной формуле «Дожить до 2004 и выстрелить».

Тем не менее в среду тело Михаила Коломийца было выкопано из могилы на кладбище белорусского городка Молодечно и опознано матерью. Милиция полагает, что это самоубийство.

Странности в поведении Коломийца начались за 9 дней до нахождения его трупа. В понедельник, 21 октября, он без предупреждения не пришел на работу. Привыкшие к дисциплинированности директора, который всегда предупреждал о своем отсутствии заранее, руководители отделов компании отметили это про себя. К вечеру удивление переросло в беспокойство: Коломиец не отвечал на звонки либо отвергал их. Аналогичные странности продолжались во вторник. К концу этого дня шеф-корреспондент агентства пошел домой к Коломийцу на Шелковичную. Он встретил его в подъезде, однако Коломиец сказал только, что все в порядке, и в среду он сделает объявление в агентстве. После этого Коломиец сел в ожидавшее его такси, и никто из коллег и близких больше его не видел.

Согласно расследованию МВД, на этом такси Коломиец добрался до вокзала, где сел на поезд Киев—Минск. Милиция считает, что в белорусскую столицу он прибыл 23 октября. 25 октября он поселился в единственной гостинице старинного райцентра Молодечно. По данным белорусского следствия, служащие гостиницы первоначально приняли его за заезжего преуспевающего человека, который приехал «расслабиться» вдали от семьи. Однако, по данным белорусов, за три дня его проживания в Молодечно Коломийца никто не посещал, а сам он произвел впечатление подчеркнуто вежливого и спокойного человека.

Согласно белорусскому следствию, 28 октября Коломиец выписался из гостиницы. Следствие не нашло людей, которые видели его после этого живым. Утром 30-го в лесу возле дачного поселка «Горизонт» — в 30 километрах от Молодечно — грибник заметил человека, неподвижно стоявшего, по его описанию, возле дерева. Вернувшись через некоторое время и обнаружив человека на том же месте, грибник подошел ближе и понял, что это тело мертвого человека, которое висит на дереве в 30 сантиметрах от земли.

Вызванная милиция не обнаружила никаких документов. По объяснению белорусской стороны, в связи с этим после вскрытия, экспертизы и фотографирования тело было похоронено на городском кладбище как неопознанное. Между 13 и 18 ноября об этом факте стало известно двум следователям МВД Украины, которые прибыли в Беларусь для поисков Коломийца. В понедельник милиция объявила, что нашла Коломийца. В среду его тело после эксгумации и повторной полуторачасовой экспертизы белорусов было перевезено в Киев.

Ни одна из версий произошедшего, выдвинутых за четыре недели с момента исчезновения Михаила, не выглядит убедительной. Милиция с самого начала склонилась к версии самоубийства. К этому располагают добровольные перемещения Коломийца в Киеве в первые два дня его отсутствия на работе. Кроме того, в период с 22 по 28 октября данные о звонках мобильного Коломийца зафиксировали многократные разговоры с его знакомой Любовью Рубан. По ее словам, они действительно разговаривали. Коломиец объяснял свой отъезд психологическими проблемами. «Он говорил, что устал от жизни, что у него слишком высокие требования… Он прощался со мной», — сказала Рубан. 28-го Коломиец звонил шеф-корреспонденту агентства и своей матери Ольге Михайловне. У обоих он попросил прощения и, не вступая в диалог, положил трубку.

Однако аргументы против версии самоубийства также достаточно вески. Абсолютно неясны мотивы. Видимой депрессии до этого никто из друзей и родных не заметил. Естественно, в последнее время мало украинских журналистов выглядят счастливыми: часть сходит с ума за большие деньги, другая прячется в оазисах с маленькими тиражами. Коломиец тоже жил завтрашним днем. Но его завтрашний день был сравнительно точно спрогнозирован и расписан. Созданное в 1997 году агентство придерживалось формулы «тише едешь — дальше будешь». До 2000 года «Українські новини» вообще не делали новости о политике и криминале. Хотя после 2000-го политическая лента стала главным направлением инвестиций, спурт был запланирован только на 2004 год.

Отношениями со вторым владельцем «УН» — Валерием Хорошковским — Коломиец всегда был доволен. Вообще второй акционер подбирался долго и переборчиво. Главным критерием была для Коломийца не готовность давать деньги, а способность не считать СМИ пресс-службой. С этой точки зрения продажу в 2000 году половины акций можно считать успешной: ни во время проекта «Команда озимого поколения», ни после перехода в администрацию Виктора Медведчука Хорошковский ни разу не вмешивался в политику агентства, удовлетворяясь ростом его стоимости. О возросшей с лета проблеме цензуры СМИ журналисты «Українських новин» вместе с Коломийцем говорили несколько смущенно: она их не касалась.

Предположения о личных мотивах подтвердить или опровергнуть сложнее. Мать, женщина и друзья Коломийца их найти не могут. Его чувства были разделенными, отношения с близкими — устойчивыми. Важная деталь: все хорошо знавшие Коломийца отмечают его высокую психологическую устойчивость. За манеру встречать проблемы Мыкола Вересень как-то назвал его «индейским вождем».

При этом другие версии сейчас выглядят еще менее правдоподобными. Давления или угроз со стороны властей не было. Смесь политики одинаковых для всех стандартов новостей со слабым паблисити агентства не позволяла «Українським новинам» быть любимчиком Банковой, но и существенных проблем не создавала. Леонид Кучма, которого во время поездки в Литву местные журналисты спросили о причинах исчезновения Коломийца, заявил, что агентство независимое, но оппозиционным его назвать нельзя, добавив, что позиции с властью зачастую совпадают.

Отношения с сильными были только у журналистов, Коломийца же мало кто знал. «Я не знаю, о чем с ними говорить», — объяснял он минимизированную представительскую работу. На этом фоне версия о попадании в его руки смертельно опасной информации не выдерживает критики. «Українські новини», как и любое другое агентство, — не место для слива суперкомпромата. Кроме того, Коломиец с его здравым смыслом обязательно бы принял защитные меры в случае возникновения угрозы жизни. Самой простой и эффективной из них был бы публичный призыв о помощи.

Вместе с тем, вопреки фактам и логике, его тело лежит в морге в Киеве, ожидая приезда судмедэксперта «Репортеров без границ» для установления причин смерти. Вероятно, это будет тот же француз, который делал экспертизу тела Георгия Гонгадзе. Несмотря на абсолютные различия при жизни, оба теперь объединены цепью загадочных событий с единым концом.

Журналисты агентства просят правоохранительные органы максимально быстро и добросовестно установить мотивы и обстоятельства гибели Коломийца. Четырехнедельная история уже сейчас пестрит подозрительными «белыми пятнами». Кроме базовых вопросов «зачем и как», выглядит абсурдом его поездка в Беларусь с целью совершить самоубийство именно там. «Страна, в которой хочется повеситься» — это только горькая шутка одного из оппозиционных белорусских изданий. Если он хотел, чтобы тело не нашли, почему выбрал повешение и местность вблизи людей, в результате чего его нашли максимум на третий день. Где он был с 23 по 25 октября? Почему белорусские власти, нарушив юридические нормы, захоронили обеспеченного на вид человека без документов и который был найден лишь после просьбы министра внутренних дел Украины помочь в нахождении пропавшего? Судмедэксперт, осматривавший найденное тело, сказал местному прокурору: «Это не обычный человек, его будут искать». Почему белорусы, в первый раз пришедшие к выводу об отсутствии признаков насильственной смерти, после эксгумации вопреки воле матери провели повторную экспертизу, которая длилась полтора часа и во время которой доступ кислорода резко ухудшил состояние тела?

Дать честные ответы на все эти вопросы следствию, очевидно, будет крайне сложно. С самого начала высокопоставленные сыскари заявили что-то вроде «все понятно, кроме того, что случилось». Однако им есть для чего постараться.

Чувство постоянной угрозы и неуверенности в завтрашнем дне, которое преследует многих украинских журналистов, получило новый повод укрепиться. Возможно, законодатели должны подумать о введении нормы, по которой журналист обязан перед самоубийством написать записку в присутствии независимых понятых. Возможно, милиция должна ввести аккредитацию на поездки менеджеров СМИ в другие страны. Здравый смысл не всегда эффективен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК