Размышления на заданную тему

24 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 24 ноября-1 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Когда меня спрашивают, тоскую ли я по Майдану, то всегда отвечаю решительно «Нет!». В воспоминаниях о тех событиях не находится места тоске...

Когда меня спрашивают, тоскую ли я по Майдану, то всегда отвечаю решительно «Нет!». В воспоминаниях о тех событиях не находится места тоске. В свою очередь мне тоскливо от того, что произошло после оранжевой революции. Два последних года доказали, что пропасть между политической элитой и обществом оказалась еще глубже, чем казалось раньше. Порой создается впечатление, что это — два мира, существующих в разных плоскостях, в разных измерениях, в разных системах координат.

Категорически не согласен с тем, что идеи Майдана дискредитированы. На самом деле дискредитирована лишь значительная часть политиков, ассоциировавшихся с Майданом. Поэтому, наверное, было бы справедливо, чтобы они наконец-то прекратили упоминать Майдан всуе и порочить его идеи и завоевания.

Несмотря ни на что считаю оранжевую революцию выдающимся событием в истории как Украины, так и Европы, мира в целом. К тому же это событие несло не только чисто политическую, но и философскую нагрузку. Мы стали свидетелями ненасильственного, красивого, эстетского, я бы сказал, песенного процесса смены власти. Выражения типа «простите», «пожалуйста», «прошу» были самыми распространенными образцами майданной лексики. Майдан был свободен от суеты. Она появилась на главной площади страны только в последние дни революции, когда политики, ощутив вкус близкой победы, расталкивая друг друга, сотнями устремились на трибуну, рискуя ее развалить.

Майдан был уникальным актом самоорганизации. Он продемонстрировал, что в стране имеется целое поколение потенциальных лидеров, молодых, сильных личностей, которым, наверное, не хватало опыта, но, безусловно, не было недостатка в энергичности и ответственности. Эти люди должны были стать главным достоянием. Но не стали. Им не дали возможности послужить идее построения новой Украины. Подавляющее большинство из них не получили мест в органах власти и предвыборных списках ведущих политических партий. А без этого остаются несбыточными надежды на появление политической элиты, которая бы соответствовала уровню развития, ожиданиям и нуждам общества. Появление в политикуме немногочисленных новых симпатичных лиц не спасает ситуацию. Во-первых, это не является устоявшейся системой, неотвратимой тенденцией. А во-вторых, дебютанты рано или поздно начинают играть по давно установленным, далеко не прозрачным правилам, или выталкиваются средой как чужеродное тело.

Новых правил игры и новых игроков в политике страна так и не дождалась. Как не дождалась она и обещанных преобразований. Виктор Ющенко не мог быть мессией. Но он получил шанс стать предтечей. Получив высшую в государстве должность, Виктор Андреевич должен был приложить все свои усилия и авторитет на проведение коренных системных реформ во всех сферах жизни общества. Запас народного доверия позволял в начале 2005 года решиться практически на любые изменения, даже непопулярные, но крайне необходимые с точки зрения дальнейшего продвижения Украины.

Скорее всего, президент положил бы на алтарь развития государства свой личный рейтинг. Не исключено, что он лишил бы себя возможности быть переизбранным на второй срок. Зато Украина получила бы необходимую энергию и перспективу.

В свое время Вацлаву Гавелу и Леху Валенсе хватило решимости и ответственности поставить интересы Чехии и Польши, будущее своих стран выше личных стремлений. Они проиграли следующие выборы, но выиграли государства. Ныне эти люди — неоспоримые нравственные авторитеты для своих земляков, которые в дальнейшем достойно оценили мудрость и мужество своих бывших руководителей.

А наш президент пожинает плоды своего фактического самоустранения от власти в 2005 году. Вместо скорейшего начала изменений и реформ, Виктор Андреевич преимущественно мирил команду победителей и перераспределял полномочия. Создалось впечатление, что власть убеждена: она пришла надолго, имея в запасе минимум лет десять. А в запасе был лишь год — до парламентских выборов. Сейчас можно констатировать: Ющенко своей исторической миссии не выполнил.

Президент неоднократно повторял, что на Майдане избирали президента. На мой взгляд, подобное утверждение является мировоззренческой ошибкой. Я не хочу принижать роль Ющенко в событиях двухлетней давности, но на Майдане люди, прежде всего, отстаивали свое право на выборы. Они отвоевали это право, и это была крупная победа гражданского общества. Результатом этой победы стал выигрыш Ющенко в третьем туре выборов.

Учитывая это, свое президентство Виктор Андреевич должен был бы воспринимать не как вознаграждение, а как кредит доверия, который нужно возвращать. Не словом, а делом.

О несоответствии деклараций и реальных дел сказано немало, но я должен все-таки напомнить один лозунг: «Фальсификаторы выборов будут наказаны!» Наказали? Но выполнение этого обещания должно было стать делом чести для президента, победившего в третьем туре в результате отмены второго тура, поскольку были установлены факты фальсификации. Это признал Верховный суд. Но до сих пор никто не наказан за преступление, возмутившее миллионы людей. Фальсификация была, а фальсификаторов не было?

Меморандум фактически стал индульгенцией Партии регионов. Универсал — индульгенцией лично Януковичу. Переговоры между «Нашей Украиной» и ПРУ стали красноречивой иллюстрацией постмайданной эволюции Ющенко.

Лично я не верю в успех таких переговоров. Уверен, что «НУ» в полном составе никогда не будет членом «антикризисной коалиции». Если соответствующее решение все-таки примут, то «Нашу Украину», наверное, ожидает раскол, она исчезнет с политической арены. Часть уйдет в Партию регионов, часть — в БЮТ, часть в свободное плавание.

Президент в этом случае останется не только без собственной политической силы, но и без перспектив. Поскольку единственной опорой ему тогда будет служить Партия регионов, но едва ли подобное сотрудничество окажется для Ющенко перспективным.

Хотел бы предостеречь некоторые горячие головы от увлечения новыми политическими проектами. Могу ошибаться, но появление новой силы на оранжевом поле сегодня интересно прежде всего Партии регионов. Не исключаю, что ПР даже материально будет стимулировать создание таких проектов. По той простой причине, что следующие выборы в государстве, если они состоятся в конституционные сроки, это выборы президентские. Размывание оранжевого лагеря, появление целого ряда кандидатов и новых политических сил объективно будет играть в пользу кандидата от Партии регионов.

Не менее рискованна игра на отмену политической реформы. Потери для государства могут оказаться большими, чем достижения. Не стоит часто и резко менять правила игры, ведь наступает хаос.

Лично я против того, чтобы у одного человека, как бы его ни звали — Кравчук, Кучма, Ющенко, Янукович или Тимошенко, — была сконцентрирована вся полнота власти в государстве. В любом случае коллегиальный орган, коим является парламент, никогда, ни при каких условиях не будет стопроцентно состоять из одной политической силы, он будет обладать внутренней защитой в виде наличия той или иной позиции. Наличие таких балансов, сдерживающих факторов всегда лучше монополизации. Поэтому в этой части я против отмены политреформы. Но многие задают уместные вопросы о том, как именно были приняты изменения к Конституции. Да и содержание новой редакции Основного Закона трудно назвать безупречным. Поэтому лично я являюсь сторонником усовершенствования политической реформы, но усовершенствования постепенного, вдумчивого, осторожного. И к тому же не стоит забывать, что слепой возврат к старой модели может обернуться еще большим бедствием, нежели сама политреформа.

По-моему, стратегическим путем для Украины должно стать постепенное продвижение в сторону парламентской республики. Рано или поздно она обязательно ею станет.

Но на сегодняшний день Украина обладает своей спецификой. Проблемы конфессиональных и языковых отличий не решены, фактом является неоднородное социально-экономическое развитие разных регионов. При таких обстоятельствах институт президентства является сдерживающим и консолидирующим фактором. То, что мы наблюдаем определенное противостояние различных ветвей власти, можно считать даже положительным фактором. Непохожесть, нехождение одним строем являются признаком демократии, без которой любая власть не может быть эффективной.

Известно, что представители «антикризисной коалиции», в частности Партия регионов, вынашивают планы переноса президентских выборов в парламент. Сегодня это было бы стратегической ошибкой. Учитывая настроения в обществе, не думаю, что население так просто позволит политикам отнять право всенародно избирать президента. Если бы меня спросили, что может стать условием для появления нового Майдана, то я бы сделал следующее предположение: основания для всеобщего возмущения, для серьезного масштабного протеста возникнут именно тогда, когда кто-то сделает попытку изменить формат избрания президента. И если подобное произойдет, я уверен, что, как и два года назад, народ будет защищать не конкретно избранное лицо, а свое право избирать.

Сегодня многие говорят о досрочных парламентских выборах и возможном объединении оранжевых сил в ходе внеочередной кампании. Насколько оправданны такие надежды? Наверное, досрочные парламентские выборы были бы желательны. Потому что произошло фактическое искажение позиции избирателей, их волеизъявления. Ведь сформировавшаяся коалиция не получила бы большинства, если бы не позиция социалистов. А Соцпартию многие из избирателей рассматривали как неотъемлемую составляющую оранжевого лагеря. Поэтому моральные основания для того, чтобы провести досрочные парламентские выборы, имеются.

Повторяю, досрочные выборы желательны, но реальных шансов провести их не так уж и много. Ющенко не воспользовался своим правом роспуска Верховной Рады, хотя, на мой взгляд, имел для этого все основания. Теперь это будет сделать сложнее. Хотя не исключено, что соответствующее решение Конституционного суда вынудит объявить досрочную парламентскую кампанию.

Но готовы ли мы к ней? Вспомним опыт прошлого года: у оранжевых был прекрасный шанс на годовщину Майдана объединиться во власти, провозгласить общую программу действий и стартовать с высокого старта на парламентской гонке. Но каждый стремился вволю накупаться в лучах народной любви, показать свою исключительность и превосходство.

Не усвоив недавних уроков, мы сегодня — уже находясь в оппозиции, — снова не можем объединиться, снова размышляем, кто первичная оппозиция, кто вторичная, вместо того чтобы выработать общую программу действий и совместно начать наступление на пережитки прошлого.

Учитывая это, пребывание в составе правительства представителей «Нашей Украины», объявившей о своей оппозиционности, — стратегическая ошибка. Стремления правящей коалиции понятны: они всеми силами пытаются оставить в составе Кабинета хотя бы одного «нашеукраинца», чтобы разделить с кем-то ответственность за положение дел в государстве. Дескать, не мы сами заводили страну в тупик. А в чем логика «Нашей Украины»? Неужели кому-то так не хочется терять должность, причем далеко не определяющую? Нужно дать правящей коалиции проявить себя без посторонней помощи. И тогда станет понятно: кто и на что способен. Хотелось бы верить, что «Наша Украина» сделала выводы относительно своих ошибок, объявив об оппозиционности. Но сказав «А» они не говорят «Б». Надеюсь — только пока.

На пути к возможному объединению всех политических сил Майдана — ряд субъективных факторов, личная неприязнь ключевых лиц. Но надежда на взаимопонимание остается. Если объединительным фактором не станет ответственность перед избирателями, то, возможно, «враждующих друзей» примирит хотя бы элементарный инстинкт самосохранения?

Надеюсь, что ответственным лицам все же хватит мудрости перешагнуть через амбиции и пойти как на формирование объединенной оппозиции, так и на формирование объединенного списка на перспективу. Такой вопрос обсуждается постоянно. Первым шагом к этому должно стать немедленное формирование объединенной оппозиции. Объединение позиций двух мощных парламентских фракций было бы более эффективным и принесло бы больше пользы государству.

Стремление к объединению — не дань романтическому прошлому, а объективное требование настоящего. Объединенная оппозиция нужна для того, чтобы сдерживать реваншистские настроения, попытки восстановить «кучмизм». Тем более что появились весьма угрожающие тенденции. Возвращаются старые методы перераспределения собственности, давление на предпринимателей со стороны налоговой. Снова началась стрельба. Посчитайте, сколько за последние месяцы убито бизнесменов разного уровня...

Мы должны это остановить. Этим искупим вину перед сотнями тысяч рядовых героев Майдана, чьи надежды мы, все вместе, не оправдали.

Майдан продемонстрировал новые философские подходы к решению государственных проблем. Политикам оставалось только узаконить их. Но сделано это не было. Так, может, еще не поздно?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК