ПЕРЕТЯГИВАНИЕ КАНАТА

27 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 27 сентября-4 октября 2002г.
Отправить
Отправить

А ведь могут, если захотят. Именно эта фраза может служить краткой, но емкой оценкой действий оппозиции за истекшую неделю...

А ведь могут, если захотят. Именно эта фраза может служить краткой, но емкой оценкой действий оппозиции за истекшую неделю. Создалось впечатление, что идеологи «осенней революции» сделали надлежащие выводы из уроков, которые преподала ей власть накануне. В словах и делах противников режима наконец-то появилось то, чего ей недоставало, – расчет и вдохновение. А в действиях власти — поспешность.

Работа над ошибками-2

«Вылазки», проведенные силами авангарда оппозиции – депутатами, – оказались не только эффектными, но и эффективными. Напомним, что для начала группа народных избранников наведалась в телевизионный центр на улице Мельникова и организовала там небольшую панику. Формально акцию можно считать неудавшейся, ибо основное требование (предоставление прямого эфира Юлии Тимошенко, Александру Морозу и Петру Симоненко) не было удовлетворено. Однако есть основания полагать, что получение общенационального «телемегафона» во временное пользование и не являлось основной задачей лидеров «тройки». Вождей антипрезидентского движения трудно заподозрить в наивности: они не могли не понимать, что добровольно никто им эфира не даст. А «врываться» в телевизионное пространство при помощи силы они и не намеревались. В противном случае парламентарии явились бы под стены «карандаша» с многотысячной группой поддержки. Либо посетили бы телецентр не до, а во время выпуска вечерних новостей УТ-1 и попытались бы захватить студию. Однако столь радикальные меры даже не обсуждались. Во-первых, потому, что штаб оппозиции принял решение действовать исключительно в рамках правового поля. И не превращать акцию в «гуляй-поле». Во-вторых, в действительности данная операция преследовала совсем другие цели. Тактическую – привлечь внимание общественности. Стратегическую – заставить власть нервничать.

И оппозиция своего добилась. Она создала роскошный информационный повод, который не могли игнорировать даже те масс-медиа, которые получили жесткое указание, по возможности, игнорировать любые шаги противников власти. Оппозиционеры смогли достучаться до читателя, зрителя и слушателя, пускай даже таким искусственно созданным способом. И хотя большинство СМИ акцию на Мельникова соответствующим образом препарировали, необходимого для Банковой пропагандистского эффекта это не имело. Заявления о том, что пара десятков парламентариев «захватила» огромное по площади охраняемое здание, выглядели нелепыми даже для людей непосвященных. Особенно в свете того количества милиции, которое было в срочном порядке стянуто к «карандашу». И это стало доказательством того, что власть (чья уверенность во время событий 16 сентября граничила с самоуверенностью) начала «дергаться».

А в скорости ее заставили понервничать еще сильнее. Поход полусотни депутатов на Банковую заставил одну из противоборствующих сторон делать одну глупость за другой. Если бы Президенту хватило сообразительности сразу принять петицию оппозиции (а точнее сразу ответить отказом на все их требования), он бы лишил своих оппонентов дармовой политической рекламы. Но противники Леонида Кучмы исходили из неплохого знания особенностей характера гаранта. Чем сильнее Леонида Даниловича принуждают что-либо сделать, тем яростнее он сопротивляется нажиму. В итоге растерявшиеся подчиненные Верховного главнокомандующего принялись совершать одну глупость за другой. Блокировали небольшую группу безоружных людей неадекватно большим количеством людей вооруженных. Не пускали их в туалет. Обещали выдворить из президентского офиса любой ценой. «Автозаки», спецназовцы, потрясания постановлениями о возбуждении уголовного дела, угрозы применить к лицам (обладающим правом неприкосновенности) физическую силу – лучшего PR для оппозиции не сыщешь.

Тем более что в итоге долго сохранявший упорство Кучма все-таки встретился с делегатами оппозиции. И уже не важно, что именно он им ответил (тем более что все его ответы несложно было предсказать заранее), принципиально было то, что его вынудили это сделать. Это стало главным успехом противников. И не единственным. Среди прочего отметим, что администрации Президента не удалось оперативно собрать внушительную антиоппозиционную группу депутатской поддержки. Хотя соответствующая задача соответствующим лицом была поставлена. И еще один примечательный факт: как утверждают представители обеих сторон, Владимир Литвин в ходе переговоров между Кучмой и лидерами оппозиции, действительно, играл роль миротворца, а не слепого исполнителя президентской воли.

Отчасти его действия объяснялись нынешним статусом Владимира Михайловича. Отчасти – особенностями нынешней политической ситуации. Спикер, насколько можно судить, был крайне не заинтересован в создании большинства, тем более большинства, в котором видную роль будут играть эсдеки. Кроме того, председателя Верховной Рады, по имеющимся сведениям, несколько напугал «иракгейт». Посему резонно предположить, что оппозиционеры для Литвина – если и не союзники, то уж во всяком случае не заклятые враги.

Одним словом, оппозиция этот раунд противостояния выиграла, одержав несколько информационных, моральных и политических побед. Режим и его противники словно поменялись местами. Если на прошлой неделе уверенность Банковой привела к неуверенности в рядах антипрезидентских борцов, то на сей раз хладнокровие оппозиционеров заставило несколько опешить противную сторону. Если 16—18 сентября идеологи акции гражданского неповиновения явили свету некоторую скудность тактического арсенала, то теперь уже власть продемонстрировала, что просчитала далеко не все.

Поделимся и еще одним наблюдением – в депутатских рядах оппозиции заметен эмоциональный подъем. В первую очередь это касается парламентариев-коммунистов, которые (как нам поначалу казалось) выглядели на этой войне скорее принудительно мобилизованными резервистами, нежели патриотично настроенными добровольцами. Зато сейчас в их действиях невооруженным глазом виден кураж. По некоторым данным, Симоненко имел основания опасаться возникновения внутренней оппозиции в партии – далеко не всем могло прийтись по душе перспектива воевать под одним знаменем с Морозом, Тимошенко и тем более с Ющенко. Но опасения, кажется, оказались напрасными. Немалую роль сыграл тот факт, что лидера КПУ массово поддержали региональные организации, а также большая часть так называемого консервативного крыла в руководстве партии, в первую очередь авторитетный Валентин Матвеев.

Не знаю, это ли так окрылило Петра Николаевича или же его начала воодушевлять слабость, все чаще демонстрируемая властью, но в словах и поступках начал появляться не ощущавшийся до этого «драйв». После его эмоционального спича, прозвучавшего с парламентской трибуны 24 сентября, захотелось моментально записаться в Компартию – настолько харизматичным и убедительным выглядел в этот момент вождь организации.

Как утверждает целый ряд источников, власть предприняла несколько попыток отколоть КПУ от Соцпартии и БЮТ, но пока успехом эти усилия не увенчались. В итоге оппозиция сохранила внушительные оргресурсы, находящиеся в распоряжении коммунистов. А кроме того, лишила Банковую возможности заручиться безоговорочной поддержкой Москвы. Косвенным свидетельством этого является тональность некоторых публикаций и сюжетов российских СМИ. На закате «кассетного скандала» и особенно во время последней парламентской кампании масс-медиа стратегического партнера дружно и добросовестно намазывали украинскую оппозицию тонким слоем на стенку. А сейчас все чаще осторожно намекают: Кремлю еще стоит подумать, кого поддерживать в Киеве. Кучму, который приглашает в Украину Папу Римского и ведет Украину в НАТО. Или коммунистов, у которых в чести прославянская и антинатовская риторика…

Так что пока нет повода сомневаться в оппозиционной стойкости Петра Симоненко сотоварищи. Зато появился повод говорить об очередном обострении разногласий между «тройкой» и Ющенко.

Слепили из того, что было…

Ряд представителей «Нашей Украины» приняли участие в нашумевшем походе оппозиционных депутатов на Банковую. Разумеется, этот факт не позволяет даже с натяжкой говорить о политической поддержке Виктором Ющенко указанной акции. Однако, по свидетельству некоторых близких к Виктору Андреевичу людей, есть основания говорить о демонстрации моральной поддержки. Во всяком случае, ранним утром 25 сентября, когда итог противостояния в администрации Президента был еще не ясен, вождь «НУ» в узком кругу якобы выражал готовность идти на Банковую и вести за собой фракцию. Особенно в том случае, если бы появилась достоверная информация о возможном применении силы. Разумеется, «выразить готовность» и «пойти» – глаголы, несущие различную смысловую нагрузку. Тем не менее благородный порыв (если он действительно имел место) заслуживает быть отмеченным.

Последующие события дали повод говорить о том, что противоречия между «тройкой» и «Нашей Украиной» (в первую очередь противоречия между Симоненко и Ющенко) все еще острее, чем этого хотелось сторонникам оппозиции. В середине недели все четыре антипрезидентские фракции договорились о том, что будут игнорировать заседания Верховной Рады и демонстративно откажутся от участия в голосовании до того момента, пока сессия не начнет обсуждение политического кризиса в стране. КПУ, СПУ и БЮТ о своем намерении объявили еще 25 сентября. «Наша Украина» – днем позже. Уполномоченный фракцией Владимир Филенко зачитал соответствующее заявление, под аккомпанемент которого представители «НУ» потянулись к выходу. Не успела за последним «нашеукраинцем» захлопнуться дверь, как спикер Литвин поставил на голосование вопрос о включении в повестку дня того самого постановления, на котором так настаивала оппозиция. Позже «ющенковцы» расценили жест Литвина как уловку – якобы спикер таким образом пытался втянуть их в участие в заседании. Тем более что, по словам «наших», во время предварительных переговоров председатель ВР наотрез отказался ставить вопрос о текущем политическом моменте на голосование.

Но ряд коммунистов позволили себе сдержанно возмутиться по поводу несвоевременного (как им показалось) ухода фракции Ющенко из зала. Кое-кто из представителей депутатской ячейки КПУ даже предположил, что демарш «НУ» — попытка Виктора Андреевича набить цену перед очередным раундом переговоров по поводу создания «конструктивного большинства». Дальнейшие события это предположение частично подтвердили: к вечеру 26 сентября вождь «наших» вновь активно включился в процесс создания большинства и провел консультации с руководителями девяти пропрезидентских фракций. А чуть раньше появилась информация о том, что Ющенко встретился с Президентом, и в ходе беседы глава государства якобы предложил визави не только пост премьера, но и семь министерских портфелей. В ответ Виктор Андреевич (по информации наших источников) объявил, что посоветуется с фракцией. В окружении Ющенко нам факт подобного разговора не подтвердили, но и не опровергли. По утверждениям же представителей провластной «девятки», 26-го экс-премьер не исключил, что его фракция присоединится к будущему большинству. Но выдвинул два жестких условия – в коалиции не должно быть фракции СДПУ(о), а самому Ющенко должен быть гарантирован пост премьера.

Любопытно, что идею возвращения Виктора Андреевича в переговорный процесс, касающийся создания большинства, по некоторым данным, поддержала и часть представителей оппозиционной тройки. При этом они рекомендовали Ющенко ужесточить требования, предъявляемые к власти, и добавить к перечню «запросов» отставку Медведчука с поста главы АП и установление парламентского контроля за назначением и снятием «силовиков». От себя добавим, что едва ли Ющенко рискнул бы эти требования озвучить. И еще менее вероятно, что Президент эти требования удовлетворил.

Как бы там ни было, глава «Нашей Украины» втягиваться в процесс немедленного создания большинства не спешил. Зато повод спешить был у Президента – у него возникла острая необходимость создать опору в парламенте. В силу известных внутренних и внешних причин. Потому процессу придали необходимое ускорение.

По некоторым сведениям, к вечеру 26 сентября у творцов нового большинства было на руках около двухсот заявлений потенциальных большевиков. К утру 27-го, по словам некоторых конструкторов провластной коалиции, количество желающих возросло (по разным сведениям) до 230—235. Якобы эмиссарам Президента удалось «уболтать» почти всех внефракционных, а также заполучить соответствующие заявления пяти представителей «Нашей Украины». Таким образом «девятка» (общее число штыков которой, с учетом семерых членов «демонтированной» «Еды», составляет 223) создавала необходимый задел.

В свою очередь, представители «НУ» вчера утром информацию о дезертирстве из своих рядов опровергли, хотя возможности презентации наспех склепанного большинства не исключали. Что нашло свое подтверждение буквально через пару часов. Представитель фракции «Европейский выбор» Владимир Пехота зачитал заявление о создании коалиции на базе фракций Партии промышленников и предпринимателей «Трудовой Украины», «Регионов Украины», СДПУ(о), «Европейского выбора», «Демократических инициатив», НДП, «Народовластия», «Аграриев Украины», «Народного выбора» и остатков «Единой Украины». Соответствующие заявления подали 226 народных избранников. «Наших» среди них не оказалось.

«Новые большевики» не скрывают, что намерены переделить парламентские портфели, и надеются, что пока этот процесс не начался, их ряды пополнят некоторые оппозиционеры. Желающие в этом переделе поучаствовать или не желающие оставлять занимаемые руководящие кресла. Их оппоненты, в свою очередь, заявляют, что 226 и даже 240 мандатов, не позволят большинству обеспечить нормальное законотворчество и предрекают, что большинство развалится так же скоропостижно, как и появилось. Кстати, спешка, продемонстрированная властью, – лишнее свидетельство ее слабости. Создать такое большинство власть могла и месяц назад, но не хотела рисковать – ей нужен был задел. Но Банковая, невзирая на все потуги главы администрации, так и не нашла в ВР ни одного «лишнего» голоса и лепила большинство из того, что было.

Резонно предположить, что возможный передел комитетов вынудит оппозицию отказаться от любых форм сотрудничества с «большевиками» вплоть до отказа участия в заседаниях и блокирования заседаний сессии. Не исключено появление параллельной Верховной Рады. Парламентский кризис может стать суровой реальностью и способен поставить под угрозу дееспособность ВР. Следствием чего может стать досрочный роспуск высшего законодательного органа. А в этом представители нового большинства едва ли заинтересованы.

Непраздный вопрос – как поведет себя в этой ситуации Ющенко? Станет более сговорчивым, предпочтет синицу в руках журавлю в небе? Или же, наоборот, жесткость, продемонстрированная властью, подтолкнет его на более тесный контакт с «тройкой». Пока вопрос остается открытым. Отметим лишь одно: невзирая на очередной обмен уколами между «нашими» и коммунистами, представители обеих политических сил (вместе с социалистами и «бютовцами») поддержали обращение к мировому сообществу, в котором призывают воздержаться от санкций против Украины. И четко различать позицию народа и поступки власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК