ОТКРОЙ ГЛАЗА И ДУМАЙ

11 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 11 октября-18 октября 1996г.
Отправить
Отправить

Нелегко было и королеве-матери, выдавая дочь замуж за некрасивого и немолодого короля державы, обещавшей стать дружественной, советовать невесте: «Закрой глаза и думай об Англии»...

Нелегко было и королеве-матери, выдавая дочь замуж за некрасивого и немолодого короля державы, обещавшей стать дружественной, советовать невесте: «Закрой глаза и думай об Англии».

Украина, которую считают засидевшейся и слишком разборчивой «невестой», вынуждена принимать судьбоносные решения не только без доброго напутствия близкого любящего советчика, но, напротив, под жестким и в каждом случае безальтернативным давлением противостоящих друг другу сил, структур, цивилизаций... Давно развеялись иллюзии, что это за ее «руку» идет спор. Нет, спорящие то перекрикиваются, то перешептываются через ее голову, заботясь исключительно о собственных интересах. В таких условиях ни «любить ушами», ни даже просто четко понять, что слышишь, невозможно.

Остается, как и полагается в мире индивидуализма, - открыть глаза и думать...

Мы решили поподробнее расспросить главу украинского парламента Александра Мороза о его видении и понимании проблем будущего украинской безопасности и перспектив ее вживания в европейскую «семью» не случайно. Все знают, что у Мороза есть своя особая идея - проведение в Украине в 2000 году общеевропейской конференции по вопросам безопасности и сотрудничества, конференции, которая развивала бы Хельсинкский процесс и стала бы очередным его решающим этапом в создании новой европейской «архитектуры» безопасности.

Но мало кому известно, зачем и почему спикер парламента придумал эту идею, почему она никогда не встречается в речах практиков украинской международной политики. Последние, похоже, не просто не любят, а очень не любят эту идею. В результате завеса молчания вызывает и простое любопытство, и кое-какие политические вопросы.

Но официальным поводом для предлагаемого читателям интервью стал тот неопровержимый факт, что спикер парламента - не просто мечтатель с улицы Грушевского, а человек, от которого во многом зависит, будет ли законодательно оформлено любое принятое исполнительными властями решение, особенно в сфере международных отношений. По Конституции парламент и вырабатывает основы внешней политики, и ратифицирует подписанные на этой (или же ратифицирует подписанные помимо ее) основе международные договоры. Не знать или избегать знать мнение главы законодательного органа по самым острым вопросам международной жизни Украины - и смешно, и глупо, и опасно.

Посему: Александр Мороз -

о национальных интересах Украины и евробезопасности.

- В чем, по вашему мнению, заключается внешняя угроза национальной безопасности Украины?

- Сегодня источник опасности - изменение существующей системы стабильности, независимо от того, с какой стороны это изменение будет начато. Особенно опасна смена системы стабильности без учета интересов всех субъектов международной жизни, которых она волнует - а она волнует, конечно, всех.

Часть стран разрешила свои проблемы вхождением в НАТО. Но это факторы прошедшего времени. Можно понять традиционных членов НАТО, готовых разделить свой альянс с новыми участниками. Это не нарушает баланс безопасности нынешних 16 членов НАТО, а напротив, усиливает их безопасность, но в традиционном для блокового противостояния смысле.

Может ли быть индифферентна Украина? Ведь каждое действие рождает противодействие. Учтены ли интересы Украины именно в схеме «действие - противодействие»? С одной стороны, нас никто об этом не спрашивает, а с другой - наши потребности никого не интересуют. Но мы - субъект международной жизни. Мы должны договориться со всеми соседями, на каких основаниях строить систему общей безопасности. Если мы сначала все рассчитаем, договоримся, подпишем соответствующие документы, тогда можно будет судить, в каких рамках могут изменяться пределы существующих блоков - военных, политических и других, каковы будут функции ныне существующих структур: НАТО, ОБСЕ, СЕ, ЗЕС, ЦЕИ, ПАЧЕС, СНГ и т.д. И тогда каждая из этих структур будет разрабатывать свою функцию, чтобы совместно работать над общей системой безопасности. Одни займутся урегулированием этнических проблем, другие - прав человека, экономической безопасностью, военными аспектами и т.д. Если так подходить, то можно было бы предотвратить обеспечение интересов группы стран за счет интересов остальных. А у меня складывается впечатление, что пока все происходит за счет интересов Украины.

Вот поехал А.Лебедь в Брюссель. Хорошо его принимают: представитель сильной военной державы... Хорошо бы так всех принимали... Он говорит, в принципе, верные вещи: что надо наладить сотрудничество России с НАТО, чтобы гарантировать стабильность. Но возникает вопрос: он будет договариваться с НАТО от имени России, а как будет решаться судьба Украины? Почему вообще за нашей спиной об этом говорят, а мы воспринимаем это только как факт? Вот поэтому я и говорю о коллективных консультациях, совместном предварительном анализе и прогнозе ситуации, после чего принимаются взаимные обязательства всех участников процесса. Такова моя идеология. И я полагаю, что дело не только в моей личной точке зрения, а в самой природе проблемы общей безопасности, которая не может не базироваться на совместном предварительном анализе и согласовании позиций всех участников процесса.

- Возможно, ситуация и методы определяются тем, что победившая в «холодной войне» сторона диктует свои условия проигравшей?

- Об этом я говорил два года назад с трибуны Верховной Рады.

- Таким образом, это реалии жизни. Чтобы их изменить, нужна общая поддержка субъектов международной жизни, заинтересованных именно в вашем подходе. Какова реакция руководителей стран, с которыми вы обсуждали данную проблему?

- Да, я говорил почти со всеми лидерами европейских стран, и никто не отрицает необходимости проведения такой конференции с предварительной подготовкой. Все понимают, что необходимо посовещаться. Потому что никто в отдельности реального прогноза составить не может. К примеру, глава польского парламента пан Зых не нашел, что возразить на мое утверждение, что именно его страна, став передним рубежом возможного противостояния, в случае осуществления гипотетического конфликта, пострадает первой. Зато отдаление границ такого конфликта от нынешних членов НАТО усиливает их безопасность. Пан Зых аргументировал позицию страны тем, что стремление в НАТО уже воспринято всем общественным сознанием польского народа. На вопрос к господину Бразаускасу: где он видит границу НАТО на востоке, он не ответил... С моей стороны - естественный вопрос, его можно так ставить?

- Можно. Но можно ли от имени Украины заявлять, что она против расширения НАТО?

- Я от имени Украины, во-первых, никогда не высказывался, а во-вторых, ставил вопрос не так. Возможно, и можно расширять НАТО, но только с учетом интересов Украины и других стран. Чего нельзя сделать без предварительных консультаций.

- Кто из разделяющих ваши взгляды выразил готовность приступить к подготовке такой конференции, начинать разрабатывать проекты документов, собирать необходимую информацию?

- Я говорил с предыдущим и нынешним главами Парламентской ассамблеи ОБСЕ, в частности, с госпожой Фишер. Они понимают, что это надо делать. Но я заметил и другое. То, что происходит, - происходит даже помимо воли нынешних членов НАТО, стратегия определяется в Вашингтоне. И когда я говорил с Кристофером о том, что ускоренное расширение НАТО может привести к обратным результатам, он соглашался с теми аргументами, которые я даже сейчас не могу обнародовать в этом интервью. Но через день он выступает в Праге и заявляет, что следует ускорить этот процесс. То есть, я делаю вывод, что мнение европейских членов НАТО уже сейчас не учитывается, все уже решено за них. Таким образом, сохраняется приоритет права сильной державы над правами других держав. С одной стороны, это объективный фактор текущей конъюнктуры, но с точки зрения перспективного развития отношений в ХХI столетии - мы должны от этого отойти. Ибо неизбежно вновь создадим порочную ситуацию, из которой будем искать выход.

Я задавал вопрос, кажется, Гельмуту Колю: мы строим в перспективе какую Европу? Безъядерную, с низкими уровнями противостояния, с оборонными военными доктринами? Значит, в какой-то момент будем выводить свои военные силы с каких-то территорий. Так зачем сначала входить, а потом выходить? Если уже сейчас можно договориться, что не следует этого делать.

Припомните: два года назад - сколько было крику вокруг присоединения Украины к ДНЯО. Тогда кое-что и от меня зависело: будет ли ратифицирован договор. Не знаю, грех ли мой, что это произошло. Я беседовал во французском парламенте - они уже забыли, что давали какие-то гарантии безопасности Украины. Их это просто не интересует. Те гарантии - слова. А вот есть свои ядерные вооружения, были завершены испытания этих вооружений...

- Но в результате договор о запрете ядерных испытаний подписан...

- Франция действительно подписала договор о запрете ядерных испытаний, но только после того, как убедилась, что до уровня уже существующих ее ядерных вооружений никто из потенциальных новых конкурентов не дотянется...

- Является ли, по вашему мнению, расширение НАТО нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия?

- Смотря в каком контексте. Если, например, Словения войдет в НАТО, рассчитывая, что ядерное оружие не будет введено на ее территорию, то она ничем не гарантирована от того, что в случае «крайней необходимости» этого не случится. И никто не будет спрашивать тогда Словению.

- Это диктуется самим Уставом НАТО?

- Это диктуется правом силы.

- Это ваша субъективная оценка - возможные решения альянса в крайних ситуациях?..

- Никто не может опровергнуть возможности подобного развития событий. Когда Украину уговаривали подписать ДНЯО, речь шла о том (и мы сами поддерживали эту тему), что ее пример станет активно наследоваться, что более никогда ни о какой форме распространения оружия речь пойти не сможет.

- Как вы подходите к перспективам восточного военного блока?

- Так же точно, как к НАТО.

- То есть все обо всем договариваются и военные блоки самораспускаются?

- Или самораспускаются, или договариваются, как они будут взаимодействовать и на каких условиях использоваться. Обратите внимание, когда речь зашла о локализации балканского конфликта, использование НАТО воспринималось как Богом данное. Раз НАТО существует и является эффективной военной структурой - значит, пусть поработает в Югославии, немного побомбят и будет порядок. Где, в каких документах, в Уставе НАТО разве есть положение об использовании этих сил для локализации конфликта? Есть один Устав - ООН, есть статус «голубых касок», пусть войска НАТО войдут в эту структуру или выполняют миротворческую функцию под эгидой ООН. Если речь идет о Европе - под эгидой ОБСЕ. Функция ОБСЕ лучшим образом отвечает этим задачам. Российские, украинские, бельгийские, какие угодно другие войска, которые проходили тренинг под «крышей» НАТО, пусть получат специальный мандат от исполнительного органа ОБСЕ, возможно - Совета безопасности, и выполняют соответствующую функцию. Те же танки, которые сегодня есть в Югославии, пусть несут службу, но не под эгидой НАТО, а под контролем международной организации, которая учитывает интересы всех субъектов этого континента.

- Итак, возвращаясь к вашей модели дальнейшего ведения переговоров по евробезопасности, можно сделать вывод, что большую роль играют подписываемые документы, которые должны создать безоговорочную международно-правовую базу для выполнения обязательств всех субъектов системы.

Но тогда интересно, как вы видите собственно украинскую правовую базу, которая описывает внешнеполитические аспекты национальной безопасности страны? Речь идет о Концепции национальной безопасности, военной доктрине и таких «мелких» законах, как Закон об иностранных войсках, которые регламентируют механизмы сохранения хотя бы территориальной целостности страны. Почему столько лет все это лежит без принятия окончательных законодательных решений в парламенте?

- Ну почему же «лежит»? Доктрина у нас есть, ее надо дорабатывать, и комиссия по обороне и нацбезопасности этим занимается. Я дал поручение этой комиссии и комиссии по иностранным делам разработать документ относительно отношения Украины к расширению НАТО. То, о чем я говорил выше, - неопровержимо, не потому, что я так думаю, а потому, что такова логика развития событий. Нужно идти иным путем, чем до сих пор, нужно отказываться от биполярной системы.

Но политики современной Украины говорят о самых разных путях изменения этого общего геополитического курса. Одни готовы хоть сегодня вступить в НАТО, не учитывая, какой может быть реакция не заинтересованной в этом России. Другие, умеренные, как бы не против расширения НАТО и без нас, но и сам процесс рассматривается ими с точки зрения «моя хата скраю» - это почти официальная сегодняшняя политика. Третьи категорически против расширения НАТО, вообще против НАТО, зато за вступление Украины в Ташкентский договор... Потому и необходимо на парламентском уровне все эти позиции изучить и определиться. Такой документ вооружит меня, других депутатов, Президента, Кабмин, МИД совершенно определенной концепцией отношения к данному конкретному вопросу.

- Но почему не Концепция национальной безопасности? Это был бы документ действительно всеохватный и концептуальный, с совершенно определенной мотивировкой. Да и статус подобного документа более отвечает конституционным требованиям, хотя бы в рамках положения о выработке парламентом основ внешней и внутренней политики. Статус же того документа, который вы называете, - гораздо ниже, он может не быть воспринят исполнительной властью как руководство к действию.

- Тогда уже следует говорить о Концепции внешней политики, это более широкий документ по сравнению с Концепцией национальной безопасности. Он у нас есть, но принимался в совершенно иных условиях, нужно вносить коррективы. Это можно будет сделать в начале следующей сессии. А постановление об отношении к НАТО я просил подготовить в течение месяца.

- Немного конкретнее о непосредственных источниках опасности. Проблема Севастополя. Международно-правовые аспекты, как и внутреннее законодательство, казалось бы, исчерпали вопрос территориальной принадлежности Севастополя. Однако не только появляются заявления главы СБ дружественной державы, но и парламент ее готовит проект закона, являющийся прямым вмешательством во внутренние дела Украины. И это - на основании тем же парламентом ранее принятого и не отмененного закона о статусе Севастополя. Так какие механизмы могут защитить Украину от подобных посягательств соседней страны (если А.Лебедь и не считается официальным компетентным лицом, то Госдуму так нельзя назвать), если больше в правовом отношении двигаться некуда?

- Есть куда. Именно тот многосторонний документ, о котором я говорил выше, мог бы предостеречь соседние страны от подобных претензий - на Крым ли или на остров Змеиный... Это - в многостороннем плане. А что касается двусторонних отношений, то, естественно, принцип стабильности границ - непререкаем и в любых переговорных процессах к вопросу пересмотра территорий никто не возвратится. Что же касается документа, который готовится в Госдуме РФ относительно финансирования Севастополя, то это не просто право, это долг России: платить за использование территории, объектов и т.д., которые, по моим подсчетам, поглощают сегодня более половины городского бюджета Севастополя.

- Но, Александр Александрович, Госдума собирается финансировать город как территориальную единицу, подразумевая, что это и есть база ЧФ, тогда как вопрос арендной платы далеко не определен в переговорах между сторонами, как не определены и размеры, и прочие параметры арендуемой территории. Получается, что своим решением российский парламент в одностороннем порядке решит данный вопрос и поставит нас перед фактом...

Однако вот парадокс. В НАТО как раз существует тот механизм воздействия на двусторонние отношения входящих в структуру стран, который вы называли выше: сначала урегулировать все пограничные проблемы, а только затем претендовать на вступление в альянс. И механизм сработал: Венгрия с Румынией решили очень затяжной конфликт. Но Украина с Россией столько лет на словах говорят об отсутствии территориальных претензий друг к другу, а большой Договор не могут подписать, все возвращаясь к проблеме, слишком близкой к территориальным претензиям. Так может ли хоть ООН заставить Москву выполнить общепризнанные международно-правовые нормы?

- Факт такой есть, но можно долго говорить о факторах, влияющих на его разрешение. Однако народы давным-давно разрешили этот вопрос и в России, и в Украине. И люди в Крыму, как и во всей Украине, прекрасно понимают, что это не должно быть предметом спекуляций, а спекуляции исходят только от политиков. Кто-то надеется понравиться электорату, демонстрируя свою способность к собиранию земель. Нас это не касается. Мы имеем официальные позиции лидеров соседнего государства...

- Известно официальное высказывание В.Примакова о том, что если Россия не будет удовлетворена отношениями с НАТО, она может принять адекватные меры. Какими, по-вашему, средствами располагает Россия для таких мер, что это может быть?

- Не комментируя высказывание главы внешнеполитического ведомства РФ, предположу, что это может быть и рост военного присутствия в Калининградской области, и снижение экономической активности в отношениях с такими странами, как Польша, которая имеет большой объем товарооборота с РФ. Не знаю, что имел в виду Примаков, но понимаю, что Россия не будет равнодушна к расширению НАТО. Если на украинское военное могущество уже махнули рукой, то Россия сознает сама и дает понять другим, что такое могущество терять не намерена. И ее в этом смысле вполне адекватно оценивают. Но попробуй мы, как хотел бы И.Заец, кинуться сегодня в объятия НАТО, то и Россия использовала бы тот «крючок», на котором мы у нее находимся, да и НАТО предпочло бы сохранить дистанцию в лице Украины между собой и военной мощью России.

- Какие интересы, по-вашему, преследует НАТО, активизируя свое расширение? Ведь на определенном этапе обсуждения этой проблемы высказывались опасения, что такой процесс может создать кризис или даже коллапс в самом альянсе?

- Я бы сказал - не интересы, а причины. НАТО не доверяет России, не верит в то, что Россия не будет им соперником. Украине когда-то тоже не доверяли, но ее уже «разгребают». А России вынуждены противопоставить силу, хотя при этом надеются продолжать политику поддержки там, как и у нас, «реформ», которые постепенно разрушат и российскую экономическую и военную мощь.

- А вы полагаете, что России сегодня можно верить, что она способна существовать без этого противостояния? Что в других условиях она согласится договариваться? Ведь Россия не только сохраняет свой военный потенциал, но и обнародовала документ о своих глобальных национальных интересах, которые мало в чем уступают позиции США. В какой-то момент, возможно, именно содержание военной доктрины России произвело неизгладимое впечатление на руководство НАТО, после чего и пошло ускорение нынешнего расширения...

- Да, пока складывается впечатление, что Россия с Западом собираются договариваться не столько о глобальной безопасности, сколько о переделе сфер влияния, о подконтрольности территорий. Естественно, это для Украины - самая неприятная перспектива, и потому мы должны вмешаться в подобный «договорный» процесс, чтобы перевести его на иные рельсы. И апеллировать к странам, которых подобные вещи могут касаться. По сути, это мы должны потребовать от России, чтобы она отказалась от идей, заложенных в указе Ельцина, о котором вы упомянули. Но потребовать подобного можно только в рамках широкого международного переговорного процесса, обеспечивая сдержанность и противной России стороны.

В конце концов рассмотрим и такой гипотетический вариант. Что если через какое-то время в Украине победят силы, которые, увидев возле своих западных границ танки Круппа, примут однозначное решение: броситься в объятия России и выставить харьковские танки против немецких, задействовать ту самую единую противовоздушную оборону, к которой мы подсоединены... Это уже полная утрата суверенности и государственности Украины. Почему этого никто не хочет учитывать, в том числе и в НАТО? Я примерно так и говорил Кристоферу: нынешний процесс если и не прямо провоцирует, то предусматривает такой путь развития для Украины.

- Другая гипотеза. Вступление Украины в НАТО не грозит потерей суверенности и державности. Нам говорят о том, что двери в НАТО никогда не закрыты для Украины. Почему не воспользоваться?

- Для нас якобы открыты двери и в европейские рынки. Вот только национальные рынки тех стран закрыты и прорваться в ГАТТ-МОТ, в Евросоюз никак не удается. Разве не сознательно нам оставляют лишь унизительный путь демпинговой торговли, да и то лишь химическими продуктами и металлом да кое-какими сельхозтоварами, превращая нас в сырьевой придаток Европы? И при этом готовы прокредитовать обильное потребление Украиной энергоносителей из России, после чего наши долги только возрастут, а никакой структурной перестройки даже не предвидится. Двери в НАТО открыты, только до них еще надо преодолеть эти барьеры, а перспективы как раз в данном вопросе более чем туманны. Но это уже вопрос о том, происходят ли действительно у нас экономические реформы, которые так поддерживаются Западом и которые якобы «блокируются» консервативными силами Верховной Рады...

- Вопрос практический. По результатам визита в Вашингтон секретаря РНБОУ начинается работа над документом, который оформит наиболее выгодное для Украины специальное сотрудничество с НАТО. Полезно ли будет в рамках этого сотрудничества, например, выполнение украинскими предприятиями военных заказов для НАТО, модернизация армии по европейским стандартам?

- Написано может быть все что угодно, те же красивые слова, как и в гарантиях безопасности, разработанных для Украины Францией, Англией, Америкой и Россией... Военные заказы, совместные учения - это очень полезно. Только я сильно сомневаюсь, что с той стороны поступят нам такие заказы. Наша перспектива - решать эти вопросы на двусторонней основе. Вся их военная промышленность работает как на удовлетворение потребностей каждой из стран, так и для потребностей военного контингента НАТО. В тот рынок запустят еще и Украину? С чем? Наша военная техника создана на иных стандартах, значит, придется полностью перестраивать всю военную индустрию, а не просто продавать продукцию. Им нужны вертолеты - но мы не выпускаем вертолетов. А если мы создадим хороший транспортный самолет - так они его купят и без специального сотрудничества.

- Итак, пока нас не слышит ни та, ни другая сторона. Каков реальный механизм, чтобы заставить услышать наш голос?

- Настойчивые переговоры на всех уровнях, во всех европейских структурах. Но обязательно - с общих для украинской политики позиций. Целенаправленно бить в одну точку...

- Как сегодня осуществляется согласование позиций исполнительной и законодательной власти в этом отношении?

- К сожалению, пока не в той мере, как это необходимо. Часть той концепции, которую я предложил (создание безъядерных зон в Европе), теперь постоянно используется Президентом и внешнеполитическим ведомством, но вне целостного контекста. Да, эта идея может сработать. В Европе есть внеблоковые безъядерные державы, такие, как Финляндия, Швейцария, Украина, Австрия, - если вокруг них расширять эти «светлые пятна» в «заретушеванном» военным блоком пространстве, можно выйти на новый механизм взаимоотношений. Я говорил с президентом Финляндии Ахтисаари - он поддерживает расширение НАТО, но не за счет своей страны. Парадокс...

- Возможно, этим странам как раз выгодно, чтобы их окружали члены НАТО, в этом они и видят баланс сил, обеспечивающий их собственную безопасность?

- Да, их интересы это подсказывают. Но это только интересы каждой из таких стран, а интерес других, подобных им - Украины например, здесь не учтен. Ведь у Украины не будет перспективы окружить себя членами только одного блока, за чьими спинами она укроется от угрозы. Как раз наоборот. Получается, что такая политика, к примеру, финской стороны ущемляет интересы Украины... А это когда-нибудь создаст дисбаланс, который разрушит благоприятные перспективы и того баланса, на который рассчитывают финны.

- Ваш прогноз: произойдет ли, несмотря на любые усилия Украины, запланированное расширение НАТО со всеми указанными вами последствиями, включая ужесточение позиции России, или все же удастся внедрить в сознание европейцев идеи, о которых вы говорили?

- Если бы все политики Украины вместе с политиками России единодушно подчеркивали, что это противоречит нашим интересам, то тогда там бы прислушались. Но если мы сами нечетко формулируем свои потребности - ничего отстоять не удастся. Каждый политик нашей страны обязан действовать исходя не из сегодняшней конъюнктуры, особенно внутриполитической, а из перспективы глобальной. Это должно быть записано и в тех внутренних документах, о которых мы с вами говорили. Жить одним днем невозможно. Через 10, 20, 30 лет нынешних внутренних проблем не будет, а последствия сегодняшних непродуманных действий начнут давать негативный результат.

- Тогда - ваш пессимистический прогноз на 30 лет...

- Да зачем 30, совсем скоро Россия начнет ощущать дискомфорт от близкого присутствия НАТО и наказывать виновных в этом. Начнется настоящее экономическое давление на Украину, по сравнению с которым сегодняшние ее шаги - лишь цветочки... Вот тогда мы спохватимся и пожалеем, что хотя бы не постарались сохранить статус-кво... Ну кто сегодня угрожает Польше, Венгрии?

- Но почему Украина должна сегодня уговаривать Польшу и Венгрию, чтобы предотвратить угрозу со стороны России? Ведь в этом случае мы будем демонстрировать свой эгоистический интерес?

- Да, не меньший, чем демонстрируют они. Но у нас для этого гораздо больше оснований.

- Убеждая соседей, какие аргументы мы можем им предложить, чтобы они отражали не только наш интерес, а стимулировали интерес этих самых стран, выбирающих новый путь?

- Есть аргументы - материальные и финансовые затраты. Им придется тратить значительные средства на военные цели, тогда как эти средства могли бы быть использованы для развития стран.

- Может быть, они склоняются к тому, что без военного развития других стимулов технологического и промышленного развития не существует. Ведь мировая практика пока ничего другого не предложила. Да и мы сами не намереваемся сворачивать свое военное производство, независимо от того, в каком блоке или вне блока окажемся...

- Мы хотим не развивать, а использовать уже существующий уровень военной промышленности. Возьмите пример ЮАР: создали свои высокие ядерные технологии и продали их, отказавшись использовать для себя.

А что касается финансирования вообще, то не политики, а просто граждане во всем мире, пережившие и «горячую» мировую, и «холодную» войны, не могут не задаваться вопросом: зачем все это пережито? Зачем пройдены этапы разоружения? Чтобы вновь возрождать бесперспективное противостояние?

- Тогда - ваш оптимистический прогноз: что может сделать Украина для изменения глобальной ситуации в направлении евробезопасности?

- Оптимизм для меня состоит в том, чтобы собственные усилия и все парламентские возможности через существующие европейские институты направить на осуществление высказанных идей - отстаивать проведение предложенной Всеевропейской конференции по моделированию безопасности в Европе в ХХI веке.

- Украина располагает достаточными ресурсами, чтобы обеспечить со своей стороны проведение такой конференции, начиная хотя бы с финансирования?

- Украина заранее финансирует такую конференцию, платя взносы в ОБСЕ.

- Почему вы предпочитаете механизм ОБСЕ?

- Потому что он специально и создан для решения таких проблем. Ни один другой институт не создан в Европе для обеспечения общей системы безопасности, каждый из них пока решает только специальные вопросы. И даже идея политической трансформации НАТО на основе Парламентской ассамблеи Североатлантического альянса может пониматься как создание второй ОБСЕ. Так зачем? И где гарантия, что подобное удастся? И здесь опять не будет всеохватности, которая уже присутствует в механизме ОБСЕ, не нуждающейся в расширении, ибо в ней уже все присутствуют.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК