ОСТОРОЖНО, ВЛАСТИ ОТКРЫВАЮТСЯ!

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Вы хотели поставить меня в тупик своими вопросами? Так я поставлю вас в тупик своими ответами. М.Жв...

Вы хотели поставить меня в тупик своими вопросами? Так я поставлю вас
в тупик своими ответами.

М.Жванецкий

«За прошедший период совершил два визита к областному начальству, где получил выговор за рост численности рядов Социалистической партии в районе, а также был проинструктирован на предмет создания в райсовете единственной депутатской фракции «Единая Украина». Провел встречу в неформальной обстановке с начальником местной налоговой администрации, с которым согласовал список коммерческих структур, подлежащих особо тщательной проверке в связи с возникшими подозрениями их руководителей в пособничестве оппозиционным политическим структурам. А также настоятельно рекомендовал ему освободить от подобного мероприятия фирму N, перечислившую спонсорский взнос в благотворительный фонд, патронируемый моей супругой. Сделал телефонный звонок в городскую прокуратуру, дал указание завести уголовное дело против предпринимателя Z, упорно не желающего отказаться от участия в конкурсе на приобретение госпакета акций сахарного завода, уже на две трети принадлежащего моему сыну. Получил взятку от директора химкомбината за обещание еще год не поднимать вопрос об очистных сооружениях, игнорируя обращения по этому поводу местных экологов…» Ну и тому подобное. Примерно так, по логике вещей, должен был бы выглядеть отчет среднестатистического руководителя районного уровня, подготовленного в соответствии с одним из последних президентских указов.

По крайней мере, если отталкиваться от его замечательного названия «О дополнительных мерах по обеспечению открытости в деятельности органов государственной власти». Разве не отказ от вранья и лицемерия в соответствии с общечеловеческими понятиями предполагает эта самая открытость? Но, как водится, в наших отечественных реалиях красивое название рассчитано преимущественно на экспорт, для иностранного потребителя информации об Украине. Скажем, для проекта «Украина известная». Свой же, внутренний потребитель в объяснениях не нуждается. Ему не нужно говорить о том, что издание главой государства указа, к примеру, «Об обеспечении реализации прав граждан, принципов демократического общества, открытости и прозрачности в процессе подготовки и проведения выборов 2002 года» ни на йоту не приблизит парламентские выборы к открытости и прозрачности. Сколько бы в подписанном им документе Леонид Данилович не приказывал «создавать необходимые условия для проведения», «оперативно принимать необходимые меры для обеспечения» и «обеспечивать полное и своевременное финансирование». Но ведь как радел человек! А каким образом граждане страны и неравнодушные западные наблюдатели смогли бы узнать о душевных переживаниях гаранта, если бы не изданный им указ? Правильно, только благодаря беспрерывным мэсиджам власти населению можно внушить людям: мы думаем о вас, мы о вас заботимся.

Похоже, указ «О дополнительных мерах…» можно было сочинить, лишь руководствуясь подобными соображениями. А возникают они в голове с особой навязчивостью, как правило, накануне судьбоносных событий. Президентских выборов, например. Кстати, насчет «сочинить» — это несколько преувеличено. В ноябре 1995-го (за год до президентских выборов 1996-го) из-под пера президента Российской Федерации Бориса Ельцина вышел указ «О мерах по обеспечению открытости и общедоступности нормативных актов», своими формулировками весьма напоминающий вариант документа «Made in Ukraine». Украинские политики никогда не отличались брезгливостью в отношении российского политтехнологического сэконд-хэнда. Однако срок годности данного «товара» превысил, кажется, все допустимые нормы. Правда, его несколько адаптировали к украинской действительности и даже модернизировали, уделив значительную часть внимания такой форме общения власти с народом, как Интернет, чего в российском аналоге не было. Но подозрения, что в обновляющейся президентской команде появились работники, некогда трудившиеся в ельцинском окружении, от того не уменьшились.

Возможно, потому интересен этот документ, в отличие от многих своих предшественников, не только названием. Начинается, правда, он в соответствии с традициями украинского «указного» творчества. Кабинету министров поручается в трехмесячный срок «изучить практику выполнения» Закона «Об информации» и по результатам внести предложения по усовершенствованию этой практики. Да, невыполнение законов в Украине — обыденнейшая практика нашей действительности. Но пора бы уже смекнуть: издавать указы для того, чтобы заставить работать законы, для стремящейся на европейские просторы страны, претендующей на статус правового государства, — недопустимо.

За риторикой о «создании условий для свободного доступа к базам данных заинтересованных субъектов», «систематическом опубликовании важнейшей информации об экономических, социальных, культурных и других вопросах», а также о «совершенствовании порядка подачи запросов о предоставлении информации и процедуры ответов на такие запросы» кроется масса подводных камней. Так, например, предлагается предусмотреть исчерпывающий перечень (поместив его в соответствующий нормативно-правовой акт) видов информации, свободный сбор, хранение, использование и распространение которой может быть ограничено… А дальше идет прямое, слово в слово, цитирование Конституции: «…в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других людей, для предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально…». Спору нет, Основной Закон требует беспрекословного выполнения. Но ведь здесь употреблена формулировка «может быть ограничен», а может — и нет. Вообще, в демократическом обществе достаточно исчерпывающего перечня информации, которая составляет государственную тайну. И у нас есть такой «Звід відомостей, що становлять державну таємницю», утвержденный приказом председателя СБУ и зарегистрированный в Министерстве юстиции в марте прошлого года. Но, видать, кому-то этого показалось мало. И Президент, подписав указ, согласился с ним. Времена грядут суровые, катастрофы происходят все чаще, создание позитивного имиджа требует провозглашение открытости и прозрачности — как тут обойтись без законодательно оформленных табу?

Только очень хотелось бы посмотреть на эти ограничения, скажем, в случае с предотвращением беспорядков. Отнесут ли к таковым запрет сообщать в СМИ о грядущих акциях протеста? А будет ли отнесена к «исчерпывающему перечню» информация, к примеру, о повышении уровня радиации в связи с аварией на АЭС? Ведь ее легко можно квалифицировать как вредную для охраны здоровья населения, которое в массовом порядке будет подвергнуто стрессу.

Не менее интересно положение о запросах граждан по поводу той или иной информации. В своем комментарии по поводу указа Леонид Кучма заявил о желании создать спрос на информацию у населения. Люди потянутся к административным зданиям, чтобы восполнить пробелы в своих знаниях о происходящем в стране. А там с распростертыми объятиями их встретят радостные чиновники, которые вряд ли станут рассказывать о своей деятельности в стиле приведенного в начале статьи гипотетического отчета. Вот она — благороднейшая цель документа, заметили? Вам, возможно, за ваши же деньги (кстати, в указе говорится о необходимости определения случаев бесплатного или частично оплаченного предоставления информации) расскажут, какие замечательные у нас руководители и всякие должностные лица. На подвластные СМИ уже особой надежны нет? Спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

Но гораздо интереснее то, что некие «хранители информации» (в документе так и не объясняется, кто эти загадочные лица) должны будут регулярно отчитываться о предоставлении этой самой информации. Очень сомнительно, что это предусмотрено для изучения статистики вопросов, связанных с возможностью получения льготных путевок в санатории или с получением социальной помощи многодетным семьям. А вот анализ, кто, в каких объемах и, возможно, с какой целью, пытался расширить свой кругозор, интересуясь, к примеру, содержанием налоговых деклараций высоких должностных лиц страны, либо наводил справки об уголовном прошлом того или иного чиновника, не помешает. В конце концов, власть должна быть информирована о том, какой информацией владеет народ. Если она открывается перед народом, то народ просто не в праве не ответить ей взаимностью. Так ей, по крайней мере, кажется.

Прокомментировать указ «Зеркало недели» попросило Наталью Петрову, советника программы правовой защиты и образования СМИ IREX ПроМедиа:

— Для решения тех вопросов, которым посвящен указ, достаточно наличия политической воли. В законе об информации четко написано, что органы власти обязаны информировать о своей деятельности. Устно, публично, по телефону, всевозможными способами. Какие дополнительные меры еще нужны? Хотя, с другой стороны, в документе присутствует и положительный аспект: попытка посмотреть, как обстоят дела с открытостью. Я думаю, что уже одно то, что будет сделана попытка проанализировать ситуацию, — не может не радовать. Другой вопрос — для чего? Если для того, чтобы сделать информацию еще более доступной и открытой — это одно. А если для того, чтобы еще больше засекретить?.. Что меня настораживает в этом указе? Это пункт, который, по сути, несет в себе угрозу ограничения информации. Авторы указа намерены создать исчерпывающий перечень для ограничения информации. Как можно предусмотреть исчерпывающий перечень информации, которая, допустим, может негативно повлиять на национальную безопасность? Или непредвзятость правосудия? Это невозможно.

Однако сам факт, что указ не секретный, как многие другие (они висят на том же президентском сайте, и без соответствующего доступа вы не можете их открыть, на них написано «не для печати»), довольно отрадный. Кстати говоря, «не для печати» и «для служебного пользования» — это два грифа, не имеющих законодательного обоснования, поскольку в законе об информации есть только три понятия: открытая информация, конфиденциальная информация и государственная тайна. В данном случае даже то, что нас может насторожить, по крайней мере, открыто для нас. И мы можем прогнозировать последствия появления этого документа.

А также политолога Владимира Полохало:

— Из последовавшего за появлением указа интервью Леонида Кучмы одной из украинских газет вытекает, что документ направлен против бюрократии. Но ведь Президент сам создавал, лелеял, растил эту бюрократию. То есть бюрократический класс, который существует сегодня в Украине, сформировался в рамках тех указов, которые глава государства издавал раньше, и в конкретной практике повседневности. Именно Президент воспитал чиновника, который не привык информировать о своей деятельности, поскольку это противоречит его менталитету. И если Президент решил затеять революцию и поменять ментальность украинского чиновника, воспитанного им же, то ему просто нужно заменить все чиновничество. Указ предусматривает трех-, шестимесячные сроки. Изменить стиль, практику управления, психологию чиновника за столь короткий период невозможно.

Так что в этом плане указ заведомо невыполним. И это, очевидно, не может не осознавать его автор. Поэтому куда более осязаемой целью является иное. Об этом можно судить из того же интервью: «Где граждане плохо понимают действия правительства, руководства страны, они нередко оценивают эти действия... на основе двух-трех лозунгов, выкинутых политическими крикунами, которые стремятся к власти ради власти». В этих словах четко проглядываются те же уши, что спрятаны в самом указе. Его главный смысл — перехватить политическую инициативу у оппозиции, которая говорит сегодня о реформе власти, реформе политической системы и о том, что политический режим уже имеет определенные качества, свойства, которые никак не назовешь демократическими. Это касается и прозрачности власти.

Как в свое время Кравчук перехватил основные лозунги Руха, когда формировал свои «пять Д» в начале 1991 года, так же сегодня Кучма прибегает к плагиату. Вообще, это довольно рациональный подход: если лозунги политических конкурентов отвечают чаяниям населения страны, то лучше не критиковать эти лозунги, а позаимствовать их. Президент занимается пиаром, пытаясь дезавуировать, понизить значение выдвигаемых оппозицией претензий, основанных на претензиях населения. И в этом Президент не похож на себя. Раньше он этому не уделял внимания.

Это чистой воды президентский популизм. Когда практика принятия политических решений не предполагает участия граждан, когда абсолютно отсутствуют механизмы контроля населения за властью, когда делается все, чтобы не допустить создания гражданского общества, такой указ в определенной мере циничен. Потому что до сих пор делалось все для того, чтобы власть была максимально закрытой, изолированной от общества, чтобы общество не могло влиять на власть. И в этом отношении утверждался как раз совершенно другой политический режим и другой характер власти. Поэтому Президент, с одной стороны, признает такое положение дел, а с другой — за два года, которые ему остались, изменить такого рода популистским документом, никого ни к чему не обязывающим, невозможно. То есть указ имеет пиаровский характер. Он не задевает основ, на которых формировался институт президентства и вся исполнительная власть, которая остается неподконтрольной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК