Ох уж эти мне сказочники!

07 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 7 июля-14 июля 2006г.
Отправить
Отправить

Наиболее популярное несколько дней назад выражение «Сказка закончилась», похоже, не утратило своей актуальности и на этой неделе...

Наиболее популярное несколько дней назад выражение «Сказка закончилась», похоже, не утратило своей актуальности и на этой неделе. Только, если раньше оно звучало в контексте Чемпионата мира по футболу и в привязке к завершению участия в нем украинской сборной, то теперь вполне может быть применимо к тому, что произошло с Соцпартией. Не сказать, что в сказку о высокоморальном лидере СПУ и верности социалистов декларируемому ими служению народу верили абсолютно все. Наиболее осведомленные слои населения уже давно усмотрели некоторое несоответствие «между картинкой и закадровым текстом». Но в широких массах все еще бытовало представление об СПУ как о политической силе, отличающейся идеологически выверенным поведением и последовательностью действий. Правда, на последних президентских выборах, как и на минувших парламентских, украинским социалистам это не особенно помогло. Но, заметим ради справедливости, выборы-2004 были боем двух гигантов, и любому третьему рассчитывать там было не на что. А выборы-2006 проходили под конец сказки, и люди уже начали ощущать неотвратимость ее финала. И вот теперь он наступил явно и бесповоротно.

Социалисты надорвались, выполняя роль золотой акции. Оказывается, она не только выгодна, но и весьма опасна. Это их и раскололо. Правда, не пополам, что еще оставляло бы шанс пусть не на продолжение старой, но хотя бы на возникновение новой сказки: группа истинных социалистов борется с группой перерожденцев. Раскололась СПУ на множество мелких частей, можно сказать, разбилась вдребезги. А все потому, что в партии был нарушен один из ее основополагающих принципов — принцип централизма. Но не тот, который Ленин называл демократическим, а тот, согласно которому все договоренности и обеспечивающие их соблюдение средства проходили централизованно через Александра Мороза. Как это было, скажем, когда фракция Соцпартии проголосовала за утверждение на премьерском посту Анатолия Кинаха.

Затем были другие результативные для обеих договаривающихся сторон голосования, эффективное аграрное лобби, плодотворная деятельность на посту Фонда госимущества Валентины Семенюк, прибыльное не только для партийной казны формирование избирательных списков… Где-то по ходу этого захватывающего процесса, в результате которого социалисты перестали бедствовать, глава партии постепенно утратил свое монопольное влияние на принятие ключевых решений и перераспределение финансовых потоков, связанных с ними. Среди членов партии оказалось немало способных товарищей, принявшихся искать заработки самостоятельно. Было чему поучиться им и у прагматичного первого секретаря политсовета СПУ Иосифа Винского.

Иосиф Викентьевич был противником участия Соцпартии во властной команде после победы Виктора Ющенко на президентских выборах. Вопрос об этом был решен на политсовете благодаря перевесу лишь в один голос. Александр Мороз, кстати, до сих пор не может свыкнуться с этим общепризнанным фактом. Лишним подтверждением чего являются слова, произнесенные им с трибуны Верховной Рады во время его «баллотирования» в спикеры. Говоря о том, что у «Нашей Украины» недостаточно, с его точки зрения, оснований для того, чтобы претендовать на ключевую роль в формировании парламентской коалиции, Александр Александрович заявил: десять-двенадцать процентов избирателей голосуют, как правило, за любую партию власти. Соответственно, истинный результат «нашеукраинцев», по версии лидера СПУ, — это те максимум четыре процента, которые остаются при вычитании десяти. Но если следовать такой логике, то показатель СПУ с ее официальными 5,7% окажется вовсе со знаком плюс. Или не представители партии трудятся на министерских постах, в Фонде госимущества и других должностях в исполнительной власти?

Нынче отношение Винского к участию СПУ во власти прямо противоположно. Изменилось оно не сегодня и даже не вчера. И связано это, надо полагать, с надеждами первого секретаря политсовета СПУ на то, что он лично сможет представлять партию во власти. Например, на посту первого вице-премьер-министра. Фамилия Винского в привязке к этой должности всплывала за время коалиционных баталий неоднократно. И не случайно. Именно Винский настоял на том, чтобы во время избирательной кампании социалисты отказались от критики Блока Юлии Тимошенко. Именно через него Юлия Владимировна озвучивала те вещи, о которых не хотела говорить сама. Именно его политические острословы называют филиалом БЮТ во фракции СПУ.

Винский был против спикерства Александра Мороза. Ведь в таком случае социалисты теряли бы пост вице-премьера. Хотя с самого начала Александр Александрович и не помышлял о возвращении в главное парламентское кресло. Как искушенный политик он отдавал себе отчет в нереальности подобного поворота событий. Но заглушенная голосом разума ностальгия по тем временам, когда он мог непосредственно влиять на «судьбы родины», все-таки жила в глубине души этой поэтической натуры. И потому, когда Юлия Тимошенко в поисках очередной партии дровишек для никак не разгорающегося коалиционного костра набрела на «гениальную» идею посулить главному социалисту спикерство, загорелся сам Александр Мороз. В борьбе за премьерство Юлии Владимировне нужны были союзники. Чтобы не оставаться в одиночестве, борясь с «Нашей Украиной» за свой вариант «портфельного» приложения к коалиционному соглашению, лидер БЮТ пыталась привязать к себе главу СПУ. Брошенное ею на благодатную почву зерно очень быстро превратилось в жизнеустойчивое древо желания. Не засохшее даже после официального отречения Александра Александровича от спикерских амбиций «ради сохранения перспективы демократической коалиции». Доказательством чего стала последовавшая за этим череда заявлений социалистов то об отказе поддерживать кандидатуру Петра Порошенко на пост главы Верховной Рады, то о готовности голосовать за «нашеукраинца».

Вопрос о выдвижении Петра Алексеевича на соискание спикерской булавы, по некоторым сведениям, был решен после разговора главы государства с активом «любих друзів», во время которого и удалось убедить президента, в последнее время не особо жаловавшего экс-секретаря СНБОУ, в том, что его кандидатура — наиболее подходящая в условиях, сложившихся на тот момент. Расчет был на то, что после официального объявления Петра Алексеевича претендентом на пост спикера Юлия Владимировна откажется от участия в оранжевой коалиции, тем самым оправдав «Нашу Украину» в глазах ее избирателей за вероятный союз с Партией регионов. На случай, если леди Ю не уйдет в оппозицию, как это, собственно, и произошло, был припасен тот вариант, о котором говорилось выше — спикер Порошенко будет контролировать премьера Тимошенко.

Поэтому прав Александр Мороз, объясняя свой шаг навстречу «регионалам», кроме всего прочего, заведомой конфронтационностью тандема Тимошенко-Порошенко. Логически прав. Но вот с моральной и юридической точки зрения, — едва ли. Поскольку сразу после выборов подписал меморандум о создании коалиции, согласно которому ее участникам запрещено ветировать кандидатуры, выдвинутые на тот или иной пост союзниками. Впрочем, снявши голову, по волосам не плачут. О каких пунктах соглашения, скрепленного подписями коалиционеров, может идти речь, когда тот мучительный путь, который они прошли, вмиг оказался лишь пустой тратой времени! И слова Иосифа Винского, сокрушавшегося по поводу оказавшихся бесплодными пяти месяцев пребывания в переговорном туннеле, в конце которого лишь недавно забрезжил свет, — вполне искренни. Ведь именно он представлял партию на переговорах по созданию оранжевой коалиции.

Было бы несправедливо искать причины демарша Иосифа Викентьевича исключительно в не оправдавшихся надеждах на получение места в правительстве. История СПУ — это практически непрекращающаяся внутрипартийная борьба за близость к лидеру партии. Долгое время, хотя и не без определенного напряжения, Винскому удавалось сохранять свой статус второго лица партии. Решение Мороза со товарищи переметнуться к «Регионам» фактически означало публичное признание того факта, что «Коба», как однопартийцы называют Винского за глаза, больше не обладает эксклюзивным правом называться «серым кардиналом» СПУ. И сложение им полномочий первого секретаря политисполкома партии — лишь официальное оформление изменившейся расстановки фигур вокруг лидера СПУ.

Кое-кто обратил внимание на то, что пять членов списка СПУ, следующие за последним прошедшим в парламент социалистом, — креатуры Винского. И его старания во что бы то ни стало добиться создания оранжевой коалиции объясняются желанием продвинуть список, что произошло бы, уйди несколько депутатов-социалистов в исполнительную власть. Впрочем, это может произойти и при другой конфигурации парламентского большинства с участием Соцпартии. Интересно, кстати, будет понаблюдать тогда за внутрифракционной борьбой, ведь у экс-первого секретаря политсовета СПУ появятся единомышленники. Впрочем, его надежды на серьезную поддержку со стороны однопартийцев пока не оправдываются. Первое же голосование в ходе реализации регионально-социалистического сценария «Мороза в спикеры» зафиксировало участие в нем фракции СПУ почти полным составом. Что означает победу Ярослава Мендуся и Николая Рудьковского над своим давним конкурентом Иосифом Винским.

Победу празднует и Василий Цушко, которого, к слову, Иосиф Викентьевич, выступая на своем разоблачительном брифинге, назвал в числе тех, кого считает своими единомышленниками. Слухи о том, что глава СПУ предлагал экс-губернатору Одесской области статус первого секретаря политсовета и казначея партии, ходили давно. И вот вчера г-н Цушко занял освободившееся место уже официально. Картину «стройности» рядов СПУ красноречиво дополняет тот факт, что сын секретаря политсовета партии Виталия Шибко, как утверждают осведомленные источники, шел на выборы в Днепропетровский совет в списке прогрессивных социалистов Наталии Витренко.

Если фракция социалистов в Верховной Раде демонстрирует относительное единство, то о реакции членов СПУ, пребывающих за стенами парламента, пока можно судить лишь по двум заявлениям представителей партийного руководства. Два заместителя председателя политсовета Соцпартии Геннадий Задырко и Галина Гармаш подали в отставку в знак протеста против действий Александра Мороза и части парламентской фракции СПУ. Их высказывания в связи с этим звучат почти в той же тональности, что и заявления Иосифа Винского: «смещение акцентов», «двойные стандарты, вошедшие в партии в моду», «измена избирателям» и т. д. Но эти двое — стопроцентные кадры Винского. А остальные?

Судя по всему, партии не избежать публичного выяснения отношений между множеством центров влияния, образовавшихся в СПУ за время коммерческого плюрализма. Александр Мороз — конечно, опытный партийный руководитель. Но достаточно ли ему будет для вывода партии из кризиса лишь одного этого качества. Ведь до сих пор авторитет Александра Александровича в СПУ базировался на имидже безупречного правдолюба и высоконравственного политика. Но даже если ему и удастся (хотя бы в силу вновь приобретенного статуса парламентского головы) сохранить целостность своей политической силы, с электоратом партии будет все намного сложнее. Поскольку сказке об СПУ пришел конец, ее сторонникам придется искать другие сюжеты…

С просьбой прокомментировать ситуацию в СПУ «ЗН» обратилось ко временно приостановившему свое членство в партии, но едва ли остающегося равнодушным к происходящему в ней, министру внутренних дел Юрию Луценко.

—- Юрий Витальевич, не кажется ли вам, что события, связанные с демаршем Иосифа Винского и последовавшим за ним избранием голосами Партии регионов и КПУ Александра Мороза на пост главы парламента, говорят о глубоком кризисе, который переживает ваша партия?

—- СПУ проходит испытание золотой акцией в парламенте. И это наиболее трудное испытание для партии за 15 лет ее существования. Речь идет не о должностях или деньгах. Речь о том, останется Соцпартия самостоятельной политической организацией или станет марионеткой одной из двух олигархических псевдопартий Донецкого и Днепропетровского разлива.

—- За Иосифом Викентьевичем действительно стоит значительная часть партии, позицию которой он выражает?

—- Я не воспринимаю Винского как эталон идеалов майдана. Ведь именно он делал все возможное для того, чтобы СПУ не поддержала Ющенко в борьбе против Януковича. Он выступал категорически против участия социалистов в первом оранжевом правительстве. И он вел СПУ к статусу филиала БЮТ, в котором ему пообещали высокую должность.

—- Многие политики, эксперты и журналисты оказались, в общем-то, солидарны с оценкой Винского, которую он дал поступку Мороза, — предательство. Вы согласны с таким мнением?

—- Я считаю, что, в принципе, Александр Мороз имеет полное моральное и профессиональное право быть спикером. Вопрос только о цене такого решения. Если фракция СПУ после получения спикерской должности проголосует за любого оранжевого премьера — это нормально. Если нет — тогда уже можно будет говорить о предательстве, какими лозунгами это не прикрывалось бы. Причем неважно — речь идет об одиозном Януковиче или мягком Азарове. В таком случае я не буду ни министром, ни членом Соцпартии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК