«НА ЧЕСТНОМ СЛОВЕ И НА ОДНОМ КРЫЛЕ»…

30 января, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 30 января-6 февраля 1998г.
Отправить
Отправить

Ситуация вокруг последствий авиакатастрофы в Салониках 28 января 1998 г. по постановлению суда в Греции был арестован самолет «Боинг-737», принадлежащий авиакомпании «Аэросвит»...

Ситуация вокруг последствий авиакатастрофы в Салониках

28 января 1998 г. по постановлению суда в Греции был арестован самолет «Боинг-737», принадлежащий авиакомпании «Аэросвит». Арест был наложен по требованию адвокатов родственников погибших для обеспечения исков по выплате страховки. К сожалению, есть достаточно оснований полагать, что страховые возмещения так и не будут выплачены.

«Ничего никому не скажу…»

Когда в декабре 1997 г. программы новостей передали в украинский эфир скорбную весть, общество было не то чтобы в шоке, - «Ах, еще одна трагедия!», - общество даже не знало, как реагировать. Одно дело, если самолет «пропал с экранов локаторов и связь с бортом отсутствует», и совершенно по-другому воспринимается информация неясная, недоступная, засекреченная. Закрытая от всех и вся, за исключением именно тех, кто вольно или нет, но приложил руку к тому, чтобы вновь пролились слезы и горе пришло в украинские, немецкие, польские, греческие семьи.

Одна из загадок этой катастрофы состоит в следующем. После того, как командир воздушного судна получил команду диспетчера или решил самостоятельно уходить на второй круг, самолет начал удаляться от аэропорта Салоники по прямой и летел так примерно 19 минут в направлении гор, через закрытую для полетов зону. Упал Як-42 в 69 км от взлетно-посадочной полосы.

Потому и искали его, и найти не могли так долго. Потому, наверное, в первые часы после получения информации о «потере связи» с самолетом на вопросы журналистов не отвечали ни в компании «Аэросвит», ни в Минтрансе Украины, ни во Львове, ни в Одессе. При этом все должностные лица ссылались на то, что «сведения еще не проверены», что «до окончания поисков нельзя утверждать, что произошла катастрофа», и даже просили «не травмировать родственников пассажиров» и «не распространять слухи». По той же причине пресса тех дней полна свидетельств тому, как родные и близкие пассажиров ЯК-42, просто люди, чьи знакомые могли воспользоваться рейсом АС 241, безрезультатно пытались узнать хоть что-нибудь. Люди хотели знать правду, пусть даже горькую, но правду, поскольку человеческая психика не в силах постоянно пребывать в критическом напряжении, в отчаянии от того, что рушатся планы, судьбы, ломаются жизни.

А правды, как оказалось, тогда никто и не знал. Или знать не хотел. Или - говорить.

Например, Сергей Малютин, президент «Авиалиний Украины», характеризовал экипаж ЯК-42 как «имеющий опыт международных полетов». При этом С.Малютин умолчал, что обязательной тренажерной подготовки для полета в Салоники тот же экипаж не проходил. Кто же тогда закрыл глаза на это требование инструкции и выписал летчикам полетное задание?

Генеральный директор «Аэросвита» Леонид Погребняк, в свою очередь, ограничился тем, что сообщил журналистам только тактико-технические характеристики самолета, дату и место постройки, сведения о летном ресурсе. Да, и еще назвал номера телефонов, по которым родственники пассажиров ЯК-42 могли навести хоть какие-нибудь справки. И все. Все острые вопросы журналистов остались без ответа.

И, разумеется, на той пресс-конференции было много предположений на традиционные темы - каковы причины катастрофы и кто виноват.

На эти вопросы и сегодня, как и месяц назад, нет вразумительного ответа - заключение комиссии по расследованию еще не готово.

И вновь, при попытке узнать, а что же это за комиссия такая, возникает глухая стена умолчания: «Ничего никому не скажу…»

Расследование причин

или поиск виноватых?

Комиссий, теоретически, может быть шесть. Свое расследование обязана провести авиакомпания «Аэросвит», свои выводы сделают Львовский авиаотряд, «Авиалинии Украины», специалисты фирм, проектировавших и построивших

ЯК-42. У комиссии по безопасности полетов «Укравиации» будет собственное мнение, а что решат власти Греции, которые, собственно, только и имеют право проводить расследование, а равно и приглашать или не приглашать для участия в своей, главной, комиссии всех заинтересованных лиц, остается только предполагать.

Почему понадобилось перебирать все теоретически возможные варианты комиссий? Объяснение этому простое. В рекомендациях Международной организации гражданской авиации (ІКАО) содержится следующая запись (цитирую по смыслу. - К.Р.): поиск виновников катастроф нецелесообразен, это, в первую очередь, компетенция судебных органов. Во-вторых, даже найденный и привлеченный к ответственности виновник не может предотвратить следующую возможную трагедию. Расследоваться должны причины «авиационного происшествия».

Согласитесь, что «поиск виновников» и «расследование причин», в особенности в нашей стране, происходят по совершенно различным правилам. И это понятно, «на кон» выставляются репутации, карьеры, будущие прибыли и, главное, материальная ответственность за причиненный ущерб, достигающая десятков миллионов долларов! Кому-то они достанутся?

Родственникам пассажиров? Семьям членов экипажа? Собственникам самолета ЯК-42?

К сожалению, есть основания считать, что стена умолчания вокруг катастрофы в Салониках построена как раз для того, чтобы «не травмировать» общественность и близких погибших возможным исходом «подковерного» разбирательства между компаниями и ведомствами, причастными к подготовке этой трагедии.

«Мы летаем на одном крыле…»

А., летчик гражданской авиации, пенсионер: «На условиях полной безымянности, пожалуйста. Не потому, что я боюсь. Я и летал, и падал, в общем, по полной программе хлебнул. Но здесь замешаны настолько большие деньги, что у людей может и крыша поехать. Почему? Мне сказали ребята из Львова, что бортовой номер разбившегося в Салониках ЯК-42 в документах Львовского авиаотряда не значится, хотя в разрешении на право заниматься авиаперевозками указываются типы и номера самолетов, которые авиакомпания может использовать. Кроме того, по словам моих львовских друзей, этот самолет давным-давно был дан в аренду какой-то югославской фирме. Об этом и прессе известно. Югославы тоже страховали самолет, но где, я не знаю. И экипаж для него собирали действительно в пожарном порядке. Как правильно писали в газетах, ребята действительно никогда не летали в Салоники, они даже не проходили тренаж для совершения посадки в этом аэропорту. Пусть Салоники не относятся к категории «горных аэропортов», но я и сам не раз поминал «матушку», когда садился там в плохих метеоусловиях.

Б., летчик гражданской авиации: «Давай договоримся, фамилию мою не упоминай. Они… будут искать виновников, на причины им плевать. И ребят, у которых не было выбора, лететь не лететь, уже не вернешь. И вот что я тебе скажу. Так и напиши, если бы были соблюдены даже наши украинские несовершенные инструкции, все люди были бы живы. Да, между «Аэросвитом» и «Авиалиниями Украины» есть договор, по сути это соглашение о совместной деятельности. Что там написано? В основном общие фразы. Эта бумага является формальным основанием для замены основного самолета другим в случае каких-либо технических неисправностей. Перевозчик имеет на это право без предварительного уведомления пассажиров. Открой любой авиабилет и прочитай. Насколько я помню текст этого договора, там большинство обязательств лежит на Львовском авиаотряде, в том числе и страховка самолета, экипажа и пассажиров. «Аэросвит» взял на себя обязательство только возместить Львову затраты и страховые платежи. Страховала самолет львовская компания «Меркурий-М», которая работает с одной из крупнейших российских страховых компаний «Авиакос». Насколько я знаю, но ты это перепроверь, Львовский авиаотряд по причине постоянной своей бедности ни копейки не заплатил «Меркурию-М» по этим страховым полисам. И только после катастрофы львовяне, наконец, перечислили деньги, вроде даже письмо прислали, просили считать «авиационное происшествие в Салониках» страховым случаем. Газеты называли еще страховую компанию «Кредо-Классик». Но размер ее ответственности достаточно мал, поскольку риски она перестраховала у англичан, возможно, у «Ллойд», а те, в свою очередь, в российском «Ингосстрахе». И вот, смотри, какая ситуация: «Боинг» цел, экипаж жив, а гибель пассажиров - это для страховщика «Аэросвит», возможно, даже и не «страховой случай»! На долю же «Кредо-Классик» приходится настолько маленькая сумма страховой премии, что ни у кого даже язык не повернется, чтобы предлагать эти деньги родственникам погибших…

«Меркурию-М» не заплатили ни копейки. Так кто же будет платить страховку?»

В., действующий пилот: «Я от кого-то слышал, что искусство управления заключается в том, чтобы совершать как можно меньше ошибок и при этом работать с максимально возможной эффективностью. Я, быть может, и не прав, но впечатление у меня такое, что эффективность в нашей гражданской авиации минимальна, а уж ошибок-то!.. Вот о чем вы, журналисты, говорите в своем кругу? О семьях? Бывает. О женщинах? Ой, извини. Наверняка, в большинстве случаев вы говорите опять-таки о работе! Вот и мы так же. У нас свой «заколдованный круг» - для того, чтобы соблюдать все предписанные законодательством и инструкциями правила, нужны деньги. А для того, чтобы иметь деньги, нужно летать, т.е. нарушать! Ты считаешь, что этого никто из нашего начальства не понимает? Так они же бывшие все летчики! Понимают, еще как понимают. Но они не владельцы, они не могут прекратить полеты по причине нарушения всех и всяческих правил. В противном случае их, а равно и нас, выставят на улицу! Вот мы и крутимся в этом «заколдованном круге». Нет страхового полиса - нет полетов. Есть полеты - есть деньги. А вот этого вопроса ты мне не задавай, не я распоряжаюсь деньгами! Если бы я мог, то за страховку заплатил бы сразу. Если я бы и не смог устранить причины, которые привели к катастрофе, то мне не было бы стыдно собирать для жен и детей львовского экипажа последние копейки у таких же, как они сами, полунищих летчиков! А так мы летаем как на одном крыле, как на войне… Все, больше я тебе ни… не скажу».

К вопросу о «честном слове»

Мне вполне понятен страх этих людей потерять свою работу по причине излишней откровенности. Мне также не по себе от того, что ставки в этой игре на определение крайнего, т.е. виновного в катастрофе, сделаны очень большие, порядка 75 миллионов долларов США. И судьба этих денег находится в прямой зависимости от того, будет ли признана катастрофа над Салониками страховым случаем или нет. А если «да», то к кому страховые компании будут обращаться с требованиями в порядке регресса? К «Аэросвиту»? К Львовскому авиаотряду, к «Авиалиниям Украины»? Кого суд, положивший в основу заключение греческой комиссии, признает виновным? Или отвечать по искам родственников погибших будет Львовский авиаотряд, владелец самолета - источника повышенной опасности?

Тем временем, первые лица страховых компаний готовятся защищать свои интересы в судах. Суть спора понятна - никто не хочет платить, потому и отказываются страховщики предъявлять до поры до времени страховые полисы, договоры и условия страхования - общественность, дескать, потерпит, лишь бы конкуренты не узнали.

Да вот беда, что конкурентам и знать об этом не надо. По меркам элементарной порядочности, обычного здравого смысла, в первую очередь все будущие истцы и ответчики должны были бы выплатить страховку родственникам погибших. И только потом выяснять, кто из них более профессионален в своем деле - летчики, администраторы, страховщики. А пока получается, что за преступную небрежность чиновников и чьи-то грязные делишки будем платить мы с вами.

Причем, есть вероятность, что заплатим дважды. Сначала жизнью дорогих и близких нам людей, а потом еще и деньгами. Из своего же кармана. Зато весь мир узнает, что честному слову украинских авиакомпаний и страховых фирм цена… Неужели «грош в базарный день»?

P.S. К моменту подписания номера в печать поступила информация, что еще 21 января 1998 г. Межгосударственный авиационный комитет стран СНГ в Москве закончил расшифровку «черных ящиков» ЯК-42. Все материалы переданы греческой стороне, которая продолжает расследование причин катастрофы. По той информации, которой располагает «Коммерсантъ-Daily», сработал опять пресловутый человеческий фактор. Но, по-моему, этот фактор сработал еще на земле, не в небе. Мелкий, непрофессиональный, преступно небрежный человеческий фактор.

* * *

Управление информации МИД Украины со ссылкой на руководство авиакомпании «Аэросвит» сообщило о том, что компания не была соответствующим образом проинформирована ни о возбужденном против нее судебном иске, ни о решении греческого суда о задержании самолета. По сообщению управления информации МИДа, арест украинского воздушного судна в Салониках не отвечает общепринятым нормам решения споров в подобных случаях.

Греческая сторона прибегла к таким мерам в условиях, когда, как отмечается в сообщении, не закончено официальное расследование причин катастрофы ЯК-42, отсутствуют выводы греческой комиссии и не отработан механизм выплаты компенсации родственникам погибших в авиакатастрофе, сообщает агентство «Интерфакс-Украина».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК