МЫ ДОШЛИ ДО БЕСПРЕДЕЛА, НО ЭТО — ЕЩЕ НЕ ПРЕДЕЛ

18 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 18 октября-25 октября 2002г.
Отправить
Отправить

В прошлую субботу, 12 октября, возле ресторана «Эгоист» была обнаружена самая дорогостоящая в истории Украины партия наркотиков...

В прошлую субботу, 12 октября, возле ресторана «Эгоист» была обнаружена самая дорогостоящая в истории Украины партия наркотиков. Четыре пакетика белого порошка, впоследствии признанного кокаином, после длительной возни представителей правоохранительных органов возле задержанного были извлечены из внутреннего кармана пиджака крупного украинского бизнесмена, гражданина России Константина Григоришина. В случае, если арест, под которым пребывает Григоришин, затянется и завершится приговором с конфискацией, то конфискованным окажется имущество на десятки и десятки миллионов долларов. Вот только конфискацию проводить будет не государство.

Поводом для задержания стало поведение мультимиллионера, кандидата физико-технических наук, который, согласно протоколу, «злостно лаявся» на окружающих. Так как, по счастливому совпадению, среди находившихся в тот момент на улице людей большинство оказалось сотрудниками управления по борьбе с организованной преступностью (и немного представителей ФК «Динамо» Киев), то они это дело немного пресекли. Дебошир был в темпе извлечен из служебной машины народного депутата Владимира Сивковича, слегка утрамбован и доставлен в милицию, где и были обнаружены пакетики с «дурью» и промасленный пистолет без кобуры в заднем кармане брюк.

Адвокаты Григоришина во время судебного разбирательства, последовавшего после трехдневного задержания, были уверены, что выиграют суд. Разве сложно при свидетельских показаниях ряда лиц, в том числе и народного депутата, доказать, что сидеть в ресторане на пистолете неудобно, а при наличии нескольких автоматчиков в охране — не особо нужно. Не говоря о том, что «владельцу», по всей видимости, было непросто засунуть в карман пистолет, не оставив на нем ни единого собственного отпечатка. Наркотики человеку с пороком сердца, говорят, также противопоказаны. Не стоит, наверное, говорить, что и на маленьких конвертиках отпечатков бизнесмена нет. Но специальная женщина, по фамилии Марчук, известная широкой общественности своим радением за сохранность исторического центра Киева и принятым решением о переносе акции оппозиции на аэродром «Чайка», посчитала все доводы, прозвучавшие в зале суда, неубедительными и вынесла решение об аресте Константина Григоришина.

В настоящий момент Константин Григоришин пребывает в следственном изоляторе Печерского РОВД, а его делом с недавнего времени занялся известный российский адвокат Падва. Сразу заметим, что слушания по делу Григоришина должны были состояться по месту задержания и следствия, а именно — в Печерском суде. Однако дело в спешном порядке было передано в городской уголовный розыск и таким образом оказалось в суде Шевченковском, известном своим щепетильным отношением к соблюдению законности.

Не приходится сомневаться в способности российских и украинских адвокатов аргументированно защитить позицию своего клиента в любом суде. Однако вполне вероятно, что нынешними обвинениями в адрес Григоришина отечественное правосудие не ограничится. Защитники Константина Григоришина встревожены тем, что по факту задержания им были выданы все личные вещи Константина Ивановича: часы, 600 долларов (которые, кстати, при изъятии наркотиков, никто не имел права отдавать – а вдруг он торгует и это выручка?), а также им была предложена электронная записная книжка Casio, которая, по словам адвокатов, отродясь не принадлежала Григоришину. Эта записная книжка якобы была найдена на заднем сидении автомобиля, в котором ехал Григоришин. По странному стечению обстоятельств на ней также не оказалось никаких отпечатков предполагаемого хозяина. Но в то же время окружение бизнесмена весьма обеспокоено тем, что предложение получить на руки (и тем самым признать собственной) электронную книжку было сделано неспроста. Чьи телефоны в нее вбиты? Какой след тянется за пистолетом, который, — в этом практически никто не сомневается, — Григоришину подбросили? Что за показания на Константина Григоришина выбиваются из людей, находящихся в местах лишения свободы? Ответы на эти вопросы, вполне возможно, общественность получит достаточно быстро. И по словам серьезных источников «ЗН», не стоит исключать того, что бизнесмену будет выдвинуто обвинение либо в детском сутенерстве, либо в организации банды киллеров. Почему бы мультимиллионеру на дому еще немножечко не шить?

Впрочем, сам Григоришин об этом, видно, не особенно задумывается, считая, что основной удар будет нанесен не по нему, а по его собственности. Нам удалось получить краткие ответы на переданные ему несколько вопросов. Приведем их полностью:

— Ожидаете ли вы, что круг обвинений может быть расширен?

— Да, это уже происходит. Ситуация с Рыжовым – тому подтверждение (по словам адвокатов Григоришина, в Запорожье во главе с начальником УБОПа Николаем Джигой выехали 60 человек расследовать деятельность бывшего финдиректора «Запорожоблэнерго». — Прим. «ЗН»).

— Кто, по-вашему, стоит за случившимся?

— Я подозреваю, что Суркис и Медведчук, тем более что, как я уже говорил на суде, перед задержанием возле ресторана моя охрана видела личных охранников Игоря Суркиса и Алексея Ашкенази — его помощника. Тем более что арестом они мне угрожают последние десять месяцев.

— Завершен ли процесс раздела собственности между вами, братьями Суркисами и Медведчуком?

— Нет, поскольку противоположная сторона разговаривает исключительно языком ультиматумов и угроз, при полном отсутствии формальной логики. Я к такому не привык и привыкать не собираюсь.

— Какой была реакция российского посольства?

— Я уже шестые сутки требую свидания с российским послом или хотя бы с представителем посольства. К ним было письменное обращение моих родных и друзей. Однако никакой реакции со стороны посольства я не имею, хотя от здания посольства до СИЗО не более 20 минут.

— На чью поддержку вы рассчитываете?

— Всех нормальных и порядочных людей.

Развод по-украински

Еще в начале этого года активы, управляемые Григоришиным (как его собственные, так и его партнеров), уступали разве что донетчанам и Интерпайпу. Контролировались девять облэнерго, два из трех ферросплавных заводов, значительная часть машиностроения, велись операции в аграрном бизнесе и проч. Шла постепенная легализация бизнеса. К уже существующему консорциуму «Металлургия» в прошлом году добавилась управляющая энергетикой «Группа «Энергетический Стандарт» (Г.Э.С.). Суммарные контролируемые активы составляли около 4 млрд. грн.

Через полгода от большинства видов деятельности у Григоришина остались только воспоминания. Сразу после выборов его бизнесом занялись вплотную. Причин было несколько. Основной стал развод с его бизнес-партнерами из Украинского кредитного банка. Времена, когда одна из должностей Григоришина называлась «главный советник УКБ по вопросам энергетики и корпоративного управления», прочно канули в Лету. Так же, как и пребывание его в составе совета ФК «Динамо-Киев». На память о прошлом остался только подаренный динамовский спортивный костюм, в котором он и находился в помещении суда. Впрочем, как утверждают, Константину Ивановичу и поныне принадлежит 18% акций компании. Он даже, по слухам, предлагал их взять в управление мэру Киева А.Омельченко. Мэр, правда, с ответом не торопится.

Формально разгром в энергетике начался в Сумах. Тамошний губернатор небезосновательно питал к политическому союзнику Григоришина г-ну Бродскому и лицам, его поддерживающим, исключительно «теплые» чувства. И пошло. За лето контроль над энергетическими активами полностью перешел из рук Григоришина в другие руки. К новым управленцам (частично имеющим с паспортах московскую прописку, а на «мерседесах» номера администрации украинского Президента) откочевало и большинство его менеджеров.

С назначением Медведчука главой администрации Президента шансы на поддержку из Киева стали откровенно призрачными. Люди из БиАйЭм совершенно открыто играли на другой стороне.

Картина тотального разгрома в этой сфере была видна из выступления вице- президента ЗАО «Г.Э.С.» Игоря Бойко: «Нам принадлежат пакеты в 19 облэнерго. Это разные пакеты от 0,7 до 40%. Но в настоящий момент мы не управляем ни одним облэнерго».

Учитывая горький опыт, летом были срочно перепроданы Игорю Коломойскому (Приватбанк) Запорожский и Стахановский ферросплавный заводы. Причем недорого, слишком уж велика была угроза силового перехвата: ряд ферросплавных оффшоров контролируется бывшими партнерами Константина Ивановича. Оставалось только огрызаться, выигрывая дела в судах за незаконный перевод реестров из облэнерго и проч. Летом усилились слухи о подготовке к продаже Днепроспецстали. Они подтверждались и начавшейся PR-кампанией вокруг конфликта по разработке отвалов шлакохранилищ вокруг ДСС. Дело не в тех нескольких тысячах кубов металлосодержащих шлаков, вытянутых кем-то. Так раненый волк огрызается на загоняющих его в угол. А загонка шла конкретная. Отчаянные попытки Григоришина заручиться поддержкой наверху были безрезультатными. Какое-то время казалось, что за него заступится Хорошковский. Однако попытка проверки этой гипотезы в «Полтаваоблэнерго» очень способствовала тому, что бывший председатель правления Андрей Демин сейчас числится в розыске.

К осени стало ясно, что, кроме ДСС, более менее прочно зацепиться удалось только на группе запорожских электротехнических предприятий (трансформаторный и кабельный заводы, предприятие по производству малогабаритных трансформаторов, завод сверхмощных трансформаторов). Формально входящее в группу Сумское НПО имени Фрунзе перешло в автономное плавание, демонстративно подчеркивая свое невмешательство в конфликт. Благо, что особые отношения его руководителя Владимира Лукьяненко и Президента вполне позволяли это сделать. В сентябре устарела и неофициальная расшифровка банка БИГ «Энергия» как банк имени Григоришина.

Интересно, что только после ареста Григоришина Григорий Суркис впервые признал его бывшим партнером. По его словам, у них «определенное время были партнерские отношения… он в свое время распоряжался частью имущества, которое я успешно продал и к этому имуществу сейчас не имею отношения».

При этом Григорий Михайлович заявил, что хотел бы встретиться с Григоришиным, чтобы мы могли «обсудить некоторые вопросы».

Интересно, что в настоящий момент подтверждается прогноз Григоришина по развитию событий вокруг него. В одном из интервью он говорил, что ему четко рисовали перспективы: нам сказали, что события могут развиваться так: «возбудим уголовные дела, посадим половину директоров, те дадут показания на вторую половину, а там добавим все, что накопаем на вас. Так что лучше не связывайтесь». Другое дело, что предельно осторожный Григоришин явно не ожидал, что начнут с него. А уже после его ареста стали активно копать. Под удар в первую очередь попала Запорожьеоблэнерго. Это и традиционный район присутствия, и крупный объект. Да и накопать там убоповцы могут немало любопытного. Вдобавок более 60% облэнерго принадлежат государству, и эта компания не перешла «по наследству» новым собственникам. Уже задержан бывший финансовый директор Олег Рыжков. Сейчас с ними ведут интересные и небеспредметные беседы о закупках программного обеспечения, волконно-оптических линий связи и электросчетчиков. А главное — речь идет о национальных особенностях образования цен на эти полезные вещи. Далеко не все убеждены в том, что все это действительно стоило 20 млн. долларов. Другое дело — удастся ли довести дело до суда и притянуть к этому Григоришина. Но то, что попытка будет, — это несомненно.

Война мирков

В украинском парламенте «брутто» народных избранников, осознавших, что происходит, составило 314. Именно столько депутатов проголосовали за создание следственной комиссии, которая призвана разобраться с фактом несоответствующего поведения правоохранительных органов по отношению к народному депутату Владимиру Сивковичу. Происшедшее с Григоришиным оставило глубокий след в душах бизнесменов-депутатов. Кто-то в этом признается открыто, кто-то, понимая, откуда растут ноги, позволяет себе лишь перешептываться с коллегами и журналистами, но ни в коем случае не заявлять о своих догадках и тревогах вслух. Первых меньше. И в первую очередь к ним относятся те пять депутатов, которые приостановили свое членство в большинстве. Подобная полумера сохраняет возможность вернуться назад, но вместе с тем демонстрирует отношение политиков к методам, примененным к Григоришину. Однако даже столь малозначительная брешь в очередной раз не дала возможности всплыть подводной лодке парламентского большинства, с которой, по мнению его создателя Виктора Медведчука, пассажирам некуда деться. Дело в том, что, в отличие от прессы и суда, депутаты не нуждаются в доказательствах причастности к происшедшему с Григоришиным руководства СДПУ(о). Вместе с тем их реакция недостаточно адекватна, поскольку часть оппозиции считает Григоришина классово чуждым, а часть бизнесменов уверена, что с ними подобное, в силу умения наводить мосты с властью, не случится. Зря, господа, поскольку повесть о том, «как я молчал, когда приходили за цыганами, за евреями, за коммунистами и за мной», должна быть сегодня, как никогда, понятна и близка всем, кому есть что терять — от достоинства до капитала.

Григоришин не просто крупный бизнесмен, коими являются многие в парламентском большинстве. Он не просто гражданин России, на котором, кстати, Москва продемонстрировала всю затейливость своих претензий по отношению к положению русских в Украине. Не будь подобный тезис политической картой, Черномырдин или его представитель были бы в следственном изоляторе уже 13-го числа. Но мы ведь не будем забывать, что к успехам новых партнеров, заступивших на место Григоришина — лужниковских бизнесменов, — не остается равнодушным глава администрации российского президента г-н Волошин. Поэтому защищать нужно тех русских, которые в Крыму и в Донецке по-русски разговаривать не могут, а не тех, кому на фене объясняют, кто в доме хозяин и что с ними могут сделать.

С нашей точки зрения, особенным Григоришина делает тот факт, что с самого момента ареста за него вступился Виктор Пинчук. Сомнений в этом быть не может у тех, кто хоть иногда смотрит новости ICTV и СТБ. В социал-демократической фракции хватило мимикрических навыков для того, чтобы влить свои голоса в депутатскую волну при голосовании за создание временной следственной комиссии. Но вот соблюсти приличия на подконтрольных каналах… И «Интер», и «1+1», и ТЕТ проблему Григоришина просто не замечают.

Дмитрий Киселев начинает этой темой новости и ею же заканчивает. Деловые интересы Пинчука и Григоришина не являются задокументированным и даже свершившимся фактом. Вместе с тем многие наблюдатели отмечают, что воспринимавшиеся как стратегические отношения Пинчука и Медведчука стали изобиловать шероховатостями и трещинами. Мощный околопрезидентский альянс тектоническими сдвигами обязан неуемным аппетитам Григория Суркиса. Даже некоторые дипломаты отмечали то, как на приеме Пинчук демонстративно поворачивался спиной к Суркису. Нынешняя же ситуация, похоже, заставила Виктора Пинчука избавиться от иллюзий. Занятая им позиция вполне понятна. Во-первых, потому, что в случае прихода Медведчука к власти у зятя Президента не может быть никаких гарантий, что пистолетно-кокаиновая история не повторится с ним (значок-то депутата не на веки выдан). Более того, последние годы Пинчук был свидетелем того, какими способами плечо к плечу Григоришин и Суркис вели войну со своими конкурентами. Например, с Мартыненко и Жванией. Прошло время, партнеры расстались, и стало предельно ясно, что никаких ограничений в избрании методики борьбы друг с другом нет. Тогда откуда у Пинчука возьмется вера в то, что Медведчук, являющийся в настоящее время самым близким партнером Леонида Кучмы, будет щепетилен к экс-гаранту после ухода Леонида Даниловича в отставку? Да и зачем брать столь далекие перспективы. Достаточно того, что события с Григоришиным дают полное представление членам большинства о своем координаторе, вследствие чего, собственно, оно и обмельчало на пять человек. А без большинства Президент себя чувствует еще более неуверенно. При этом все прекрасно понимают: если Пинчук не смог помочь Григоришину выпутаться из дела, шитого белыми нитками, то это означает, что влияние Медведчука на Президента колоссально. И в данной ситуации не стоит обольщаться тем, кто убежден, что Президент осознанно концентрирует на главе администрации весь негатив с намерением в нужный момент сбросить балласт и воспарить. Президент нуждается в Медведчуке как в эффективном оружии наступательно-оборонительного свойства.

Многие, ох многие недооценили степень возвышения Медведчука в президентских глазах после сноса палаток. Виктор Владимирович получил карт-бланш, доказав свою незаменимость.

И что же он сделал для Президента? Во-первых, после ряда манипуляций главы АП договоренности между «Нашей Украиной» и главой государства стали практически невозможными. Кто был в этом заинтересован — Президент или Медведчук? Во-вторых, под предлогом сколачивания большинства, репрессиям были подвергнуты все, кто был замечен в связях с «Нашей Украиной». Именно Медведчук своими действиями заставил покорных Президенту «донецких» до невозможности приблизиться к Ющенко. Что это — лишение Президента союзников, или сведение счетов с конкурентами? В-третьих. Не Медведчук ли стал катализатором, превратившим Владимира Литвина из бессловесного чиновника в почти самостоятельную политическую фигуру? Входило ли это в планы Президента в день избрания Владимира Михайловича спикером?

В-четвертых. Именно Медведчук настоял на силовом варианте диалога с Соединенными Штатами Америки, потакая президентским антипатиям. Что стоит за хамскими открытыми письмами американскому послу клерков администрации Президента — желание защитить Президента или стремление окончательно изолировать Леонида Кучму, замкнув его исключительно на союзническую для Медведчука администрацию Владимира Путина и т.д. и т.п.?

Похоже, Президент рассуждать о подобных тонкостях не намерен, поскольку в его окружении и аппарате нет никого, кто бы мог по эффективности, работоспособности и диапазону ресурсов сравниться с Виктором Медведчуком.

Кучма ценит безоглядность, с которой действует Медведчук. Именно эта безоглядность, по мнению Леонида Даниловича, делает Медведчука зависимым исключительно от него, обрубая любые возможности закулисных антипрезидентских альянсов. Более ни на кого Медведчук работать не сможет, поскольку его окружают либо враги, либо рабы, как Павла Лазаренко…

На самом деле Медведчук, как и предсказывалось, ведет собственную игру и в этой игре Леониду Даниловичу отводится роль Электроника, у которого есть кнопка. В ситуации с Григоришиным этой кнопкой вполне могла стать такая черта Президента, как идеосинкразия к любой оппозиции и всему, что с ней увязано.

Константин Григоришин далеко не святой бизнесмен, впрочем, как и все в президентском большинстве. Однако его отличие от людей, имеющих сравнимое состояние, заключается в полной политической беспомощности и неразборчивости. Григоришин эффективен на экономическом поле. Это он доказал, работая под крышей Петра Кириченко и Павла Лазаренко. Это же он доказал и своим партнерам, предложившим Константину Ивановичу свои услуги после того, как Лазаренко попал в опалу и бежал из страны. Нас всегда умилял обличительный тон лидеров СДПУ(о) в адрес Юлии Тимошенко, которая являлась газовым крылом империи Павла Ивановича. Атомно-энергетическим же крылом, с не меньшим размахом, занимался Константин Григоришин. Но это обстоятельство в биографии не смутило его новых партнеров.

По словам Григоришина доходы от совместного бизнеса, составившего после слияния внушительный пул, делились пятьдесят на пятьдесят. Проблемы начались, опять же таки, по его словам, с многочисленных требований о выделении значительных сумм из его собственной доли на якобы общие политические нужды. Думается, если бы Президент узнал, какая сумма по требованию партнеров, была выделена Григоришиным на президентские выборы 1999 года, то сильно бы удивился, во-первых, тому, что он не получил 100 процентов голосов, а во-вторых, тому, в каком же таком штабе эти деньги были оприходованы.

Будучи опытным хищником в экономической сфере, Григоришин оказался абсолютно травоядным в политических джунглях. Он даже не имел возможности проверить, используются ли выделяемые им сверх квоты суммы на задекларированные мероприятия или нет. Он твердо знал, что у бизнеса должна быть «крыша» и жил под ней столько, сколько хватало сил ее подпирать.

Безусловно, у его партнеров есть свои резоны и, вполне возможно, небезосновательные претензии к Григоришину как партнеру. Но сегодня мы говорим не об этом. Конфликт в первую очередь между Суркисом и Григоришиным четко обозначился прошлой зимой. Григоришин был уверен в своих адвокатах, но вместе с тем посчитал, что «крыша» не помешает. И знаете кого он выбрал в «крышу»? Михаила Бродского. Потом метнулся к коммунистам, после попытался найти защиту у «Нашей Украины», не понимая при этом, что далеко не каждая политическая сила способна в этой стране выполнять функции, за которые отдают 50 процентов прибыли. Наивность обошлась Григоришину очень дорого. Во-первых, его бизнесу нанесены очень серьезные ранения. Во-вторых, он сидит в тюрьме. И в-третьих, помочь ему очень сложно, потому что Президента убедили в том, что Григоришин являлся основным финансовым источником украинской оппозиции. А за такое и пистолет подбросить не грех…

Между каплями последних сил

Сергей Терехин. Я безмерно удивлен. Григоришин, рафинированный интеллигент, этакий юноша с тихим голосом и манерным поведением, ходит с тем, что у него якобы обнаружили при задержании. Есть, знаете ли, пределы цинизму. Вот здесь предел был нарушен. Некоторые циничные вещи, зная нашу власть, можно, как-то сцепив зубы, принимать как данное Богом. Это уже так не принимается. Поэтому и реакция такая.

Александр Волков. Мы сегодня не знаем истинной подоплеки того, что произошло. О той ситуации мы знаем только со слов одного человека, Сивковича. Больше никто там не присутствовал. И все, что подается нам, подается именно его словами. У человека нашли оружие и наркотики. Он говорит, что подбросили. Правоохранительные органы утверждают обратное. Кому верить? Мы можем верить и тем, и другим.

Верю ли я в то, что в кармане костюма, стоящего ни одну тысячу долларов, человек носит промасленный пистолет? А почему нет? У меня тоже костюм не за одну тысячу долларов, но иногда я тоже ношу с собой оружие, которое мне принадлежит абсолютно легально. У меня есть на него разрешение, я имею право это делать, а он не имел. Но ситуация здесь непростая. Я думаю, необходимо, чтобы перед депутатами выступили представители правоохранительных органов и именно те люди, которые принимали в тех событиях непосредственное участие. Пусть они выступят не на заседании парламента, а в профильном комитете или перед журналистами.

Я Григоришина видел в своей жизни всего один раз. Какой у него бизнес, что с ним связано, кто с ним связан, я понятия не имею. А вот если бы вы взглянули на биографию Сивковича, вам было бы интересно, что это бывший работник спецслужб, который может спровоцировать любую ситуацию. Он это может, его этому учили.

Валерий Пустовойтенко. Я прекрасно знаю, что Григоришин — один из людей, которые когда-то работали с Лазаренко в энергетической сфере. Он собственник многих облэнерго, и этот вопрос очень серьезный. А то, как прошли меры по его задержанию, я считаю, что правоохранительные органы непрофессионально подошли к этому вопросу. Были затронуты права депутата Сивковича. Мы уже выразили свое категорическое «фэ» по этому поводу. Я лично разговаривал с госсекретарем МВД Гапоном, чтобы милиция извинилась за свои незаконные действия в отношении Сивковича. А то, что касается Григоришина, какие там причины, я не владею этим вопросом. Я не хотел бы, чтобы его фигура рассматривалась в политическом плане. Она должна рассматриваться в соответствии с действующим законодательством Украины.

Степан Гавриш. Безусловно, ситуация с задержанием Григоришина не лучшим образом скажется и уже начала сказываться на устойчивости парламентского большинства. Но здесь речь идет об истории Сивковича, поскольку Григоришин никакого отношения к большинству не имеет. А поскольку Сивкович был с ним в одной машине и с парламентской трибуны заявил, что он пострадал, то, естественно, возникает проблема вхождения в кризис большинства.

Мне трудно разделить мнение о том, будто арест российского бизнесмена связан с конфликтом между ним и руководством СДПУ(о), потому что я профессиональный юрист и могу руководствоваться только фактами. Но пресса об этом пишет. И если арест не связан с бизнес-конфликтами, об этом нужно сделать заявление. По крайней мере, меня это сильно не тревожит. Я ожидаю решения правоохранительных органов по этому поводу и их заявления. Скорее всего это произойдет с парламентской трибуны, поскольку таково требование народных депутатов. Судя по имеющейся в СМИ информации, обстоятельства задержания этого человека весьма странные. По крайней мере, точной информации о том, что в основу ареста был положен факт, связанный с совершением незаконных действий, в которых содержится состав преступления, я так и не узнал. Нужны четкие публичные заявления представителей правоохранительных органов о мотивах задержания и обосновании ареста. Если суд выдал санкцию на арест, в какой-то степени меня это успокаивает, поскольку я понимаю, что суд весьма строго подходит к выдаче санкций на арест в таких случаях. Но само по себе все это очень настораживает.

Богдан Губский. Фракция «Народовладдя» сделала официальное заявление, опубликованное в «Голосе Украины», по поводу фактов, связанных с вмешательством правоохранительных органов в жизнь народного депутата Сивковича. По мнению нашей фракции, это недопустимо. Потому что статус народного депутата зафиксирован в соответствующих законах. И те действия, которые были совершены правоохранительными органами в отношении Сивковича, когда его под дулом автоматов вытаскивали из машины, недопустимы для цивилизованного государства. Таким образом, правоохранительные органы, во-первых, создают прецедент, во-вторых, они способствуют возникновению дисбаланса в середине Верховной Рады, в-третьих, своими незаконными действиями они увеличивают противостояние между ветвями власти и различными политическими силами. Потому мы и голосовали за создание соответствующей следственной комиссии, и за то, чтобы перед парламентом выступил министр, и парламент, заслушав его, принял бы решение об ответственности тех лиц, которые допустили такое.

По той информации, которая имеется, правоохранительные органы поступили незаконно в отношении депутата Сивковича. И за это кто-то должен ответить. И ответить очень жестко. А был ли нарушен закон в отношении Григоришина — это не в моей компетенции. Я не следователь. Об этом может сказать только судья.

Вопрос, присутствуют ли в аресте Григоришина политические мотивы, я не обсуждаю. Потому что это вне моей компетенции. Куда больше меня волнует, скажем, то, что на моем избирательном округе был осужден на 15 лет, вследствие ложных показаний своей жены, человек, у которого, кроме матери-пенсионерки, нет никого. Вот этот человек действительно нуждается в помощи, поскольку не располагает теми возможностями, что Григоришин.

Владимир Сивкович. Все, что касается нарушения законодательства, нарушения прав человека, все, что касается противозаконных действий милиции, в том числе по подкидыванию всяких там пистолетов, наркотиков и прочего, это уже политика. Потому что если это делается в отношении бизнесмена такого уровня, как Григоришин, то я представляю себе, что можно сделать с обычным человеком.

Но я бы все-таки не объединял то, что произошло с бизнесменом Гигоришиным, и то, что случилось с депутатом Сивковичем, в одно целое. Поскольку понижение статуса народного депутата, к тому же члена парламентского большинства, которое произошло вследствие действий правоохранительных органов, не менее значительно, чем то, что произошло с Григоришиным. По силе, по уровню — это, я думаю, одинаково. Ну как народный депутат может защищать своих избирателей, если он сам беззащитен?

Соответствует ли реакция парламента уровню и силе происшедшего? Это их проблема. Но та реакция, которая сегодня есть, меня устраивает.

Евгений Червоненко. Я думаю, это прямое следствие конфликта между Григоришиным и руководством СДПУ(о). Методы, которыми ведутся выяснения отношений между бывшими партнерами по бизнесу, вызывают крайнее сожаление. Если в экономический спор втягивают силовиков, страдают обе стороны конфликта. А в итоге — и вся демократия. Создан страшный прецедент: всей стране показано, что депутат у нас, даже если он состоит в большинстве, ничего не значит. Работает вторая мораль. Я Григоришина не знаю вообще. Но то, что с ним произошло, и то, что младший Медведчук делает с моими предприятиями во Львове, говорит об одном: то, за что я боролся последние 11 лет, все эти 11 лет независимости и экономических реформ, оказались ошибкой. Мне это очень больно. А что касается реакции на это депутатов, то могу сказать: все, кто думает, что его хата с краю, глубоко ошибаются. Село может начать гореть именно с их края. И каждый, кто думает, что в череде «социальных заказов» его пронесет, тоже неправ. Если один раз оставить беспредел без соответствующей реакции, потом его не остановишь. Я, начиная бизнес с одних штанов, никогда не платил бандитам и власти. Потому что знал: это дорога в никуда, если ты не играешь в бюджетные деньги. Поэтому я еще выдерживаю, несмотря на давление, и живу в нашей Украине, хотя лучшие мои предприятия рвут на части.

Сергей Тигипко. Не хотелось бы думать, будто мы можем дойти до такого цинизма, что в разборках чисто экономических могут принимать участие политики самого высокого уровня. Сказать точно, насколько связаны эти события с бизнес-конфликтом, не может никто. Я разговаривал об этом с руководством Социал-демократической партии, они отрицают какую-то свою причастность к этому делу.

Подобные случаи мы оцениваем крайне отрицательно. И если в таких делах будут торчать уши разборок между какими-то олигархическими структурами, наша фракция будет реагировать на это очень жестко. Мы все голосовали за создание следственной комиссии по этому делу и дальше будем следить за событиями очень внимательно.

Николай Мартыненко. Я никогда не поверю, что в заднем кармане брюк у Григоришина был пистолет. Это политический заказ. И я допускаю, что в первую очередь он связан с бывшими партнерами Константина по бизнесу. Константин — бизнесмен умный, но очень циничный, поэтому, очевидно, у него и партнеры были такие, начиная с Павла Ивановича Лазаренко и продолжая теми, кто сегодня стал причиной его неприятностей, — руководителями СДПУ(о). Я считаю, что задержание Григоришина — продолжение разборок с ним социал-демократов. Несмотря на мое к нему отношение, должен сказать: то, как это делается, просто недопустимо. По сути, это демонстрирует реальное лицо нашей власти. Я не разделял точки зрения Константина на то, как надо делать бизнес. Есть в этом определенные правила и законы, которые нельзя нарушать. Он же позволял себе очень много. Но дело здесь не в Григоришине, а в том беспределе, жертвой которого он оказался.

Я считаю, что реакция политических кругов страны и, в частности, парламента на происшедшее с российским бизнесменом абсолютно неадекватна. В кулуарах все сочувствуют Константину и говорят, что с ним поступили отвратительно. Но те, кто называют себя членами большинства, боятся реакции Банковой, поэтому вслух стараются высказываться как можно меньше. Потому что неизвестно, кто будет следующим. Наша группа «Разом» избрала путь борьбы с подобными явлениями. Но противостоять той государственной машине, которая создана на сегодняшний день для полного уничтожения нелояльного власти бизнеса, очень сложно. Поскольку на волне борьбы с неугодными очень многие пытаются выиграть и выигрывают. Я имею в виду бизнес. Боязнь депутатов упустить момент для усиления в возникшей ситуации своих бизнесовых позиций, заставляет их записываться в большинство и, опустив головы, голосовать под диктовку СДПУ(о).

Владимир Литвин. Мне трудно судить. Я просто не вникал в этот вопрос, не изучал его. Но что касается народного депутата, такие действия недопустимы. Я не могу сказать, что в отношении депутата была какая-то политика, это просто произвол. Я не знаю взаимоотношений Григоришина и руководства СДПУ(о), мне трудно судить. И комментировать это я бы не хотел. Я не интересуюсь бизнесом и процессами, которые в нем происходят. Если бы я знал все эти схемы, расстановки, кто кому что должен, кто кому что не додал, тогда я мог бы высказать свою точку зрения. Но мне это неизвестно.

Что касается влияния этой истории на новосозданное большинство, то если бы я сказал, что проблемы не существует, я был бы неискренен. Конечно, такая проблема существует.

Вот такой разброд публичных мнений. Выводы из происходящего напрашиваются сами собой. Во-первых, ни большинство, ни оппозиция оказались не в состоянии адекватно и решительно отреагировать на брошенный вызов. Во-вторых, совершенно очевидно, что Президент не имеет ни малейшего намерения расставаться с Виктором Медведчуком. Это обстоятельство в совокупности с первым предрешат судьбу еще не одного бизнесмена без значка и еще не один бизнес, владелец которого имеет депутатский значок. В-третьих, стало ясно, что на сегодняшний день нет политической крыши, дающей стопроцентную неприкосновенность. Именно этого понимания от депутатов пытались добиться многочисленным репрессиями те, кто претендует на монополию в этой сфере. Самым ярким представителем понимающих депутатов оказался Александр Волков. Его вхождение во фракцию СДПУ(о) сопряжено с ухудшением его отношений с Президентом и одновременно со сложностями в отношениях с Азаровым и Пискуном. Несмотря на отлучение от президентского дома, Волков все еще может быть полезен. Например, своими давними и очень близкими отношениями с Николаем Джигой… В-четвертых, украинские суды в критической мере превратились в приватное орудие линча. И проблема не только в том, что хорошим адвокатом, особенно в хозяйственной сфере, да и криминальной тоже, считается не тот, кто наиболее убедителен и красноречив, а тот, кто знает кому и сколько занести для решения дела в пользу клиента. В таких условиях хотя бы несколько процентов украинского общества могли рассчитывать на плюрализм судейских решений. Теперь же административное влияние на суды, которое неспособны перебить никакие деньги, заставляет плакать и богатых. Если власть и в первую очередь Виктор Медвечук выиграют борьбу за председателя Верховного суда, то на взяточничестве в судах можно будет поставить крест (и это хорошо), но на правосудии его поставят тоже. В-пятых, если депутаты смирились с девальвацией роли парламента, то смириться с девальвацией понятия неприкосновенности в недемократической стране означает для каждого из них утрату острова собственной свободы. То, как обошлись с Сивковичем, лишний раз доказывает иллюзорность и хрупкость этих островков. Заломить руки Владимиру Леонидовичу или снять неприкосновенность с Юлии Владимировны можно достаточно просто. В пучину частных интересов уйдут два островка, ослабив архипелаг, превратить который в ГУЛАГ не такая большая проблема. И, наконец, последнее. Элита, не способная генерировать цельные программы, защищающие национальные интересы, — это обуза для общества и тормоз для его развития. Элита же, не способная распознавать опасности и противостоять им, — трагедия для общества, ибо такая элита не только лишает страну уверенности в завтрашнем дне, но и уверенности в дне настоящем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК