МАТУШКА

14 ноября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 14 ноября-21 ноября 1997г.
Отправить
Отправить

Нашумевшая отставка Бориса Березовского с поста заместителя секретаря Совета безопасности Росси...

Нашумевшая отставка Бориса Березовского с поста заместителя секретаря Совета безопасности России вновь обратила внимание на, пожалуй, самую загадочную персону в российской политике - Татьяну Дьяченко, дочь и советника президента Ельцина. Березовского до последнего времени считали именно человеком Дьяченко, человеком семьи - но оказалось, что семья и Татьяна с легкостью перенесли это поражение, так что даже те комментаторы, которые начинали говорить об отставке как об ударе, нанесенном Анатолием Чубайсом лично Татьяне Дьяченко, довольно быстро отказались от этой идеи.

Вероятно, что роль Дьяченко в окружении главы российского государства достаточно специфична. Она не обязана иметь своих людей, за которых необходимо сражаться с другими царедворцами. Прежде всего ее человек - это Ельцин, а она - человек Ельцина. Все остальные, даже самые близкие на первый взгляд, соратники могут быть отставлены и чувствовать себя уязвленными. Как Бурбулис и Коржаков, но семья, конечно же, остается. И Ельцин никогда не скрывал, что семья для него - высшая ценность. Может быть, в начале его правления о жене президента Наине Ельциной и старались не вспоминать, чтобы не вызвать у тогдашнего электората послевкусия Раисы Максимовны Горбачевой, однако мало кто теперь вспоминает те времена. Тем более, что даже тогда говорилось о президентских дочерях, президентских внуках - хотя столь энергичного вмешательства в политику дочери главы государства никто не предполагал.

И все же: кто хотел этого вмешательства? Татьяна, бизнесмены, сам Ельцин? Березовский в одном из интервью рассказывал, как финансовая элита страны, сплотившая в предвыборный момент сегодняшних оппонентов и выдвинувшая в предводители Анатолия Чубайса, решила привлечь к работе в штабе Татьяну Дьяченко, чтобы иметь возможность эффективного влияния на президента, более эффективного, чем у Коржакова, лоббировавшего интересы штаба Олега Сосковца. Однако я позволю себе усомниться в этой версии - хотя бы потому, что Березовскому вообще свойственно мифологизировать реальность, как и другим российским бизнесменам «первой волны», когда, в начале перестройки, блеф был гарантией успеха комбинации. Многое в поведении бывшего заместителя секретаря Совета безопасности свидетельствует именно о таких пропагандистских приемах - в интервью радио «Эхо Москвы» уже после отставки бизнесмен признал, что отнюдь не так часто виделся с президентом, как это может показаться верящим в его могущество. Нет, не семья была орудием Березовского, а он был (и, возможно, останется, если Ельцины захотят) орудием семьи. Поэтому на вопрос «кто привлек к политической деятельности Татьяну Дьяченко?» можно ответить однозначно - Ельцин. Так уже не раз бывало в семейных историях, когда человек стареет, когда он сомневается не то чтобы в собственных силах, а в собственных возможностях тотально контролировать реальность, ему, оказывается, необходима настоящая и неизменная опора. Не Константин Райкин просился в Театр миниатюр Аркадия Райкина - да и не посмел бы он, а Аркадий Исаакович позвал сына - не то чтобы в критический, но в ответственнейший момент своей жизни, когда уже начинал задумываться, что будет с его театром без него, когда возникла необходимость не сохранения феномена Райкина, а сохранения структуры Райкина. Получилось? Конечно, «Сатирикон» - совсем другой театр, но мы отождествляем его с Аркадием Райкиным, он закономерно имени Райкина, мы ощущаем в этом театре если не дух, то воспоминание о великом артисте.

Политика - тоже театр, только гораздо более жестокий, беспощадный и неживой. И более мелкий, честно говоря. Но принцип, конечно же, тот же самый. Ельцину понадобилась Татьяна. Как он ее уговорил, каким образом сделал частью своей команды, как убедил остальных - если убеждал вообще, а не организовал все так, что будто бы и не при чем тут к ее появлению в предвыборной группе - это уже другой вопрос. Главное - Татьяна возникла, с ней сегодня уже нельзя не считаться, она оказывается естественным центром любого президентского сопровождения, хотя старается особо не светиться - но камеры нервно бегают по ней объективами во время любого выезда папы. Пока Татьяна не хочет быть публичным политиком, пока она стремится оставаться в тени отца-президента. Но уже сегодня Ельцину приходится задумываться о будущем. 2000 год не так уж и далеко, президенту вряд ли хочется поступиться властью. Дело тут не только в характере Ельцина, дело в сформировавшейся в России олигархической политической структуре, которая, конечно же, имеет весьма очевидные демократические очертания, но не настолько же, чтобы президенту отказываться от власти?

Другое дело - если опустить вопрос о баллотировании на следующий срок - воспитание надежного преемника. Однако такой изощренный и расчетливый политик, как Ельцин, не может не понимать, что никаких гарантий на будущее на самом деле не существует, если ты лишаешься такой власти, а кто-то другой ее приобретает. Конечно, пока он не в Кремле, он может обещать тебе все что угодно, но когда заканчивается твое время и начинается его - тут уж никакие прошлые договоренности не воспринимаются всерьез. Это не новость. Договаривается только тот, кто не верит в собственную победу, боится будущего. А Ельцин верит в себя и будет верить всегда. Ему нужны настоящие гарантии.

Можно предположить, что эти гарантии российскому президенту даст какой-нибудь молодой преемник, Немцов или неНемцов - какая разница? Но тут опять проблема: а можно ли доверять молодому преемнику? К тому же молодой преемник может оказаться по натуре очень честным, порядочным и согласным с собственными обещаниями человеком, но ведь гражданину Ельцину придется иметь дело не с небожителем неНемцовым или Немцовым, а с окружением небожителя, которое может оказаться далеко не таким хорошим, как сам президент, - это Ельцин хорошо понимает по собственному окружению.

На самом деле, если и есть гарантии, то они - в семье. Так станет ли Татьяна Дьяченко следующим президентом России?

Вы, конечно же, сразу поморщились и решили отказаться от чтения футурологических измышлений. А зря. Если вы проследите за логикой ожидания первым российским президентом надежных гарантий и поймете, насколько серьезна сегодня власть президента Бориса Ельцина - не Чубайса, не Немцова, не Черномырдина, не Березовского или Потанина, а именно Бориса Ельцина, - то вам придется согласиться, что прав все-таки я. Те из вас, кто был гражданином Советского Союза, знают, что в этой стране нельзя ждать выполнения обещаний от постороннего человека - можно надеяться только на себя, в крайнем случае - на жену (мужа), детей и родителей. А когда речь идет о власти? А когда речь идет о российской власти, спокойное течение жизни на Банковой покажется тихим прудом рядом с Ниагарским водопадом, так как размеры и прочее. Потом, вы уже могли бы заметить, журналисты ничего не выдумывают, они лишь пересказывают чужие мысли. Или так: выдумщики идут в репортеры, те, кто имеет несчастье что-то подозревать, - в аналитики. Пресса, лишенная аналитизма, хороша!

Но иногда хочется несколько опередить репортеров, которые обязательно через определенный отрезок времени будут живописать вам складывающуюся в Кремле ситуацию в красках. И на фоне информации, которую вы будете получать, вы не увидите в возможности появления Татьяны Борисовны на престоле Бориса Николаевича ничего странного.

(Не хочу сейчас вступать в спор о женщинах, потому что избрание женщины вообще и дочери президента - вещи разные, потому что выдвижение гражданки Икс и соглашение всей политической элиты страны идти вперед под флагом Ельцина/Ельциных - понятия несравнимые… Когда Татьяну Дьяченко назначили советником президента, один из российских телеканалов показал записанное за несколько месяцев до этого интервью с Галиной Старовойтовой. Галина Васильевна вспоминала, как нарочно, о женской традиции в российской политической жизни. О матушке Анне Иоановне. О матушке Елизавете Петровне. О матушке Екатерине Алексеевне, в конце концов! И даже после нее, когда, казалось бы, двор пресытился женским правлением, после смерти Павла I всерьез обсуждали возможность воцарения не сына (будущего Александра I), а вдовы убитого императора! Так было - и российская история совсем еще не кончена, а ее монархическая традиция возрождается в каждой должности главы российского государства, будь то император, председатель совнаркома, генеральный секретарь или президент.)

Смешно было бы утверждать, что все так и будет. Но так же смешно не видеть, что так может быть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК