Марафон спринтеров

19 января, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 19 января-26 января 2007г.
Отправить
Отправить

12 января на Банковой сушили весла; Янукович, торжествуя, пытался обнять и прижать к себе необъятны...

12 января на Банковой сушили весла; Янукович, торжествуя, пытался обнять и прижать к себе необъятные полномочия, нарезанные парламентом Кабмину; а Тимошенко строила планы по укрощению разболтавшихся БЮТовских фракций в местных советах и готовилась занять пост лидера почти узаконенной оппозиции.

Прошла неделя. Ющенко воспрял духом, поскольку из-за технической ошибки секретариата Верховной Рады и на редкость качественной работы юристов секретариата президента получил возможность повторно ветировать закон «О Кабинете министров» и вступить в новый виток переговоров с Януковичем о компромиссном варианте закона. Янукович понял, что поторопился с пафосными заявлениями о том, что в Украине впервые за 15 лет принят закон, регулирующий деятельность исполнительной власти. (В связи с чем мы надеемся, что руководитель секретариата ВР Валентин Зайчук, приславший еще 29 декабря в секретариат президента письмо с просьбой «заменить листочки» в переданном на подпись законе о Кабмине, жив и здоров. Может, в другой ситуации в СП листочки бы и поменяли, но когда ставки так высоки, бюрократические ошибки не прощаются.) Александр Мороз выступил против закона об императивном мандате, за который проголосовала его фракция, а также вместе с представителями «Регионов» четко заявил о том, что закон об оппозиции не имеет шансов пройти второе чтение в своем нынешнем виде. Тимошенко вернулась из Израиля в Украину и узнала, во-первых, о том, что президент, несмотря на то, что закон об императивном мандате выгоден «Нашей Украине», склоняется к его ветированию, поскольку хочет сохранить демократическое лицо в глазах Венецианской комиссии, во-вторых, о том, что закон об оппозиции может быть изменен, в-третьих, о том, что на закон о Кабмине президент повторно наложил вето. Все вместе это означает, что Юлия Владимировна может остаться ни с чем, если не считать негативных электоральных издержек, способных возникнуть в связи с ее «одновременным голосованием» с правящей коалицией.

Рекламируя Украину на встрече с корейскими инвесторами, Виктор Ющенко сказал: «Что главное для инвестора? Это политическая стабильность в стране, в которую он вкладывает деньги. В Украине она есть!». Это утверждение сейчас выглядит еще более потешным, нежели в конце прошлого года. Сегодня никто не может дать гарантий, что ситуация со взаимоотношениями между главными политическими игроками страны, практически перевернувшаяся с ног на голову за неделю, к следующим выходным не сделает очередного кульбита. Отношения между президентом, лидерами коалиции и оппозиции продолжают оставаться непрозрачными, недоверчивыми, ситуативными, непредсказуемыми и лишенными главного — мысли о стране.

Между тем уходит в песок золотое время — время затишья между выборами, которое, по признанию абсолютно всех сторон, должно быть использовано для системных изменений как минимум в приоритетных сферах экономики, для совершенствования законодательной базы, реализации стратегических программ. Первые полгода после выборов власть складывала коалиционный пасьянс. Затем новое руководство исполнительной власти проводило кадровые чистки, немногим уступавшие масштабам чисток помаранчевых. Затем разгорелась борьба за полномочия, к этому моменту так и не закончившаяся. Прошел почти год. За этот год, по большому счету, власть успела принять ВТОшные законы, утвердить сомнительного качества бюджет, создать свободные от общественного и правоохранительного контроля экономические зоны — как в сфере государственных финансов, так и ТЭКа; реставрировать систему игрищ вокруг НДС, принять целый ряд лоббистских решений и много, очень много времени уделить междоусобным войнам. Так и прошел первый год из трех, а фактически из двух с половиной, безвыборных лет. Ни один вызов или угроза нацбезопасности не смогли объединить усилия украинских политиков и заставить их действовать разумно и слаженно: ни вопрос энергетической безопасности, ни ситуация с падением имиджа Украины в мире, ни дискредитация страны, связанная с невнятным статусом министра иностранных дел, ни разлагающаяся система судебной власти, ни цветущая контрабанда, ни вызревание взрывоопасной ситуации в Крыму, ни вечно живые земельные спекуляции, ни вакханалия решений местных советов о повышении тарифов, — словом, ничто не вынудило наших лидеров объединить усилия. Приоритетом по-прежнему является власть, а точнее — полномочия. За них ведут борьбу президент, премьер и лидер оппозиции. Именно поэтому каждый из них приоритетно видит личную цель и намерен прийти к ней, преодолев спринтерскую, а не стайерскую дистанцию. Команда Виктора Ющенко все еще не оставляет надежды повернуть русло конституционной реформы вспять; Тимошенко видит выход в досрочных выборах, способных, по ее мнению, перекроить парламентское большинство, а как следствие — и исполнительную власть; Янукович хочет все и сразу, законом о Кабмине забрасывая шапку еще и на территорию президентских полномочий, действуя как в том анекдоте: «А це ще земелька на огірки».

Скорее всего, ни одному из этих планов не суждено сбыться. Для того чтобы изменить ныне действующую конституционную систему власти, необходимо иметь либо 300 голосов в парламенте, которых у президента нет, либо твердую позицию в Конституционном суде, которой у президента тоже нет. Более того, отряд кукловодов КС настолько длинен, насколько и серпентаризирован. О каком контроле над КС сегодня можно говорить, если договоренности между Тимошенко, Медведчуком, Ющенко, Порошенко, Пригодским и Мойсиком могут принимать самые причудливые сочетания! Чем глубже недоверие — тем неустойчивее сформированные пулы.

Конституционный суд, возможно, вернет себе отобранное Радой право оценивать легитимность процедуры принятия конституционных изменений. Но в способности Конституционного суда вмешаться в само тело Конституции и соответствующим образом открыть дорогу к перераспределению полномочий в пользу президента сомневаются даже идеологи отмены реформы. Следовательно, пробежав свой спринт, Ющенко вернется на старт. Причем всенепременно вернется с урезанными полномочиями, ибо закон «О Кабинете министров» все равно будет принят. Даже если депутаты коалиции прислушаются к обоснованным президентским претензиям в отношении подгребания ими его конституционных полномочий — президентское тело на весах украинской политики существенно полегчает. И этот факт станет окончательно осознанным.

Теперь о спринте Тимошенко. Юлия Владимировна категорически не позволяла себе смириться с мыслью, что антикризисная коалиция и Янукович — это надолго. Ни украинская практика частой смены премьеров, ни удар судьбы, связанный с отобранной властью, которая была уже практически в руках, не дают лидеру оппозиции смириться с тем, что «цей дощ надовго». Более того, при грамотном и решительном подходе объективно складывающиеся обстоятельства действительно могли бы быть использованы для позитивного восприятия обществом идеи проведения досрочных выборов: взлетевшие тарифы порождают пик недовольства властью и они же рождают провал в рейтинге власти. В точке сближения двух кривых, отражающих общественные настроения, президент и оппозиция могли бы сыграть.

Но возникает ряд вопросов: во-первых, готовность Конституционного суда предоставить юридические основания для подписания президентом соответствующего указа. Если до Нового года этот вопрос был фактически решен, то сейчас с готовностью возникает ряд проблем, ведь время, упущенное президентом, так ни разу и не встретившимся с судьями КС, эффективно использовали его оппоненты… Во-вторых, с кем президент пойдет на выборы? С «Нашей Украиной», с которой он поступил, как Тарас Бульба с Андрием? С Юрием Луценко, чей третий по величине рейтинг доверия, как утверждают социологи, автоматически отнюдь не превращается в электоральный рейтинг? По большому счету, Ющенко на выборы может идти только с Тимошенко, с которой после событий двенадцатого числа, хочет не хочет, а вынужден будет считаться, но которой категорически не доверяет.

Кстати, вопрос отсутствия доверия, некоего кодекса чести в отношениях между политиками присутствовал в Украине всегда. Самой горячей проблемой теневых договоренностей уже многие годы является поиск форм гарантий достигнутых соглашений. Многие обратили внимание на то, что президент достаточно сдержанно отреагировал на «тройной тулуп» лидера оппозиции, который она крутанула, поддержав антикризисную коалицию с целью получения нужных Тимошенко законов об оппозиции и императивном мандате. И дело не только в том, что президенту, приведшему (в прямом и переносном смысле) к власти Януковича, не гоже было возмущаться сотрудничеством Тимошенко с задекларированным оппонентом. Да и о том, что Тимошенко и ее представители проводили ряд встреч с лидерами «Регионов», включая Януковича и Ахметова, «ЗН» писало давно, а президент знал еще раньше. И тем не менее, Тимошенко не спешила реализовывать наметанные договоренности, с одной стороны косясь на электорат, с другой — возлагая надежды на потенциальное решение Ющенко о досрочных выборах. Для многих так и осталось непонятным, почему Юлия Владимировна таки решилась закрепить наметку политическим крестиком именно сейчас. Возможно, это было сделано потому, что вера в решимость президента опустилась ниже критической отметки. А возможно, по другой причине: узнала, что новоназначенный заместитель председателя СБУ по экономическим вопросам одним из первых своих распоряжений запросил весь объем оперативных данных по.., правильно, ЕЭСУ. Так что разбираться в фундаменте многоэтажных взаимных предательств украинского политикума — дело неблагодарное. Впрочем, как и ожидать, что на этом фундаменте, когда речь идет о полномочиях, может быть выстроено стабильное доверие. В любой конфигурации.

Объединить политиков может только дело. Государственно или общественно полезное. Но, как утверждала мисс Абигель Черчилль, «Европа подождет».

Так вот, с учетом сложившихся обстоятельств, а также психотипа основного действующего лица, призванного принимать решение о досрочных парламентских выборах, можно высказать большой скепсис по поводу эффективности спринтерского забега Тимошенко за властью. Юлии Владимировне повезет, если она сможет вернуться на старт и приступить к определению новой стратегии действий с законом об оппозиции в руках. Пусть даже несколько видоизмененным.

С премьером сложнее. Виктор Федорович отмерил себе долгий век в кресле главы исполнительной власти. И у него-то как бы все хорошо. Комбинации одна за другой ему удавались: и с Морозом, и с Ющенко, и с Тимошенко. Вот только бюрократы дали сбой, лишив лидера коалиции почти царских полномочий. Но это ничего. Еще один круг, и закон «О Кабинете министров» будет утвержден. А если будут учтены замечания президента, то и преодоления вето не понадобится. Кадры почти все зачищены, Запад смирился, а Москвы премьер пока опасается больше, чем она на него давит. Раздражает только аппетит Мороза и нервные, бессистемные уколы Банковой, которые могут быть чувствительны, когда речь идет о президентском праве вето. Но в случае чего у премьера есть универсальное лекарство от обеих хворей: о нем бы лучше расспросить у Юлии Владимировны.

Вот, собственно, на весь этот «шоколад» у Виктора Федоровича и может появиться аллергия. Спринт по концентрации власти Януковичу почти удался. Но на длительной дистанции органы могут начать отказывать. В правительственном организме все и так не очень здорово работает. Противоречия между ключевыми фигурами не только не снимаются, а нарастают. Вместе с ними улучшается качество почвы для ошибок и выявления злоупотреблений. Кстати, восприятие нами и многими другими назначения Владимира Радченко на пост вице-премьера, как шпильки в президентский адрес, — не исчерпывающее. Одна из функций Владимира Ивановича — стать своеобразной службой внутренней безопасности Кабмина, подчиненной премьеру. Судя по всему, работа ОДРов (офицеров действующего резерва) будет замкнута не на СБУ, а на вице-премьера, что позволит, оставляя в неведении президентскую Службу, гасить пожары в собственном кабминовском доме.

В целом же прогнозировать развитие событий в ближайшем будущем бессмысленно. Правила игры никто не отменял: бессистемность, непрозрачность, безответственность, эгоизм. Цели спринта также ясны. Тимошенко борется за свое место под солнцем, косясь на чужое. Секретариат президента борется за площадь президентского влияния, не имея при этом существенной поддержки самого Виктора Ющенко. У Януковича властная булимия, которая перейдет на некоторое время в состояние ремиссии после принятия закона о Кабмине.

Гораздо интереснее, как поведут себя политические игроки, когда дым битв за полномочия осядет, а спринтерские иллюзии испарятся (случится это достаточно быстро — а именно, когда Конституционный суд несколькими своими решениями даст понять, на что могут, а на что не могут рассчитывать игроки). Тогда перед их взорами откроется новое оперативное пространство для маневров, теперь уже не тактических, а именно стратегических. Можно, конечно, предположить, что в новой ситуации каждый, понимая объем своих устоявшихся полномочий, немедленно начнет работать на страну, периодически вступая друг с другом в альянсы, делающие эту работу максимально эффективной. Тем более что до ближайших выборов — президентских, — а точнее, до начала активной фазы кампании еще года полтора останется. Но поверить в конструктивизм намерений политикума пока сложно. Хотя бы потому, что даже сам факт проведения в 2009 году всенародных президентских выборов не является неоспоримым. Ключевым игроком в сложившейся ситуации, как ни крути, является лидер нынешней оппозиции. Все будет зависеть от того, готова ли Тимошенко к четырехлетней (до 2011 года) оппозиции, либо она, не привыкшая к стайерским забегам, откажется от короны в пользу стабильного существования и обеспечения своей политической силы и команды. Если Тимошенко останется в оппозиции, то президентские выборы в 2009 году будут, ибо без БЮТа в парламенте не найдется конституционного большинства, которое превратит парламентско-президентскую республику в парламентско-премьерскую. Если Тимошенко останется в принципиальной оппозиции, то президент сможет сохранить вес своего права вето, а именно этот рычаг заставляет антикризисную коалицию и правительство с ним считаться. Если Тимошенко останется в оппозиции, то общество получит шанс узнать о том, какое варево готовится на каждом Кабмине и на каждом правительственном комитете. Ведь только утратив надежду на спринтерское решение проблемы, Юлия Владимировна вспомнит о реальных обязанностях и правах оппозиции, а значит, представители ее фракции наконец-то появятся на заседаниях правительства и правительственных комитетов, чего ранее никогда не наблюдалось…

А если Тимошенко решит, что она устала? Что пора приводить в жизнь не только договоренность с «Регионами» о принятии закона об оппозиции взамен на преодоление президентского вето, но и другие договоренности, опять-таки намеченные только пунктиром? Например, о создании конституционного большинства с целью перекраивания Конституции и получения парламентско-премьерской республики. Сегодня кажется абсолютной фантазией вытеснение социалистов и коммунистов из коалиции, вхождение в нее БЮТа с последующим вознесением Юлии Тимошенко в спикерское кресло и занятием процентов сорока постов в исполнительной власти представителями ее блока. Если Тимошенко пойдет на союз с «Регионами», она утратит значительную часть электората, президент будет лишен последних рычагов реального влияния на ситуацию, ибо его вето при стабильном конституционном большинстве превратится в хлопушку. Регионы получат защиту от президентского ветирования, избавятся от неприятных соратников по коалиции (с точки зрения западного восприятия) и за счет сближения с Тимошенко, смогут надеяться на амнистию у значительного количества граждан Правобережной Украины.

Я просто слышу сейчас все слова, которые говорит Юлия Владимировна по поводу домыслов «информационных диверсантов». Поэтому и не настаиваю на последней версии. Но при этом прошу не забывать о двух вещах: во-первых, о том, что публично, еще до Нового года, Тимошенко категорически отрицала возможность совместного голосования с правящей коалицией по вопросу преодоления президентского вето, наложенного на закон «О Кабинете министров». Во-вторых, в случае краха идеи досрочных выборов Юлии Владимировне придется продумывать стратегию более длительного политического забега, ибо новые обстоятельства неизбежно потребуют коррекции целей, методов и партнеров, с которыми преодолевается дистанция. По большому счету, сегодня в ее руках: судьба и цена Мороза и Симоненко; реальность или нереальность усеченных, но все же наличествующих полномочий президента; уровень информированности общества, напрямую связанный с активностью и эффективностью оппозиции; возможность контроля за действиями власти.

Пусть рассеется дым еще не доведенных до конца, но близящихся к поражению сражений. А там посмотрим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК