КОГДА В НАСЛЕДНИКАХ СОГЛАСЬЯ НЕТ…

23 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 23 августа-30 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Тот, кто выиграет эту осень, получит реальные шансы выиграть эту страну. Это понимают все: и те, кто ...

Тот, кто выиграет эту осень, получит реальные шансы выиграть эту страну. Это понимают все: и те, кто хотят всего сегодня, и те, кто ранее полагал, что печь сама заедет на Банковую, и те, кто намерен продолжать держать власть в стране на собственном коротком поводке.

О возможностях и перспективах плана, предполагающего радикальное изменение ситуации, «ЗН» писало несколько номеров назад. С тех пор в судьбе оппозиционных акций мало что прояснилось. И если первая встреча «четверки» все-таки состоится, то это произойдет уже после того, как номер уйдет в печать. Не успеем мы достоверно узнать и о том, что в субботу, 24 августа, народу Украины скажет Президент. По всей видимости, вечернее теле-выступление Президента призвано стать сюрпризом, вследствие которого политическая инициатива должна полностью вернуться к главе государства. Президент уловил тенденции и постарается ими воспользоваться. Каковы эти тенденции, какими могут быть президентские и околопрезидентские цели и методы их достижения, насколько они совпадают с интересами общества и политической элиты? Об этом мы начнем разговор в сегодняшнем номере.

Итак, вариант преемника. Под ним подразумевается политик, приведенный к власти усилиями Президента, призванный сохранить преемственность целей и методов нынешнего главы государства. Леонид Кучма, безусловно, немало времени проводит в размышлениях о том, как и на кого он оставит страну. Советуется по этому поводу даже с Борисом Николаевичем. Но основных задач, требующих решения, у Президента две: первая — обеспечение собственной безопасности и неприкосновенности по уходу в отставку, причем не только для себя, но и, по всей видимости, для семейного бизнеса; вторая — сохранение за собой посредством контроля над преемником политического влияния в масштабах всего государства. Тот же Борис Николаевич наглядно продемонстрировал, как Семья при новом действующем президенте может продолжительное время сохранять за собой львиную долю влияния в России. Президент видит и понимает, что без выполнения второй задачи никто Леониду Даниловичу не сможет гарантировать выполнение первой.

А это означает, что возможный преемник должен отвечать ряду необходимых требований. Во-первых, он должен быть зависим. И зависимость эта, в идеале, должна выражаться не в накопленном компромате финансово-экономического свойства, а в чем-то более весомом и способном поразить воображение трудящихся. Во-вторых, он должен оказаться во главе государства при консенсусной поддержке его кандидатуры всеми влиятельными бизнесс-группами. В-третьих, он должен обладать минимально необходимым набором качеств для того, чтобы вызвать при административной поддержке должное количество положительных отзывов в электоральных сердцах. Это тот минимум, который необходимо учитывать при проведении операции «Преемник». Для того, чтобы обеспечить ее удачное прохождение, Президент сделал первый важный шаг — он нанял менеджера, чья задача построить безотказный механизм, при котором в лузу будет закатан тот шар, на который Президенту будет угодно указать. Механизм должен быть универсальным, поскольку строится он не под конкретного преемника, а под того, на кого Президент еще не указал, но, по идее, укажет. Так что Виктор Медведчук ни при назначении, ни сегодня Президентом в качестве преемника не рассматривается. Виктор Владимирович — инженер человеческих интересов, из которых он, собственно, и конструирует необходимый механизм.

Методика определения преемника и приведения его к власти не может базироваться лишь на субъективной президентской оценке существующих кандидатов. Для этого используются научно-социологические методы. В администрации Президента очерчен круг властных площадок, с которых может начаться старт будущего президента. Среди них: пост премьер-министра (и это главный сценарий), первый вице-премьер, председатель парламента, мэр Киева, гражданский министр обороны. На сегодняшний день все эти должности заняты либо неприемлемыми, с точки зрения реализации президентских интересов людьми, либо не способными их реализовать (что не одно и то же). Именно поэтому в случае сохранения стратегического вектора на поиск преемника все эти площадки будут расчищаться и заниматься теми людьми, которые выйдут в финал тендера кандидатов. Скорее всего из их числа будет определяться тот, на кого будет сделана ставка.

Вместе с тем реализация плана «Преемник» имеет ряд проблемных мест. Прежде всего, у Президента выбор не широк. Да и все, на кого он может поставить, нынче имеют весьма низкие рейтинги. Иными словами, в окружении Президента за два года до выборов (а мы пока будем оперировать этим сроком) нет человека, способного собрать 50% голосов.

Далее. Возможен ли консенсус среди бизнесс-групп по поводу преемника? Прежде всего заметим, что в Украине финансовых потоков и их контролеров, как в РФ, практически нет. У нас нет своего «Лукойла», своего «Газпрома», своей «Альфы» или аналога РАО ЕЭС. Есть три относительно крупных центра —Донецк, СДПУ(о) и Пинчук. Но есть также около двух десятков центров поменьше. Виктор Медведчук, по некоторым данным, считает, что объединить людей с разными бизнесс-интересами и сфокусировать их возможности на одном кандидате поможет угроза прихода к власти Ющенко. Ющенко убежден, что собрать большинство в парламенте, а также получить поддержку основного количества бизнесс-групп в стране ему поможет угроза прихода к власти Медведчука. Любопытное технологическое единомыслие… Но сейчас не об этом. В настоящий момент между основными группами развернулась тихая борьба за право аккумулировать средства для предстоящей кампании. Можно себе только представить, какие экономические и кадровые полномочия будут переданы в руки тех, кто будет назначен главным ответственным за сбор средств и каким образом борьба за это место скажется на хрупком договоре о ненападении, заключенном между пропрезидентскими князьями.

Нельзя сбрасывать со счетов и особенности психологии действующего Президента. Как минимум год человек, на которого Леонид Данилович укажет пальцем, будет подлежать публичной раскрутке. Его цитатами будут пестреть все газеты, фотографиями — бигборды, выступлениями — телевизионные экраны. Президенту потребуется значительное мужество, чтобы удержаться от ревности, которая, как свидетельствует восьмилетняя история, становилась началом конца для любого, кто бы ни претендовал на звание любимца публики.

Следующий момент касается интересов главы президентской администрации. Почти вся работа нынешнего президентского штаба прямо или косвенно направлена на решение вопроса 2004 года. Вопрос – в чью пользу?

Наряду со знанием цели, ради которой Леонид Кучма пригласил Виктора Медведчука возглавить администрацию, Виктор Владимирович, несомненно, имеет и собственные планы. Заметим, что Президенту еще никогда не приходилось иметь дело со столь системным и практичным главой администрации. Мелкие интриги и сплетни – не медведчуковский сайз. Теоретически Медведчук вполне может побороться за преемничество. В его силах на последнем этапе доказать Президенту свою безальтернативность. Однако Виктор Владимирович понимает, что все имеющиеся ресурсы, а они несомненно будут увеличиваться, не смогут гарантировать ему прохождение через горнило народных симпатий. Поэтому другим вариантом для Медведчука, более реальным, является приведение к власти преемника, который будет обязан лично ему. Теоретически это возможно, поскольку, по всей видимости, именно он намерен возглавлять штаб по продвижению преемника. Однако двух теневых и одного реального президента не выдержит не только страна, но и не потерпит действующий Президент, о целях и задачах которого мы писали выше. Да и потом нет у Виктора Владимировича своего реального кандидата. Именно поэтому он склонен всерьез продвигать идею изменения Конституции. Основная задача — не допустить к масштабной президентской власти Виктора Ющенко. Кстати, многие в окружении Ющенко убеждены, что единственная возможность остановить, нацеленного на первый пост Медведчука, это изменение Конституции в сторону парламентско-президентской республики. Опять-таки любопытное совпадение методов при диаметрально противоположных целях.

Таким образом мы должны отметить, что в противоборствующих лагерях наметился консенсус, касающийся необходимости конституционной перестройки. Обе стороны не могут быть уверены в собственной победе, поэтому, в частности, и хотят изменить вид спорта… Очевидно, поэтому обе стороны систематически предпринимают попытки убедить в полезности парламентско-президентской республики самого Президента. Основные атаки предпринимались во время написания выступления по случаю Дня независимости. Президенту приводили целый ряд аргументов. Во-первых, он войдет в историю, как первый и единственный Президент, имевший колоссальные полномочия. Во-вторых, гораздо надежнее в вопросе обеспечения неприкосновенности полагаться на парламентское большинство, нежели на настроения одного человека, унаследовавшего абсолютную власть. Более того, закон о неприкосновенности находящегося в отставке Президента может, по мнению пропрезидентских технологов содержать пункт о необходимости сбора конституционного большинства при решении о возбуждении уголовного дела. Иными словами — за парламентом, как за каменной стеной.

И третий довод — Президент может войти в историю как человек, давший официальный старт работе над эффективной и демократичной европейской системой устройства власти в Украине. И, наконец, немаловажный пункт: парламентско-президентская модель власти гарантированно страхует Президента от крайне нежелательного для него варианта — перехода мощнейших президентских полномочий в руки Виктора Ющенко либо иного представителя оппозиции.

На самом деле украинская элита, если она действительно хочет реальных и эффективных изменений к лучшему, обязана пересмотреть распределение полномочий между ветвями власти. О парламентско-президентской республике первыми поднимали вопрос левые: Александр Мороз и коммунисты. Не скрывал своего приязненного отношения к этой форме организации власти и Виктор Медведчук, поднимавший вопрос о коалиционном правительстве и пропорциональном избирательном законе. «Наша Украина» предложила создавать парламентское большинство на основе подписания договора, предусматривающего целый ряд законодательных и конституционных изменений, направленных на перераспределение властных полномочий. Каждая из сторон своим стремлением продемонстрировала нежелание попадать в зависимость от прихоти нового монарха, кто бы им ни стал. И здесь сложно не согласиться с инициаторами процесса: кто бы ни пришел на смену Кучме, обречен стать Кучмой. Ибо колоссальные полномочия, позволяющие карать и миловать одним росчерком пера всех без исключения чиновников, от губернаторов до премьеров, от силовиков до руководителей фискальных органов, вынудят утратить чувство реальности и меры любого. Даже если человек, пришедший на смену Кучме, будет обладать достаточно высокими моральными качествами, то воспользоваться максимальными полномочиями в своих целях его вынудят представители команды.

Теоретически чрезвычайная концентрация власти в руках президента может быть полезна во время переходного этапа при условии, если власть, а точнее человек, распоряжающийся ею, окажется просвещенным правителем. Но мы знаем, что бывает, если правитель таковым не является. И сейчас, увы, команды и политика, в одинаковой степени сочетающих профессионализм, знания и мораль, на данном этапе развития страны нет. Именно поэтому страна не может себе позволить прыгнуть из огня да в полымя. Новый конституционный процесс, о котором сейчас не говорит только ленивый, выглядит неизбежным. Другое дело — чем он станет. Либо реальной попыткой привести Конституцию в соответствие с цивилизованными стандартами, либо ширмой, отвлекающей внимание от реальных действий, предпринимаемых Президентом по приведению к власти преемника.

Радикально настроенная часть «Нашей Украины» считает, что предложение Президента, заверяющего в своем стремлении к диалогу, является лишь способом удержать «Нашу Украину» от участия в осенних акциях, а также вынудить Ющенко включиться через парламентское лояльное к главе государства большинство в работу над усовершенствованием Конституции и законодательного поля. Оппозиционеры убеждены: власть пытается выиграть время, используя отсрочку для максимальной концентрации материальных, организационных и медиа-ресурсов. Умеренные представители «НУ» склонны к поддержанию диалога с Президентом, созданию коалиции, направленной против Медведчука, а не против Леонида Кучмы. И союзников для этой коалиции представители окружения Ющенко намерены искать не в среде однозначных оппозиционеров, а среди региональных элит, руководства парламента и Киевской городской администрации.

Возможное предложение Президента, безусловно, среди прочих имеет своей целью перехватить парламентскую инициативу и направить ее в русло, например, ревизии Конституции. Виктор Ющенко, с одной стороны, готов к подобным действиям, поскольку основой для них может стать предложенный его фракцией большой договор, проигнорированный Банковой в период деления портфелей в парламенте.

Ющенко — не человек баррикад, это понимают все и даже он сам. С другой стороны — акции, как было заявлено социалистами, бютовцами и коммунистами, пройдут при любой погоде. Сегодня из-за своей неопределенности Ющенко уже утратил пять процентов президентского рейтинга. Он по-прежнему недосягаем для любого из своих соперников, но 25% в августе — не 30% в июне. Подобная тенденция вынуждает его определиться и занять позицию. Проигнорировать акцию — значит рисковать стабильностью рейтинга.

По всей видимости, принять оптимальное решение Ющенко намерен во время запланированного форума, который должен состояться после 10 сентября. Вполне возможно, что подобная затяжка с четким ответом не понравится членам «четверки». Однако, когда они провозглашали сроки начала акции, то тоже с Ющенко не советовались.

Сентябрь обещает быть чрезвычайно жарким, а главное — именно в этом месяце будет определено стратегическое направление работы политической элиты на ближайшие годы. «Парламент должен утвердить план действий на несколько лет», — об это заявил Владимир Литвин. Осмелимся предположить, что председатель парламента имел в виду не разрозненные законодательные акты, а системную работу над изменением Конституции. В ходе законотворческих боев парламентариям предстоит принимать массу конкретных решений. Им необходимо определить, например, сохранится ли смешанная система выборов и при этом парламент станет двухпалатным, либо парламент останется однопалатным и выборы будут проходить лишь по партийным спискам. Имеют ли право в случае пропорциональной системы, участвовать в выборах только партии или к ним будут допущены блоки, кто будет формировать правительство, каким образом будут назначаться и сниматься с должности силовики, кто участвует в назначении генпрокурора, какие функции остаются за Президентом и остается ли он вообще, избираются ли губернаторы, а если назначаются, то кем? Словом, парламентариям в случае принятия принципиального решения, предстоит колоссальная работа и лишь в ее ходе могут проясниться истинные намерения сторон. Именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы возможная конституционная перестройка не породила суррогат на потребу конъюнктурных стремлений основных игроков. Украине необходима система, которая бы представляла собой законодательный каркас, минимизирующий влияние на судьбы страны субъективного наполнения. Иными словами, это должна быть система, настроенная не на обслуживание частных интересов, не выстроенная под личность, а ставящая основной целью отстаивание интересов украинского народа.

Удастся ли избежать субъективных моментов — большой вопрос. Кем себя видит в будущей системе Ющенко, кем Медведчук? Кто захочет стать Президентом с обрезанными полномочиями? Кто станет премьером, рискующим потерять свое место при минимальной перегруппировке фракций в парламенте, способной привести к изменению большинства? Кто устремиться в кресло спикера, выполняющего в структурированном парламенте лишь технические функции председательствующего? Кто выступит гарантом того, что ни у одной из будущих конструкций властных ветвей не будет кнопки, приводящей в нужное движение остальные ветви? Кто выразит уверенность в том, что система окажется мобильной и эффективной в случае необходимости принятия чрезвычайных и быстрых решений.

Вместе с тем конституционная реформа, назревшее и единственное решение при котором свое весомое слово может сказать не только Президент с олигархами или оппозиция, но и идейно не примкнувшее ни к тем, ни к другим большинство. Так называемое болото, которому не хватает денег для того, чтобы с ним считались по одну сторону баррикад, и смелости, для того, чтобы примкнуть к тем, кто по другую сторону. Если парламент отложит в сторону все или почти все законодательные планы, что, кстати, не лучший вариант для страны, поскольку среди них, например, есть Налоговый кодекс, а о бюджете-2003 я даже не вспоминаю, то в течение двух сессий конституционная реформа может быть завершена. И в этой ситуации целесообразным видится одновременное проведение выборов парламента, Президента или премьера. Уложатся ли депутаты в этот срок, не затянут ли процесс до 2004 года и не родят ли в результате колоссальных усилий сто метров колючей проволоки? Те сто метров, которые понадобятся для того, чтобы оградить территорию, на которую не будут распространяться полномочия пробравшегося к «трону» преемника.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК