Именины сердца

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 16 сентября-23 сентября 2005г.
Отправить
Отправить

После сенсационной отставки несколько раз посещавшего российскую столицу украинского госсекрет...

После сенсационной отставки несколько раз посещавшего российскую столицу украинского госсекретаря Александра Зинченко и обвинений в коррупции, выдвинутых ушедшим чиновником против фаворитов президента Виктора Ющенко, президент России Владимир Путин заявил о том, что Москва еще раньше обращала внимание на подобные факты — только к предупреждениям российского руководства никто не прислушивался. После решения Виктора Ющенко отправить в отставку соратников и правительство Юлии Тимошенко Путин, находившийся в Германии, сказал, что украинский президент контролирует ситуацию. Из двух этих высказываний российского лидера наблюдатели поспешили сделать вывод: Путин, все еще раздражавшийся по поводу Ющенко в момент отставки Зинченко, смягчился после решения украинского президента избавиться от Тимошенко и ее команды. Не объясняется только, зачем это Путину.

С логической точки зрения можно было бы предположить, что Кремль использует украинскую политическую ситуацию для восстановления своего влияния в Украине. Слабый президент, лишающийся поддержки соратницы-популистки и обращающийся за помощью к недавним противникам — неплохой объект для принятия почетной капитуляции. Такой Ющенко мог бы — в идеале — решить вопрос о пребывании Украины в Едином экономическом пространстве, вернуться к вопросу о газотранспортном консорциуме, обеспечить интересы российского бизнеса — словом, стать гауляйтером Украины с чистыми руками. Но такой вариант развития событий невозможен не только для самого Ющенко. Он невозможен прежде всего для Кремля.

Ющенко стал президентом Украины не путем «простой» победы на выборах. Для того чтобы получить власть в стране, он собрал Майдан, инициировал круглый стол, на котором российскому представителю отводилась роль статиста, добился переголосования. События, которые в Украине и в мире называют оранжевой революцией, в Кремле склонны считать государственным переворотом, в ходе которого был извалян в грязи имидж России как ведущей державы постсоветского пространства и унижен специально приезжавший в Киев поддержать Виктора Януковича Владимир Путин. Что бы ни говорили в Москве после победы Ющенко, какие бы встречи с ним ни проводили, для Кремля этот человек — не совсем настоящий президент Украины, этакий Дмитрий-самозванец, который пришел к власти при поддержке все тех же поляков (и американцев, конечно, их просто тогда еще не открыли) и рано или поздно будет согнан с престола. И все внешнеполитические неудачи визитеров Ющенко и его самого в Москве объясняются именно этой «невсамделишностью» новой украинской власти в российском политическом сознании. Избавившись от Тимошенко, эта власть не стала лучше в глазах россиян. Она просто продемонстрировала то, о чем «давно предупреждали» — свою опереточность.

Еще один важный мотив: проблема 2008 года. На самом деле, поддерживая Ющенко — пусть и в виде пророссийского правителя Украины, — Кремль крупно проигрывает. Ведь в этом случае он объясняет собственному избирателю, что в оранжевых революциях ничего плохого нет. Ну в самом деле, что такого обидного произошло в Украине? Люди вышли на Майдан, потому что были недовольны фальсификацией выборов. Прошли честные выборы. Потом власть избавилась от радикалов и коррупционеров и установилась стабильность. А это означает, что никакого особого риска в революциях нет.

Но Кремлю-то как раз необходимо убедить электорат в обратном: что революционный путь развития ситуации с выходом масс на улицы ведет в никуда. Проблема 2008 года еще неизвестно как решится, но одно очевидно — она должна быть решена без революционных экспериментов. Граждане должны остаться дома и узнать о своем замечательном выборе по телевизору. Так вот — установление добрых отношений с Ющенко этого варианта не гарантирует. Ведь добрые отношения — это не только контроль, это еще и уступки — например, в ценах на энергоносители. Значит Москва собственными руками должна хоронить вожделенный украинский апокалипсис? Не бывать этому! Украина должна стать полигоном, на котором будет продемонстрирована цена революционного кошмара. И точка.

Именно поэтому никаких серьезных договоренностей с Россией у президентской команды и нового правительства не получится. Возможно, риторика станет менее агрессивной, возможно, телеканалы получат указание рассказывать о соседней стране без привычной раздражительной интонации. Чего не будет — так это экономических уступок. Зато будет планомерная работа по оказанию помощи тем политическим силам, которые будут считаться в Москве своими и смогут после победы на парламентских выборах говорить не о возвращении к идеалам Майдана, как Ющенко и Тимошенко, а об агрессивной антироссийской толпе на Майдане, щедро профинансированной Борисом Березовским. Вот что необходимо российскому политическому бомонду на самом деле.

Что касается Юлии Тимошенко, то хотя уголовное дело против нее закрыто не будет, тем не менее, вряд ли активизируются какие-либо серьезные следственные действия против бывшего главы правительства и вряд ли Москва будет требовать от Киева выдачи лишившейся депутатской и премьерской неприкосновенности претендентки на победу на парламентских выборах. То есть тема уголовного дела против Тимошенко будет с готовностью обсуждаться с представителями команды Ющенко — если в этом возникнет необходимость, — но Тимошенко пока что нужна Кремлю не в следственном изоляторе Лефортово, а в Украине. В гости к Михаилу Ходорковскому она еще успеет, а пока пусть выполняет более важную миссию, ежедневно ослабляя, компрометируя и демифологизируя недавнего кумира Майдана. Сражение между лагерем Тимошенко и лагерем Ющенко — это также то, что необходимо российской политической элите, так как демонстрирует смуту послереволюционных времен и гарантирует слабость украинской власти.

При этом Путин и другие российские руководители вполне могут выступать в беседах с западными партнерами в роли людей, глубоко озабоченных ситуацией в Украине и стремящихся содействовать ее стабилизации. В силу различных причин — и социокультурных, и информационных, и ментальных — российские лидеры понимают ситуацию в украинской элите куда точнее, чем Запад. Попросту потому, что у них самих ситуация очень похожая, просто они предпочитают о ней не распространяться. На Западе ситуацию в Украине склонны рассматривать в категориях «отход от идеалов Майдана или нет», «естественный раскол среди революционеров или нет», «как изменится реформаторская политика Ющенко» и так далее. Но, как мы помним, с российской точки зрения нет никаких революционеров — а есть мятежники, нет никаких идеалов — а есть циничная ложь, направленная на захват власти и контроля над финансовыми потоками, и нет никаких реформ, а есть захват власти двумя группировками, которые, собственно, и поругались между собой только потому, что не могут поделить награбленное. Поэтому в российской власти интересно не то, насколько серьезен «отход от идеалов», а то, когда окончательно рухнет майданная власть и как можно посодействовать ее краху.

Крах этот — настоящие именины сердца для России. И не только потому, что он почти автоматически решает проблему преемственности власти в самой этой стране. Он еще и гарантирует неповторение революционного сценария в лукашенковской Беларуси, президент которой ежедневно ожидает вторжения западных эмиссаров. Он обещает, что не будет силового решения проблем в странах Центральной Азии. Тем более что киргизский пример показал: захват власти оппозицией в этом регионе мало что меняет на самом деле (главные киргизские события еще впереди, ведь взаимоотношения между президентом Курманбеком Бакиевым и премьером Феликсом Куловым вполне сравнимы со взаимопониманием между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко). Украинский крах поможет Москве занять более жесткую позицию в приднестровском урегулировании, добившись нового взаимопонимания с президентом Молдовы Владимиром Ворониным — вот кого уж простят так простят! И наконец, Россия сможет сосредоточиться на решении закавказских проблем и избавиться, наконец, от занозы в виде режима Михаила Саакашвили в Грузии — тем более, что Тбилиси вплотную приблизился к сроку исчезновения энергетической зависимости от Москвы и если Москва хочет задействовать сценарий «холодная зима», то это может быть только зима 2005/06 или, в крайнем случае, 2006/07 годов. А там — Баку—Джейхан и «Сулико» в отапливаемых квартирах. Так что нужно торопиться, очень торопиться. Если бы в Украине все было в порядке, Саакашвили с его тотальным контролем над Грузией просто нечего было бы опасаться, можно было бы спокойно ожидать энергетического спасения. А так — он следующий на очереди. Еще несколько месяцев назад ведущие российские политики объясняли на закрытых совещаниях, что Украину и Грузию ждут трудные зимы, связанные с некомпетентной и недобросовестной политикой их новых правителей. Если бы этим политикам тогда рассказали, что Украину помимо трудной зимы ожидает еще и трудная осень, они бы, наверное, на радостях пустились в пляс прямо перед своими высокопоставленными слушателями…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК