Игорь Шаров: «Если бы не Леонид кучма, не было бы Майдана»

17 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 17 декабря-24 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Как признался недавно Сергей Тигипко, он ощутил невероятное облегчение, сложив с себя сразу же после второго тура выборов полномочия руководителя избирательного штаба Виктора Януковича и главы Национального банка...

Как признался недавно Сергей Тигипко, он ощутил невероятное облегчение, сложив с себя сразу же после второго тура выборов полномочия руководителя избирательного штаба Виктора Януковича и главы Национального банка. Но о своих чувствах по поводу реальной угрозы лишиться парламентской фракции, а возможно, и партии, Сергей Леонидович пока не распространяется. Между тем некогда многочисленное представительство в Верховной Раде партии «Трудовая Украина», начиная с первых чисел декабря, стало стремительно сокращаться. Ситуация усугубляется еще и тем, что в составе первой группы товарищей, покинувших фракцию «ТУ», находился лидер парламентского объединения «трудовиков» Игорь Шаров.

И хотя, по словам самого Игоря Федоровича, партийный билет все еще при нем, факт очевиден: «Трудовая Украина» теряет наиболее авторитетных политических игроков, среди которых, к тому же, немало тех, кто обеспечивал ее материальную базу. С приближением выборов нового украинского парламента у многих наступает переосмысление своей роли и места в нынешней Верховной Раде. Одним из результатов этого, по всей видимости, и стало уменьшение фракции «трудовиков» до критических для ее существования размеров — двенадцати народных депутатов. Правда, вчера во фракцию вернулся Дмитрий Рудковский, покинувший ее 3 декабря. И для того, чтобы не исчезнуть совсем, объединению остается привлечь в свои ряды всего одного человека.

Не менее зыбки перспективы и самой партии. Отдельные влиятельные «трудовики», по некоторым сведениям, полны решимости инициировать проведение внеочередного съезда «ТУ», на котором намерены поставить вопрос о смене лидера. Поговаривают, будто на место Сергея Тигипко претендует глава НАК «Нефтегаз Украины» Юрий Бойко.

С просьбой прокомментировать ситуацию, в которой оказалась парламентская фракция «ТУ», а также ответить на некоторые другие вопросы мы обратились к экс-лидеру парламентского объединения «трудовиков», а нынче внефракционному депутату Игорю ШАРОВУ.

— Игорь Федорович, что случилось с парламентской фракцией партии «Трудовая Украина»?

— В тот день, когда весь парламент подошел к политическому Рубикону, я как руководитель фракции дал возможность депутатам-«трудовикам» определяться со своей позицией самостоятельно. И потому каждый из членов фракции решал для себя сам: оставаться на прежнем месте или присоединяться к другой политической силе. Никакого давления ни на одного из депутатов никто не оказывал.

— Чем объясняется тот факт, что большинство депутатов, вышедших из «ТУ», в том числе и вы, не присоединились ни к одному из существующих депутатских объединений?

— Я могу говорить лишь за себя. Поскольку депутаты, будучи абсолютно независимыми в принятии решения о выходе из фракции, и дальнейшую свою судьбу решают вполне самостоятельно. Лично я сделал этот шаг с прицелом на политическое будущее. Не один год я возглавлял фракцию, которая являлась исключительно пропрезидентской. Сегодня, когда наша миссия по поддержке Президента завершена, поскольку подходит к концу эпоха, связанная с именем Леонида Кучмы, возник вопрос политического выбора. И самой фракции, и тех, кто в нее входил.

— Происходящее с парламентской фракцией «трудовиков», надо полагать, напрямую связано с теми процессами, что протекают в самой партии «Трудовая Украина». Ее тоже ожидает развал? И вышли ли вы из партии?

— Нет, я из партии не выходил. Но наши с Сергеем Тигипко взгляды на будущее и партии, и фракции разошлись. Лично я в свое время выступал за то, чтобы у лидера «Трудовой Украины» были сосредоточены максимальные полномочия по руководству партией. И на сегодня глава «ТУ» является практически единоличным руководителем партийной структуры «трудовиков». Это играло положительную роль тогда, когда партия и ее фракция в парламенте были пропрезидентскими, когда они были монолитными и наиболее последовательными в поддержке законодательных инициатив главы государства. Однако именно сейчас, по моему мнению, такая концентрация полномочий в руках руководителя партии не на пользу общему делу.

— Как вы оцениваете роль нынешнего Президента во время урегулирования политического конфликта, возникшего в результате фальсификаций на выборах?

— Как это часто бывает после преодоления серьезных конфликтов, остается ощущение того, что могло быть лучше. Однако оценивать роль главы государства в этом процессе нужно, на мой взгляд, исходя из того, что он все-таки проявил мудрость и решительность, задействовав весь свой жизненный и политический опыт: он принимал активное участие в переговорах, он в самый ответственный момент пришел в парламент. В результате мы получили выход из политического кризиса, конституционную реформу и сохранили лицо перед мировой общественностью.

Ведь, откровенно говоря, никто не рассчитывал на такую высокую активность людей, вышедших на улицы городов, особенно в Киеве. И тот факт, что никто из них не пострадал, дает повод надеяться, что и в будущем никому не придет в голову применять силу против участников массовых акций. Трудно судить наверняка о том, какие эмоции в течение тех всех дней переживал Президент Украины, но точно могу сказать: наиболее важным для него было сохранение спокойствия в обществе и стабильности в государстве. Это было совершенно очевидно из нашего общения с Леонидом Кучмой в те дни по телефону. Именно за это он больше всего переживал, и это ему удалось.

— И что с ним будет дальше? Как вы думаете, Кучма останется в кругу влиятельных политических игроков страны после окончания избирательной кампании?

— Меня, мягко говоря, удивляют выступления некоторых украинских политиков, которых он же и породил, негативно оценивающих деятельность Кучмы за время пребывания его на президентском посту. Я считаю, что на его политической карьере рано ставить крест, он еще долго будет влиять на происходящее в Украине. Для этого у него достаточно и авторитета, и возможностей.

— После окончания начавшегося сегодня переформатирования парламентского большинства каким оно будет — пропрезидентским или проспикерским?

— Я думаю, страна определилась с тремя основными политическими игроками на ближайшее будущее. Это, если перечислять их в алфавитном порядке, — Владимир Литвин, Виктор Ющенко и Виктор Янукович. При условии, что нам неизвестно, какую позицию в будущем займет Леонид Кучма, каковы его политические амбиции, решится ли он баллотироваться в следующий парламент. Однако реструктуризация нынешнего парламента будет происходить в соответствии с позициями, авторитетом, политическими амбициями и возможностями каждого из участников упомянутой тройки. На сегодня у них, по моему мнению, практически одинаковые шансы стать центром формирования нового парламентского большинства. Как они этим шансом воспользуются — вопрос истории и их личного политического чутья, навыков, мудрости. Мы не знаем, каким в ближайшее время будет состояние экономики страны. Насколько удастся Владимиру Литвину роль, по сути, первого лица в государстве, каковым станет спикер после вступления в силу конституционных изменений? Не знаем и многого другого, от чего зависит будущее парламента, которое, в свою очередь, зависит от особенностей возникновения и ориентации нового большинства Верховной Рады.

— Судя по вашим намерениям создать в парламенте фракцию под названием того политического блока, который в свое время возглавлял Владимир Литвин, — «За единую Украину!», ваши политические симпатии и перспективы дальнейшей деятельности связаны с именем спикера.

— Да, но возникли эти симпатии и перспективы не вдруг и не вчера. Как уже говорилось, многие годы я возглавлял фракцию, поддерживающую Президента. С другой стороны, мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что позиции спикера и главы государства, их взгляды на ту или иную ситуацию, на те или иные события существенно отличаются. Признаюсь, из-за этого в течение последних двух лет я не раз испытывал дискомфорт. Поскольку при принятии политических решений нередко приходилось раздваиваться. Поэтому сегодня я не могу не испытывать удовольствие от того, что подобные проблемы остаются в прошлом.

— А можно ли ожидать, что перед парламентскими выборами Народная аграрная партия Литвина и структура, создаваемая сегодня вами, объединятся в избирательный блок?

— Я думаю, что накануне парламентских выборов среди многих партий произойдет перегруппировка: кто-то будет укрупняться, кто-то — сливаться, кто-то — менять название…

— …И большинство этих пертурбаций, хотите вы сказать, будет происходить «под Литвина», который будет центром притяжения определенной части политических сил.

— Нет, не будет. Он им уже является. Ему трудно это далось. Но ему хватило терпения, выдержки, ума, мужества, чтобы стать стабилизирующим фактором в парламенте и в обществе в целом.

— Как вы думаете, возможны ли после прихода к власти нового президента и его команды репрессии в отношении представителей старого режима — Виктора Медведчука, Анатолия Толстоухова, Георгия Кирпы и т. д.?

— Как заверяют сегодня представители стороны, оппонирующей нынешней власти, никаких преследований и репрессивных мер в отношении политиков, чиновников и бизнесменов, имевших иные политические ориентации, не будет. Конечно, это не означает, что те, кто нарушал закон, не должны нести ответственность. Но происходить это должно в рамках действующего законодательства. Что же касается каких-то надуманных обвинений и возможной охоты на ведьм, то мы же не раз слышали заявления представителей нынешней оппозиции об их видении Украины европейским государством. Европа и Запад в целом, думаю, будут гарантом того, чтобы в Украине не было преследований по политическим мотивам.

Да мы и сами уже далеко ушли от тех правил, которые доминировали, скажем, во времена премьерства Павла Лазаренко. Когда бизнесмены и политики четко делились на своих и чужих. И если первым создавались благоприятные условия и для развития бизнеса, и для карьерного роста, вторые пребывали на обочине практически всех процессов, происходящих в стране. Сегодня мы значительно продвинулись в развитии демократических принципов, и для отката назад предпосылок не видно. Наиболее ярким доказательством этого могут служить события, происходившие на Майдане в Киеве и в других городах Украины. Я и мои единомышленники очень позитивно оцениваем гражданскую активность наших людей. Именно эти события нужно брать во внимание, оценивая деятельность уходящего президента. Да, его есть за что критиковать: многие решения принимались без соответветствующих предварительных расчетов, на основе его личного видения проблем, потому и было немало ошибок. Но если сопоставить негатив с позитивом, то перевесит, конечно, позитив. В первую очередь, это касается мира и спокойствия в стране. Во вторую — заметных успехов в экономическом развитии страны. Украина как таковая состоялась при Президенте Кучме. И я хотел бы заметить: если бы не Леонид Кучма, то и Майдана бы не было. Разве не проявление это явных признаков гражданского общества, свободы слова и той демократии, которую Президент, возможно, не осознавая этого сам, породил в стране?

— Не могу не спросить вас как одного из самых известных кировоградцев, как вы оцениваете события, происходившие в области во время первого тура выборов?

— Да, я как заместитель руководителя избирательного штаба Виктора Януковича курировал Кировоградскую область. И, конечно же, имел непосредственное отношение к организации президентской кампании премьер-министра в этом регионе. Не хотел бы обидеть работников штаба низового уровня, но те нарушения, которые зафиксированы в Кировограде во время первого тура выборов, можно охарактеризовать одним словом: перестарались. Сказалась чрезмерная инициативность.

— А вы тоже, как об этом говорилось в СМИ, спускали из центрального штаба разнарядки по сбору голосов избирателей за Виктора Федоровича?

— Разнарядки не спускались, доводились рекомендации. И такие рекомендации были доведены на места и штабом «Нашей Украины», и штабом Виктора Януковича.

— Какие, по-вашему, главные ошибки допущены в избирательной кампании Януковича? Что ему мешало больше всего?

— Прежде всего, провластность. Кроме того, отсутствие достаточной координации между двумя штабами (один из которых возглавлял С.Тигипко, а второй, теневой — А.Клюев. — О.Д.). Ну, и некоторые моменты из его биографии.

— Каковы, по-вашему, шансы на победу Януковича на так называемом третьем туре выборов?

— Не нужно недооценивать фактор Виктора Януковича, как и его вклад в то, что за последнее время сделано для экономического роста страны и ее социального развития. И ни в коем случае нельзя недооценивать процессы, происходящие сегодня на востоке и юге страны. Я уже говорил представителям фракции «Наша Украина»: смотрите, чтобы не получилось так, как с теледебатами. Когда Януковича звали-звали, а он пришел и практически переиграл своего оппонента. Хотя, с моей точки зрения, учитывая неизбежный откат в экономике в ближайшее время, Виктору Федоровичу сейчас лучше было бы сосредоточиться на подготовке к парламентской кампании. Тогда у него было бы немало поводов для критики в адрес новой власти. И он смог бы, сгруппировав вокруг себя значительные политические силы, прийти в парламент, приведя за собой многочисленный отряд сторонников, стать премьер-министром с солидными полномочиями уже после парламентских выборов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК