Глеб попутал… Метаморфозы российской внешней политики накануне президентских выборов в Украине

12 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 12 ноября-19 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

«Все участники собрания единогласно приняли заявление, в котором призвали граждан Украины проголосовать на президентских выборах за Виктора Януковича»...

«Все участники собрания единогласно приняли заявление, в котором призвали граждан Украины проголосовать на президентских выборах за Виктора Януковича».

Из репортажа украинского телевидения о съезде представителей
украинских общественных организаций в Москве 8 сентября 2004 г.

Уединившись этой осенью в Чернигове для научных занятий, я старался не отвлекаться на внешние события. Отвлекаться, собственно, было не на что: украинские газеты, теле- и радиопрограммы, за редкими исключениями, хором пели осанну и анафему. Сообщения из Москвы вторили им и удручали однообразием. Но процитированное выше известие из Москвы переполнило чашу терпения...

Мое поколение сформировалось в годы единомыслия, когда существовали только две точки зрения: официальная и неправильная. Потом появилось ощущение, что то время ушло, мы стали терпимее, а власть — умнее. Но чем больше я наблюдаю за ходом предвыборной борьбы в Украине, тем сильнее сомневаюсь в этом.

Участвуя в заседании Совета украинских землячеств в России накануне съезда, я не оспаривал право донецких земляков иметь свою точку зрения. Я всего лишь просил их услышать другое мнение. Любое массовое единодушие подозрительно, а единогласное одобрение действий власти подозрительно вдвойне.

Ни в коей мере не пытаюсь повлиять на чей-то выбор. Я хочу лишь, чтобы у тех моих земляков, кто отстаивает свое право свободно выбирать себе власть, не сложилось представление, что в России не осталось никого, даже среди украинцев, на чью солидарность они могли бы рассчитывать и сейчас, и в будущем. Это очень важно. Может быть, даже важнее, чем результаты выборов. Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, человек мудрый, как-то сказал мне: «Я связываю надежды на будущее моей великой Родины только с формированием свободного и самостоятельного человека». Я с ним согласен, и от себя мог бы добавить лишь: «и с солидарностью таких свободных людей, с готовностью, как говорили польские повстанцы, а потом и российские кадеты, бороться «за нашу и вашу свободу».

Я — украинец и люблю свою Родину. Россию тоже люблю и сейчас живу в ней. Убежден, любовь к Родине не содержит в себе конфликта. Он возникает тогда, когда кто-то решает, что любит землю отцов больше, чем его одноплеменники. Такой «патриотизм» действительно превращается в «последнее прибежище негодяя».

Особенностью российско-украинских отношений является то, что Бог и история не оставили нам выбора. Мы только вместе можем быть свободными или несвободными. Для Украины отношения с Россией, как и отношения с Украиной для России, не могут быть предметом политического спора. Это — безусловный общенациональный приоритет для обеих стран. К сожалению, и российские, и украинские власти, судя по тому, что они вместе делают на выборах, пока этого не понимают.

Невозможно принять утверждения власти, что не она, а оппозиция сеет раздор и смуту в украинском доме. В оппозиции есть разные люди. С некоторыми мне трудно найти взаимопонимание. Я с Востока, они нередко — с Запада. Я убежденный социалист, многие из них — либералы и националисты (в прямом, а не ругательном смысле этого слова). Я допускаю, что среди них, как и везде, есть люди, готовые через многое переступить в борьбе за власть. Все так. Но судить об этом пока невозможно, потому что власти у них пока нет.

Вина за то, как идут выборы, может быть обоюдной, но ответственность лежит на власти, и только на ней. Тем более когда судебная власть слаба, а «четвертая власть» — средства массовой информации, увы, являются лишь продолжением первой. Откровенно говоря, я не знаю, что можно сейчас сделать. Но никто не переубедит меня в том, что до тех пор, пока одна из борющихся на выборах сторон держит в руках все рычаги власти, честных выборов не будет. И нынешняя украинская кампания еще раз подтверждает это.

В июне у меня сложилось впечатление, что российско-украинские отношения преодолели некий рубеж и переходят в нормальный режим уважительных отношений равных и заинтересованных партнеров.

На совещании в российском МИДе с руководителями дипломатических представительств Владимир Путин сказал, что, признав независимость новых государств, нужно и вести себя в них соответственно. Примерно так, по сообщениям в СМИ, президент России сформулировал свое видение межгосударственных отношений на постсоветском пространстве, в том числе с Украиной. За этим заявлением, кроме прочего, просматривалось растущее влияние профессионалов-международников, дипломатов. До этого чаще говорили о «ближнем зарубежье».

Можно было ожидать серьезных перемен в российско-украинских отношениях. Решения российского правительства о порядке взимания НДС, украинского Кабмина об использовании нефтепровода Одесса—Броды и некоторые другие постановления, при всех спорах, продолжающихся вокруг них, были конкретными шагами именно в этом направлении. Настораживало то, что МИД России то ли устранился сам, то ли был отстранен от этой работы. По крайней мере, трудно вспомнить значимое заявление внешнеполитического ведомства России по этому поводу.

С началом активной фазы предвыборной кампании в Украине на первый план в российско-украинских отношениях выдвинулась администрация президента РФ. В этом не было бы ничего удивительного. Ведь администрация президента — «мозговой центр» главы государства. Если бы не одно но. На сцену вышли не пресс-секретарь президента или, например, его помощник по международным вопросам, а частные лица.

Российский политолог, президент «Фонда эффективной политики» Глеб Павловский взял на себя труд доводить до сведения российской, украинской и мировой общественности позицию главы российского государства по одному из главных внешнеполитических вопросов. Вспомним заявление, сделанное
г-ном Павловским на УТ-1 в начале августа. Администрация президента России на шалости политолога не отреагировала.

Вскоре Глеб Олегович повторил заявление о поддержке Путиным одного из кандидатов уже на российском телеканале. Видеосюжет, предшествовавший беседе, вызвал замешательство даже у ведущего программы. Он спросил, не повредит ли такая подача украинских событий двусторонним отношениям в будущем. Вопрос был, что называется, не в бровь, а в глаз и удивил точностью формулировки самого политолога.

Лето также было отмечено рядом, как говорят специалисты, «хэппинингов», то есть искусственных информационных поводов: создание и заседания «Русского клуба» в Киеве, съезд представителей украинских общественных организаций в Москве, «опрос» украинских рабочих в России и т.п.

Группа российских специалистов во главе с Павловским во взаимодействии, как утверждают, со штабом одного из кандидатов в президенты Украины, используя практически полный контроль над информационным пространством и в Украине, и в России, создавали миф об «украинской политической альтернативе». Суть этой сказочки примерно такова. В Украине есть два реальных кандидата. Один из них — друг России, другой — ее враг. Победит, конечно, друг, и отношения между Украиной и РФ начнут бурно развиваться. Все проблемы будут сняты. Украина откажется от вступления в НАТО и в ЕС и окончательно сделает выбор в пользу ЕЭП. Введут двойное гражданство, русский язык станет вторым государственным в Украине, границы будут пересекаться почти без контроля и т.д. и т.п.

Анализировать миф — дело бесполезное. Миф он и есть миф. Насколько «сказки Павловского» повлияют на украинских избирателей — покажут выборы. Интересует другое: где заканчивается миф и начинается политика; какое среднесрочное и долгосрочное влияние окажут эти манипуляции массовым сознанием на российско-украинские отношения — в случае победы того кандидата, для которого он создавался, и в случае его поражения. Важно также понять, где пролегает черта, которую не должны переступать политики, с одной стороны, и ответственные политтехнологи, если таковые существуют, — с другой.

Некоторые люди в Москве говорили мне, что господин Павловский не пользуется влиянием. Он действует, как обычно, напористо и изобретательно, на свой страх и риск. События лета и начала осени показали, что в вопросе российско-украинских отношений Глеб Олегович, не будучи в них специалистом и до выборов никогда не претендовавший на такую роль, является для руководства РФ главным экспертом. Или Кремль делает вид, что это так.

В «хэппинингах» Глеба Павловского замечены многие — губернаторы, политологи, руководители российских СМИ, глава администрации президента и даже сам Владимир Владимирович. Кого там не было, так это специалистов-международников и украинистов. Немногочисленные российские эксперты в этой области — Сергей Караганов, Константин Затулин, Аркадий Мошес, Андрей Пионтковский, Александр Миллер, Андрей Окара и другие — участия в таких встречах не принимали. В этом нет ничего удивительного, ведь не политика вырабатывалась, а миф создавался.

Некоторая отстраненность российского МИДа тоже понятна. В любой стране есть политические лоббисты, влиятельные политологи и эксперты. Но дело в том, что данная группа не выстраивает и не может выстраивать долгосрочных или даже среднесрочных политических программ. Контракт выполнен и можно умыть руки. В этом нет ничего предосудительного — такова специфика данного бизнеса. Ведь на самом деле политологи за политику не отвечают. А держать ответ придется другим. И уж кто-кто, а дипломаты знают, как такие вопросы решаются, какие международные последствия для Украины и России повлекут за собой игры непрофессионалов и где лежит черта между пиаром и политикой.

Уже очевидно, что поведение России в ходе выборов в Украине создаст для российско-украинских отношений много проблем.

Даже если победит Виктор Янукович, что пока совершенно не очевидно. Для того чтобы быть президентом Украины, а не Донбасса, ему придется отказаться от данных им России обещаний. Не думаю, что это понравится Москве. Можно с высокой степенью вероятности предположить: в результате вместо ровных отношений две державы ждут острые приступы любви и не менее острые приступы ревности.

Хотели того или нет режиссеры и постановщики предвыборного украинского шоу в России, результат его вполне предсказуем — укрепление в общественном сознании украинцев всегда бытовавшего подозрения, что Россия заинтересована только в одном — «привязать» к себе Украину любой ценой. Что Россия готова помогать в Украине только тем, кто льстит ей. Что она будет это делать только в обмен на согласие следовать в фарватере российской политики без возражений. А на это даже Александр Лукашенко не идет. Хотя на время выборов часть украинской новой элиты с этим, может быть, и согласится. Но не следует надеяться на искренность и долговременность таких отношений…

И здесь нет ничего личного, никаких национальных или индивидуальных черт характера. Все объективно. Если в России есть хоть какие-то «обоснования» для ограничения демократии (война в Чечне, террористические акты, самоуправство местных властей и т.п.), то в Украине их нет. Любые шаги в сторону от демократии в Украине приведут, по меньшей мере, к трем вполне предсказуемым последствиям, каждое из которых способно в третий раз похоронить «украинский проект».

Во-первых, Украина лишится возможности использовать свой единственный потенциал развития — интеллектуальный, человеческий. Без демократизации он не заработает. Сырьевых же ресурсов в Украине, в отличие от России, недостаточно. Во-вторых, есть опасность раскола единой пока страны на две или три части.

Диссонанс в настроениях между западными и восточными регионами Украины в последние годы ослаб. Шел процесс формирования общественного сознания сложившейся политической нации.

Однако нынешняя кампания, кто бы ни победил на выборах, уже привела к тому, что либо Запад, либо Восток Украины будет считать себя проигравшим. Благотворный для страны процесс остановлен или, по меньшей мере, приостановлен. Большая часть вины за это лежит на людях, контролирующих почти все СМИ страны. Чего стоит один только рекламный ролик, в котором карта Украины разделена на три региона, обозначенные как первый, второй и третий сорт. Если произойдет, простите, политическое изнасилование, не важно — Востока или Запада, то метанием яиц, при всей природной толерантности украинцев, может не обойтись.

В-третьих, не должно быть иллюзий относительно реакции в мире на «выборы с украинской спецификой». Эти выборы любой независимый эксперт не может признать ни демократическими, ни свободными, даже по заниженным оценкам. Не нужно ехать на избирательные участки, достаточно посмотреть телевизор. Российское руководство готово закрыть на это глаза. Но тем, кто придет к власти в Украине таким путем, даже с поправками на пресловутый прагматизм Запада, не стоит рассчитывать на понимание, и тем более на сотрудничество с ним. На дворе не 1994-й, а 2004 год!

Вопрос европейской интеграции Украины снимут с повестки дня даже в том виде, в котором он стоит сегодня. К большому удовлетворению евроконсерваторов и славянофобов в ЕС, проект «большой Европы» будет задвинут в самый дальний ящик. Украина и Россия на долгие годы окажутся вне главного интеграционного процесса в Европе. Отвечает ли это национальным интересам России или Украины? Я так не думаю. Можно ли этим пренебречь? Да, если политический выбор окончательно сделан в пользу самоизоляции и авторитаризма. Какие это будет иметь последствия для Украины? Такие же, как при первых двух попытках обрести достойное место в Европе и мире — в XVII веке и в начале ХХ столетия. Неужели кто-то в Киеве или в Москве может всерьез рассматривать это как альтернативу развития в начале XXI века? Не верю!

Я надеюсь, что и глава президентской администрации господин Медведев, и президент Путин понимают это и знают цену предвыборным решениям. Имея как минимум десяток поводов, ни один из них ни разу прямо не высказался в поддержку одного из кандидатов. И правильно сделали. Поиграли — и хватит. А в случае чего… Скажем, что «Глеб попутал».

Но дело не только во власти, в нежелании с ней расставаться, в ее уповании на всемогущество политтехнологов и стойкость создаваемых ими мифов. Все, что мы с вами наблюдаем, стало и прямым следствием общей ошибки как украинских, так и российских демократов. И те, и другие боролись за власть, когда следовало бороться за принципы. К чему это привело в России, мы уже, увы, видим. Украина пока еще на распутье. От ее выбора зависит будущее не только Украины, но и России, а в каком-то смысле — и всей Европы.

Каким бы ни был результат выборов (думаю, он многих удивит), уже сейчас ясно — нагромождения политического сюрреализма, созданные наемными политтехнологами, придется разбирать тяжело и долго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК