Гендиректор ГК «Укрспецэкспорт» Сергей Бондарчук: «Новая оружейная эпоха требует более жесткой игры»

16 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 16 июня-23 июня 2006г.
Отправить
Отправить

Оружейный бизнес в любой стране находится за семью печатями. В принципе, в этом есть логика: всякие разговоры вокруг оружейных контрактов только вредят сделкам, делая уязвимыми поставщиков...

Оружейный бизнес в любой стране находится за семью печатями. В принципе, в этом есть логика: всякие разговоры вокруг оружейных контрактов только вредят сделкам, делая уязвимыми поставщиков. Скорее всего, поэтому Сергей Бондарчук, занявший кресло генерального директора госкомпании «Укрспецэкспорт» больше года тому, на контакт с массмедиа не шел. Нынешняя же ситуация нестандартная: с одной стороны, авторитетный Стокгольмский СИПРИ отвел Украине 6-е место в списке государств-экспортеров вооружений, а с другой, об оружейной контрабанде Украины начали твердить даже лидеры некоторых политических сил. По всей видимости, эти события способствовали появлению первого интервью руководителя главного отечественного спецэкспортера, которое он дал «ЗН».

— Сергей Васильевич, объемы украинского оружейного экспорта, похоже, традиционно уступают объемам поставок сахара. Но военная техника являет собой высокотехнологическую продукцию, потому интересует и специалистов, и обывателя. Как можно обозначить результаты работы госкомпании в цифрах и фактах?

— Называть абсолютные цифры объемов военно-технического сотрудничества — прерогатива соответствующих государственных органов. В конце концов, «Укрспецэкспорт» — далеко не единственный спецэкспортер. Что касается работы самой госкомпании, то в 2005 году она перевыполнила годовой план по экспорту оружия на 11%. Уверен, что результаты текущего года окажутся не хуже, и для этого есть все предпосылки.

— Какое оружие сегодня наиболее продаваемо и какие страны являются нашими основными покупателями?

— Не менее четверти объемов ВТС составили услуги по ремонту и модернизации вооружений и военной техники. Украина имеет разветвленную ремонтную инфраструктуру, и эти специфические услуги пользуются повышенным спросом. Хорошо поставляются авиатехника, средства радиолокации, бронетехника, высокоточное оружие и, естественно, комплектующие к различным видам вооружений. Что касается географии поставок, «Укрспецэкспорт» поддерживает тесные отношения с более чем 50 государствами мира, не выделяя кого-либо из конкретных партнеров.

— Тогда, может быть, можно выделить регион?

— У нас хорошая динамика в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке. Успешно развивается ВТС со странами СНГ, Северной и Тропической Африки.

— На днях Стокгольмский международный институт исследований проблем мира опубликовал отчет, где говорится о небывалом за последние годы росте военных расходов в мире. Это означает, что для торговцев оружием наступает время сбора урожая?

— На самом деле маневр на мировом рынке вооружений для каждого игрока довольно ограничен. Политикой, технологическими возможностями, все возрастающей конкуренцией. Рынок оружия по-прежнему четко переделен, и ни один контракт на новом рынке, ни одна сделка по новой, разработанной той или иной страной системой вооружения не дается без боя. За последние пять-семь лет на рынке появилось значительное количество новых серьезных игроков, которые по некоторым позициям теснят даже лидеров мирового оружейного экспорта.

— С чем это связано, что, так выгодно разрабатывать и продавать оружие?

— Рынок оружия по-прежнему остается областью большой политики, а технологическое превосходство в мире открывает новые возможности для стран, которые его достигают. Вы заметили, что сегодня все меньше государств просто покупают оружие и, напротив, все больше приобретают технологии производства техники. Сегодня, когда гражданские технологии и производство основательно внедрились в сектор безопасности и облик самого ОПК серьезно изменился, наступила новая оружейная эпоха, которая требует более жесткой игры. Наибольшая часть конкурентов появилась в связи с расширением НАТО на Восток — благодаря членству в альянсе страны Центральной и Восточной Европы получили доступ к технологиям. Еще часть конкурентов — это динамично развивающиеся игроки, которые еще десяток лет тому начали активно скупать технологии и развивать науку. Сегодня такие страны, как ЮАР, Китай, а в перспективе Индия, Пакистан, становятся активными участниками торговли.

— Выходит, для Украины членство в НАТО не ознаменует прощание с рынком оружия?

— Этот процесс не механический и в нем нет математических закономерностей. Чтобы украинская оборонная промышленность и, как следствие, система военно-технического сотрудничества выиграли от евроатлантической интеграции, необходимы определенные предпосылки. В странах НАТО как минимум треть производства работает на обороноспособность, то есть на силовые структуры и армию. Именно в связи с этим членство в НАТО открыло доступ к новым технологиям — для насыщения собственных армий новейшими системами оружия. А уже во вторую очередь эти технологии стали применяться для третьих стран. Я не говорю уже о роли встречных, оффсетных инвестиций…

— Охлаждение политических отношений с Россией повлияло на объемы ВТС?

— Мы этого не почувствовали. Что касается взаимодействия с главным российским спецэкспортером — ФГУП «Рособоронэкспорт», оно не претерпело изменения. Есть и новые инициативы, например намерение создать совместное предприятие по модернизации зенитно-ракетных систем С-300 и ЗРК «Бук». Ныне «Укрспецэкспорт» и его дочернее предприятие «Укроборонсервис» работают над реализацией этого проекта, направленного на повышение боевых возможностей ВСУ.

— Используют ли наши спецэкспортеры определенный технологический задел для расширения сотрудничества с инозаказчиками? Идет ли торговля технологиями?

— Если мы восстановим потенциал «оборонных» НИИ и КБ за счет зарубежного заказчика, у которого есть «живые» деньги, то, в конечном счете, через определенный период времени они смогут и собственной армии предложить совершенно новое оружие. А бюджет при этом не будет тратиться на исследовательские и опытно-конструкторские работы. При таком подходе мы сэкономим как минимум 40 % средств, необходимых для создания оружия с нуля. Поэтому сейчас мы должны как можно активнее создавать различные образцы вооружений и продавать их за рубеж. Среди конкретных примеров в этой области могу привести контракт на поставку одному из иностранных государств партии модернизированных истребителей МиГ-29. Так вот в этом контракте за деньги заказчика отрабатываются элементы, которые и для ВСУ будут интересны. Естественно, отрабатываются в тесной связи с украинским военным ведомством, и тут есть полное взаимопонимание. Реализация этого проекта серьезно сэкономит Украине средства на проведение модернизации собственного парка истребителей.

— «Укрспецэкспорт» традиционно использовал часть средств для доработки перспективных в экспортном отношении систем вооружений. Сохраняется ли такая практика сегодня?

— Возможности госкомпании ограничены, и было бы правильнее создать некий инвестиционный фонд, например, при правительстве. Но, вместе с тем, «Укрспецэкспорт», являясь активным участником и фактически механизмом для реализации политики ВТС государства, продолжает инвестировать наиболее перспективные наработки отечественных НИИ и КБ. На нынешнем этапе это разработка принципиально нового унифицированного боевого модуля для бронетехники и разработка новых высокоточных средств поражения.

— Вы упомянули, что в мире негосударственные предприятия становятся более активными участниками процесса разработок и производства оборонной продукции. Как обстоит дело с украинскими частными игроками?

— Конечно, не так глобально, как, скажем, в Соединенных Штатах. Сегодня в разработках и производстве принимают участие около трех десятков таких предприятий. Некоторые из них являются и участниками государственного оборонного заказа. Тенденция эта имеет развитие, но, правда, с той оговоркой, что экспорт оружия является, и я уверен, будет являться, исключительной прерогативой государства. Но в целом, проникновение в ОПК частных структур выгодно государству, ведь в ряде случаев такие предприятия рискуют собственными оборотными средствами. Если говорить об активном сотрудничестве, «Укрспецэкспорт» наиболее тесно взаимодействует с разработчиком миллиметровой радиолокации ХК «Укрспецтехника», создателем станции оптико-электронного подавления ракет переносных зенитно-ракетных комплексов НПФ «Адрон», разработчиком тренажеров концерном МАТС и рядом других фирм.

— Украину часто обвиняют в нарушениях международных правил оружейного бизнеса. Это элемент борьбы с конкурентами или все же есть предпосылки? Ведь объективно, Украину вспоминают гораздо чаще, чем других игроков?

— Этому есть логичные объяснения. Во-первых, Украина практически единственная из постсоветских стран в течение ряда лет стабильно находится в десятке лидеров мирового оружейного экспорта. Во-вторых, Украина благодаря поддержке внешнеполитического и военного ведомств расширяет свое присутствие на рынках. Что не может не беспокоить конкурентов. Наконец, в-третьих, обвинения в оружейных махинациях часто используются и для достижения других политических целей. Новая история Украинского государства знает немало таких примеров: не без помощи обвинений Украину в 1998 году вынудили отказаться от Бушерского контракта, в 1999-м — серии обвинений использовались для дискредитации накануне выборов непостоянных членов ООН. Но мы воспринимаем такие выпады спокойно. Во-первых, «Укрспецэкспорт» работает в жестких регуляторных рамках, наличие СНБОУ, Комитета по ВТС и экспортному контролю, Госэкспортконтроля и МИДа, в конце концов, делает невозможными какие-либо самостоятельные шаги госкомпании, не говоря уже о нелегальных поставках. А во-вторых, деятельность Украины регламентируется не менее жесткими международными рамками: наша страна сегодня является участником абсолютно всех международных режимов по контролю за перемещением оружия и другой чувствительной продукции.

— А если говорить о новой истории… Остановка судна в Босфоре — это из той же серии или все-таки есть повод для беспокойства?

— Вообще-то я хотел бы напомнить, что только однажды за всю историю Украины обвинения звучали от имени конкретного государства. Это тот нашумевший скандал с якобы поставленными Ираку «Кольчугами». Но после работы американо-британской комиссии эти обвинения были полностью сняты. Кстати, сама работа комиссии внутри Украины является свидетельством практически полной прозрачности и открытости этой сферы для международного сообщества. Что ж касается остановок украинских грузов, тут обвинений никаких нет. После остановки судна нами проведено дополнительное внутреннее расследование, которое еще раз подтвердило беспочвенность претензий. Есть официальный, абсолютно легальный контракт дочернего предприятия ГК «Укрспецэкспорт» — «Укроборонсервиса» с одной из американских фирм. Груз действительно следует в Ирак, а принадлежит он по условиям сделки уже покупателю и доставляется на условиях, когда покупатель берет на себя полную ответственность за транспортировку и выбор транспортного средства. Точно такой же случай произошел в начале апреля с контейнером, в котором находился проданный Соединенным Штатам демилитаризированный самолет. После выяснения ситуации груз последовал покупателю. А шум, поднимаемый средствами массовой информации, часто связан с банальным желанием породить сенсацию. К сожалению, отечественные журналисты подхватывают непроверенные данные, забывая в таких случаях о гражданской ответственности и патриотизме. Хотя именно отечественные журналисты своей объективностью могли бы снять значительную часть напряжения, возникающего в обществе после публикаций в иностранных СМИ.

— То есть, это не работа конкурентов?

— Полностью этого нельзя исключать. Ведь все знают, что обвинительные акты читает одна аудитория, а опровержения — другая. И за счет временных задержек, связанных с выяснением и разбирательством, могут решаться определенные политические задачи.

— Кому в таком случае выгодна дискредитация Украины?

— Не думаю, что работа «Укрспецэкспорта» должна быть связана с догадками или расследованиями. Наше дело — развивать военно-техническое сотрудничество, чем мы и намерены заниматься. И в том числе на иракском рынке, куда следует военное имущество в этом конкретном случае. А на выпады в СМИ, как и ранее, обращать внимания не будем.

— А на выпады политиков? Какое отношение к заявлениям лидера коммунистов Петра Симоненко об участии Украины в контрабандных поставках оружия? И что можно ожидать от работы временной следственной комиссии Верховной Рады по расследованию этого инцидента?

— Господин Симоненко не первый и, полагаю, не последний из политиков, кто жаждет улучшить свой политический имидж за счет имиджа государства. Об уровне компетенции заявителя в этой сфере я промолчу, любому здравомыслящему человеку понятно, что Петр Николаевич так же далек от вопросов экспорта вооружений, как «Укрспецэкспорт» от сельского хозяйства. Если по-человечески: лидер КПУ своим голословным обвинением нанес вред не только государству, но и обидел часть своих избирателей, ведь на заводах ОПК для многих тысяч рабочих коммунистическая идея — не пустой звук. А подобные заявления как раз и приводят к срывам контрактов, столь необходимых предприятиям. И так же по-человечески надеюсь, что лидер коммунистов возьмет свои слова обратно. Если этого не произойдет, «Укрспецэкспорт» оставляет за собой право обратиться в суд.

Что касается следственных комиссий парламента, лично я не против, чтобы оружейная торговля была более открытой для парламентариев, но, твердя о демократическом гражданском контроле над сферой ВТС, мы тогда должны обозначить и область ответственности самих политиков, в том числе и за разглашение сведений, содержащих государственную тайну. Работа предыдущих комиссий такого формата свидетельствует преимущественно о вреде государству на внешнеполитической арене, ведь, в конце концов, ВТС — это политика государства. Причем вред этот наносился на фоне отсутствия элементарной компетенции и абсолютной политизации комиссий.

— Какие шаги сегодня могут максимально способствовать сохранению позиций Украины на мировом рынке вооружений?

— Тут я не скажу ничего нового — это всем известные и многократно повторяемые слова на разных уровнях. Украине нужен внутренний рынок военной продукции, нужны четкие правила игры для иностранных и частных инвесторов, необходима оперативная адаптация нормативно-правовой базы к реалиям, тот же закон о военно-техническим сотрудничестве, об оффсетных сделках. И, конечно, политический лоббизм на конкретных рынках для максимальной реализации государством своих национальных интересов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК