ФРАНЦИЯ—ГЕРМАНИЯ—США: ДИПЛОМАТИЯ ПСЕВДОУСТУПОК

07 февраля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 7 февраля-14 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

Обсуждая будущую концепцию всемирной безопасности, сильные мира сего прежде всего стремятся воспользоваться нынешним хаосом, дабы расширить собственную зону влияния...

Обсуждая будущую концепцию всемирной безопасности, сильные мира сего прежде всего стремятся воспользоваться нынешним хаосом, дабы расширить собственную зону влияния. Лишнее тому подтверждение - новые крутые виражи во франко-немецко-американских отношениях, великолепно упакованные снаружи в невозмутимую вежливость вождей.

Как «посекретничали» Жак Ширак и Гельмут Коль

Начало февраля открыло во французском обществе сезон «бури и натиска». Национальная ассамблея выудила по своим каналам, что во время 68-го франко-немецкого саммита в декабре прошлого года Гельмут Коль и Жак Ширак подписали некий документ, который грифов секретности вроде бы не содержит, однако депутатам и сенаторам для ознакомления предложен не был. Документ касается таких болезненных для Парижа моментов, как концепция ядерного сдерживания и эволюция европейской безопасности. Посему все, кому это было выгодно в контексте приближающихся парламентских выборов, возопили об «ущемлении национальных интересов», «скатывании под американский каблук» и «угрозе суверенитету нации».

На самом же деле соглашение, которое, как пламенно доказывал потом министр иностранных дел Эрве де Шаретт, есть лишь «начало большого пути», ратификации не подлежащее в принципе. Тем не менее, в скромном тексте на 14 страниц Франция впервые за последние 50 лет подписалась под заявлением, что «основные гарантии безопасности членов НАТО обеспечиваются ядерными стратегическими силами, в частности американскими. Британское и французское ядерное оружие сдерживания являются исключительно объектами сдерживания».

Это «уничижительное», как посчитали французские левые, приравнивание к Великобритании, равно как и признание верховной роли США в обеспечении безопасности в Европе, сильно задело французское самолюбие. Не помог и разрекламированный с опозданием пассаж текста, где говорится о «готовности Парижа и Бонна начать диалог о реорганизации доктрины ядерного сдерживания Европы» (что оживляет французские надежды политически выгодно пристроить свое ядерное оружие). Страна, которая многие годы гордилась своей самодостаточностью в вопросе обороны, дружно обиделась на своего скрытного президента. «Вернувшись в НАТО, мы ничего не получили от американцев, еще и потеряли свои традиционные политические приоритеты», - заявил лидер фракции социалистов в Национальной ассамблее Лоран Фибиус.

Французский истеблишмент массово увлекся разгадкой политического ребуса: заманивал ли таким образом Ширак Коля под «французский ядерный зонтик», до сих пор игнорируемый немецкими верхами? Не пытался ли он «встроить клин» в немецко-американские отношения по вопросам безопасности, коль скоро документ обещает ФРГ «французскую поддержку касательно принятия в Совет Безопасности ООН»? В самом ли деле Париж готов «во всех вопросах военной политики действовать сообща с Германией» - например, в Африке?

Источники, близкие к Министерству обороны Франции утверждают, что это именно канцлер Коль попросил Ширака «не спешить» ознакамливать широкую общественность с парафированным документом. Общественность, все же прознавшая о происшедшем, теперь непоколебимо уверена: Коль надеялся «сепаратно» обсудить текст с американцами, дабы чего не вышло. Правда или нет, а призраки старинного недоверия начали воскресать в массовом порядке.

Между тем, немецкую осторожность можно истолковать двумя дополнительными соображениями. Во-первых, немецкое общество категорически враждебно к словосочетанию «ядерное оружие». И немцы, в принципе, почти безразлично отнесшиеся к обнародованию совместного с французами документа, заволновались только по указанному поводу. Министру обороны ФРГ Волькеру Рюеху пришлось оправдываться по телевизору, что речь идет «не более чем о готовности начать диалог», в то время как французы признали решающий голос Америки в международной военной политике.

Второй момент - нежелание Бонна выбираться из-под американских ядерных гарантий во имя создания концептуально размытой системы «чисто европейской безопасности». В отличие от Лондона и Рима, которые сразу и жестко отвергли французскую идею построения «самостоятельного европейского крыла в НАТО», Бонн никогда не отказывался поговорить на эту тему с Парижем. Однако не более. Немецкую гибкость объясняют во Франции стремлением увеличить свой вес в военной политике и расширить свое присутствие, в частности, в горячих точках. Коль скоро ограничения периода «холодной войны» до сих пор полностью не сняты с ФРГ, Бонн надеется заручиться максимальной поддержкой для обретения новых горизонтов.

Вашингтон подливает французам ложку меда

в бочку дегтя

С тех пор, как Организацию Объединенных Наций возглавил предложенный американцами Кофи Аннан, франко-американские отношения обострились даже на внешнем уровне. Ситуация еще больше усложняется недавним заявлением Кеннета Бекона, пресс-секретаря Пентагона: «США категорически против французских предложений по реформе НАТО».

Предложения Парижа, кроме создания европейского крыла, содержали еще один концептуальный момент. Учитывая, что все три базы НАТО, расположенные в Европе, находятся под командованием американских представителей, Франция пожелала, чтобы южной базой в Неаполе руководил кто-нибудь из европейцев. Во имя хотя бы внешнего трансатлантического равенства.

Оказалось, что даже символические декорации не желанны для США.

Чтобы подсластить пилюлю, американцы выделили Франции один из ключевых постов в Секретариате ООН - собственно, тот, что занимал до своего нового назначения Кофи Аннан. И уже с первых дней февраля контролем за вооружениями и миротворческими операциями ведает 50-летний французский дипломат Бернар Мийе. Жест Вашингтона тем более заметен, что Кофи Аннан, вопреки всеобщим ожиданиям, практически не изменил состав команды по руководству ООН. Почти все, кроме двух, сотрудники Бутроса Бутроса Гали сохранили свои места при новом руководителе.

Между тем, Париж без труда догадался: уступка с Мийе, кстати, не принципиальная для Франции, означает отсутствие дальнейших уступок в главном в ближайшем будущем. Поэтому поиски «двусторонних партнеров» в области безопасности и обороны объясняются еще и этим горьковатым нюансом: неспособностью на сегодня доказать свою полную принадлежность к «команде» супердержав.

Экономическая подкладка

Скандально обнародованный факт франко-немецкого сближения несет в себе не только эфемерные философско-политические моменты, но и полностью земные договоренности по совместному производству вооружения.

Например, речь идет о производстве военных вертолетов NН90 (Франция-ФРГ), о вероятном финансовом участии Германии в запуске спутника военного назначения «Гелиос-2». В тексте документа прямо говорится о «максимальной комплементарности военной индустрии двух стран, в частности, в производстве военного оборудования и транспорта».

Париж также раздобрился на дорогостоящее «сотрудничество в области военного образования», дабы ФРГ могла восполнить квалифицированными кадрами военные базы, откуда выводятся после объединения страны французские военные части.

«Тень больших денег», тоже сыгравших свою определенную роль в появлении на свет франко-немецкого документа, тревожит теперь другие европейские страны, высказавшиеся как бы за гласность подобных демаршей, а на самом деле - в защиту собственных коммерческих возможностей. В частности, Греция и Турция, увязшие в оружейном конфликте вокруг Кипра, поспешили высказать «беспокойство» по поводу «франкизации», если можно так обобщить, Трансатлантического альянса. Великобритания, также являющаяся депозитарием ядерного оружия, сдержанно повторила тезис своего принципиального неучастия в каких бы то ни было «новых достройках под крышей НАТО». И конечно же, документом не преминула заинтересоваться Америка.

Франция достаточно осторожно прогнозирует дальнейшее развитие ситуации. Пока что, в вопросе о реформе НАТО, ей не удается склонить на свою сторону ни одного по-настоящему влиятельного союзника. И она сосредотачивается на шлифовке деталей, берясь за периферийные задачи альянса. В этом плане не случаен недавний визит Жака Ширака в Москву: в НАТО неизбежно подскочат акции той страны, кто уговорит упрямую Россию не препятствовать расширению альянса на Восток. Первая фраза, которую произнес Ширак в аэропорту встречавшим его журналистам, была: «После беседы с Ельциным я чувствую, что мы договоримся с Москвой раньше, чем состоится июльский саммит Трансатлантического блока». Не мытьем, так катаньем...

А внешне все выглядит безоблачно. Официальные фотографии представляют лучезарные улыбки политических деятелей, долженствующие поселить полное спокойствие в народе. Дипломатически-безмятежно улыбается с первых полос газет новый первый заместитель генерального секретаря ООН Бернар Мийе. Не исключено, что где-нибудь за час до съемок Пентагон в очередной раз отказался пойти навстречу парижским инициативам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК