Что лучше: чрезвычайное или военное положение?

17 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 17 декабря-24 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Общественно-политические преобразования, происходящие сегодня в Украине, являются революционными по своей сути, хотя носят мирный и демократический характер...

Общественно-политические преобразования, происходящие сегодня в Украине, являются революционными по своей сути, хотя носят мирный и демократический характер. Однако на завершающем этапе выборов вызывают тревогу определенные внутренние военно-политические факторы, прежде всего положение военной организации государства и уровень политизации ее составляющих: Вооруженных сил, Министерства внутренних дел, Службы безопасности и других силовых структур. Какими могут быть действия силовиков в случае обострения политической ситуации? Насколько они будут адекватны ситуации, когда на чаше весов, с одной стороны, интересы национальной безопасности Украины, с другой — частные и корпоративные интересы представителей нынешней власти и собственно руководства силовых структур?

Ситуация в контексте национальной безопасности

Согласно действующему законодательству, национальная безопасность Украины, конкретные средства и пути ее обеспечения «обусловливаются приоритетностью национальных интересов, необходимостью своевременного принятия мер, адекватных характеру и масштабам угроз этим интересам, и базируются на основах правового демократического государства».

Концепция национальной безопасности Украины определяет основные угрозы ее национальной безопасности. В политической сфере основными угрозами являются: посягательство на конституционный строй и государственный суверенитет Украины; вмешательство во внутренние дела Украины со стороны других государств; наличие сепаратистских тенденций в отдельных регионах и у определенных политических сил в Украине; массовые нарушения прав граждан в Украине и за ее пределами; обострение межэтнических и межконфессиональных отношений; нарушение принципа распределения власти; невыполнение или ненадлежащее выполнение законных решений органов государственной власти и местного самоуправления; отсутствие эффективных механизмов обеспечения законности, правопорядка, борьбы с преступностью, особенно ее организованными формами и терроризмом.

Трудно сказать, какая из этих угроз национальной безопасности не является актуальной для нашего государства на сегодняшний день. Пожалуй, никакая. Особую опасность представляет наличие сепаратистских тенденций и вмешательство во внутренние дела Украины со стороны определенного государства, что угрожает посягательством на конституционный строй и государственный суверенитет Украины.

В военной сфере возможными угрозами, согласно Концепции, являются: посягательство на государственный суверенитет Украины и ее территориальную целостность; наращивание вблизи границ Украины группировок, войск и вооружений, нарушающих сложившееся соотношение сил; военно-политическая нестабильность и конфликты в соседних странах; возможность применения ядерного оружия и иных видов оружия массового уничтожения против Украины; снижение уровня боеспособности военной организации государства; политизация силовых структур государства; создание и функционирование незаконных вооруженных формирований.

Практически каждая из этих военных угроз национальной безопасности актуальна для Украины. Если не сегодня, то завтра, при нежелательном для соседнего государства развитии событий в нашей стране.

Внутренняя военно-политическая ситуация

Она сегодня характеризуется: угрозой применения властями вооруженной силы с целью подавления демократического волеизъявления народа на выборах 26 декабря 2004 г.; высокой вероятностью инспирирования властями, в случае победы Виктора Ющенко, гражданского конфликта различной степени интенсивности — от незначительных волнений в отдельных городах и областях вплоть до раскола государства; откровенным позиционированием России в отношении внутриполитической ситуации в Украине на стороне нынешних властей и поддержка сепаратистских настроений духа; недостаточной готовностью Европейского Союза и США выступить в поддержку демократических преобразований в Украине с такой же решимостью, с какой Россия поддерживает реакционно-сепаратистские политические группировки.

Угроза и вероятность применения властями вооруженной силы против собственного народа обусловлена рядом факторов, решающими среди которых следует считать: высокий уровень антагонизма политических целей нынешних властей и практически единственного реального кандидата на пост президента, что значительно ограничивает возможность компромиссов и вместе с тем в такой же мере снимает ограничение в отношении форм и методов борьбы; чрезвычайно высокая для нынешних властей цена поражения, угрожающая не только политическому, но и экономическому, причем в отдельных случаях даже и физическому, существованию правящих олигархически-криминальных кланов или их отдельных представителей; психологическая склонность представителей власти, от рядовых функционеров до высшего руководства, к решению конфликтных вопросов внезаконными и безнравственными методами, в том числе силовыми; высокая вероятность использования силовых методов для подавления народного волеизъявления, а возможно, и помощь специальными вооруженными формированиями со стороны соседнего государства; наличие в распоряжении властей значительных сил и средств, заранее предназначенных и специально подготовленных для вооруженного подавления акций народного протеста.

Последнее положение требует пояснения. Создание указанных сил и средств было осуществлено путем целенаправленного искажения структуры военной организации и формирования мощных военно-полицейских сил, находящихся фактически за пределами какого бы то ни было контроля: как военного, со стороны Генерального штаба ВС Украины, так и гражданского, со стороны высшего законодательного органа. Гипертрофированность военно-полицейских сил, главным предназначением которых в любом государстве, как известно, является борьба с внутренним врагом, понятие которого может быть расширено до опасных пределов, в сочетании с ошибочным и непродуманным реформированием Вооруженных сил привели к катастрофическому снижению уровня оборонной способности и боеспособности военной организации в целом.

Ситуацию резко усложнила противозаконная политизация силовых структур, назначение их командования по критерию личной преданности определенным руководящим лицам нашего государства и политических симпатий к некоторым иностранным государствам.

В последнее время угрожающий масштаб приобрело создание и функционирование в регионах, пораженных сепаратизмом, различного рода военизированных формирований «самообороны», а также «казачьих» формирований. Следует отметить, что последние, к сожалению, исповедывают традиции не столько украинского, сколько русского казачества, прославившегося в качестве преимущественно ударной вооруженной силы Российской империи. Учитывая то, что Вооруженные силы Украины фактически отстранены от охраны собственных арсеналов, вооружение этих «казаков» и «дружинников» и превращение их в незаконные вооруженные формирования может произойти без значительных препятствий. Решение об этом может принять любой милицейский генерал, присягнувший любому самозваному «президенту» — хоть Юго-Восточной республики, хоть Новороссийского края. Тем более что по некоторым данным, в ноябре сего года Министерство обороны Украины передало Министерству внутренних дел огромное количество стрелкового оружия чисто военного предназначения. Напрашивается вопрос — зачем, по чьему приказу и с какой целью?

Нужно сопоставить масштабы и глубину разрушения Вооруженных сил, предназначенных для защиты суверенитета и территориальной целостности государства, с масштабами и интенсивностью развития военно-полицейских формирований МВД, ставших на сегодняшний день фактически единственной реальной опорой правящего режима. А сопоставив, сделать не только политические выводы, но и дать правовую оценку всем виновным в снижении обороноспособности страны и таком неустойчивом ее внутреннем военно-политическом положении — угрожающем как демократическому развитию, так и самому существованию независимого государства.

Возможные сценарии

Оптимальный сценарий исключает возможность силового противостояния и предполагает победу избранного демократическим путем кандидата. Расхождения в политических пристрастиях различных групп населения решаются мирным путем в пределах действующего законодательства, при минимальном участии и активности органов правопорядка. Подобную ситуацию можно характеризовать как стабильную, в специальных мероприятиях со стороны силовых структур не нуждающуюся. Вероятность этого варианта развития событий высока, но, как свидетельствует опыт избирательной кампании, не бесспорна. Поэтому требует обязательной подготовки к действиям в осложнившихся обстоятельствах.

Первой степенью осложнения можно считать ситуацию, когда значительная часть населения высказывает несогласие с результатами голосования, причем делает это организованно и активно, но исключительно мирным путем. В зависимости от масштабов и локализации мирных акций протеста подобную ситуацию нужно рассматривать как неустойчивую. Ее могут и должны урегулировать и контролировать лояльные к вновь избранному президенту органы местных властей и правоохранительных структур. Прообразом такой ситуации можно считать обстоятельства, сложившиеся после первого тура президентских выборов. В случае, если бы действующая власть набралась мужества и мудрости признать свое поражение и согласилась в конце концов признать Виктора Ющенко победителем, — ситуация имела бы все шансы вернуться к стабильной.

Очевидная попытка со стороны властей фальсифицировать результаты второго тура спровоцировала эскалацию напряжения с привлечением к политическому противостоянию значительных масс людей, вплоть до проявлений политического экстремизма в ряде юго-восточных регионов. Ситуация быстро потеряла стабильность и после признания результатов второго тура недействительными перешла в категорию угрожающей. Основаниями для подобной оценки являются неоднократные заявления высоких должностных лиц и руководства правоохранительных структур о готовности применения против массовых мирных манифестаций вооруженной силы. Еще большую угрозу несут в себе преступные сепаратистские действия отдельных высоких чиновников и местных органов государственной власти, вследствие которых возникла реальная угроза территориальной целостности Украины, неприкосновенности ее границ, суверенитета государства в целом.

Прямой обязанностью властей в сложившихся обстоятельствах было любой ценой снизить уровень напряжения в обществе, перевести ситуацию из угрожающей хотя бы в неустойчивую. Для этого нужно было сделать три несложные вещи. Первое — дезавуировать, причем на самом высоком уровне, любые заявления должностных лиц и руководителей силовых структур по поводу возможности применения против мирного волеизъявления народа военно-полицейских формирований. Второе — немедленно отстранить от занимаемых должностей всех без исключения должностных лиц, причастных к сепаратистской деятельности, и подвергнуть их уголовному преследованию согласно действующему законодательству. Третье — решительно, на самом высоком уровне, осудить любые посягательства на территориальную целостность и суверенитет нашего государства со стороны иностранных политических и государственных деятелей. К сожалению, ничего этого сделано не было, по крайней мере, с должной степенью адекватности угрозам национальной безопасности Украины.

Принимая во внимание перечисленное, внутреннюю военно-политическую ситуацию в государстве следует оценивать как угрожающую, с тенденцией перехода к чрезвычайной. Нынешнее затишье обманчиво, а со стороны властей, возможно, и умышленно-наигранное. Обострение может случиться в любую минуту, особенно после победы 26 декабря Виктора Ющенко, когда действующие власти с целью самосохранения могут прибегнуть к практической реализации задекларированных ранее угроз относительно силового варианта достижения приемлемого для себя результата.

Анализ действующего законодательства свидетельствует о том, что в нынешней ситуации власть без особых усилий может инспирировать как минимум четыре существенных повода для введения чрезвычайного положения (из семи предусмотренных законом). Посудите сами. Согласно статье 4 Закона «О правовом режиме чрезвычайного положения», чрезвычайное положение вводится только при наличии реальной угрозы безопасности граждан или конституционному порядку, устранение которой иными способами невозможно. Чрезвычайное положение может быть введено в случае: возникновения межнациональных и меконфессиональных конфликтов, блокирования или захвата отдельных особо важных объектов или местностей, что угрожает безопасности граждан и нарушает нормальную деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления; возникновения массовых беспорядков, сопровождающихся насилием над гражданами, ущемлением их прав и свобод; попытки захвата государственной власти или изменения конституционного строя Украины путем насилия; необходимости восстановления конституционного правопорядка и деятельности органов государственной власти.

Любой человек, знакомый с реальной ситуацией в Украине, понимает, что многие из этих событий без особого фантазирования можно расценивать как достаточно весомое основание для применения упомянутого закона. Особенно, если этого очень хочется.

Предусмотренный законодательством порядок введения чрезвычайного положения (соответствующий указ Президента подлежит утверждению Верховной Радой в течение двух дней с момента обращения Президента) вряд ли можно считать надежной гарантией от превышения полномочий со стороны действующей власти. Для таких сомнений есть как минимум три весомые причины. Первая — то, что функции военного командования в рассматриваемой ситуации должно выполнять не командование Вооруженных сил, а главное управление Внутренних войск МВД вместе со Службой безопасности Украины. Личная преданность Президенту высшего руководства, по крайней мере МВД, направление и характер нравственно-психологической подготовки личного состава Внутренних войск не оставляют надежд на размышления по поводу того, насколько юридически безупречными будут последние приказы правящего режима. Во-вторых, за два дня реального действия чрезвычайного положения можно многое успеть сделать, в т.ч. найти способы «убедить» Верховную Раду утвердить одиозный указ Президента. Тем более что, согласно закону, «в условиях, требующих неотложных мер по спасению населения или недопущению гибели людей чрезвычайное положение может быть введено без предупреждения». В-третьих, многим высшим должностным лицам есть что терять и есть за что отвечать. Последнее, вполне вероятно, может в определенных условиях перевесить угрозу обвинений в превышении власти при внедрении чрезвычайного положения.

Ситуация осложняется тем, что в поддержку применения властью чрезвычайных мер, весьма вероятно, могут выступить даже некоторые члены Совета Безопасности ООН и «большой восьмерки», имеющие к тому же особый статус в своих отношениях с НАТО. Пределы такой поддержки предусмотреть трудно, скорее всего, их может просто не быть: от инструкторов-добровольцев из числа ветеранов Чечни (как это было в Испании в 1936 году) вплоть до «интернациональной помощи» на манер той, которая оказывалась Венгрии в 1956 г., Чехословакии в 1968 г. и Афганистану в 1979 г.

Роль Вооруженных сил

Вооруженные силы в настоящее время — практически единственная, помимо всего украинского народа, сила, имеющая возможность защитить конституционный порядок и обеспечить территориальную целостность и суверенитет нашего государства. Эта способность основывается не только на несравнимо высших, по сравнению с другими военными формированиями, боевых возможностях Вооруженных сил, но и прежде всего на значительно более высоком моральном авторитете, которым обладает войско в глазах украинского народа. Вера в порядочность и преданность армии именно народу, а не коррумпированным властям, распространена среди самых широких и разных слоев населения.

Несмотря на неадекватное и несправедливое отношение действующей власти к Вооруженным силам как главной составляющей военной организации, а возможно, и благодаря этому, армия в целом дистанцировалась от власти и осознала себя неотъемлемой частью народа. Последнее неоднократно подчеркивал и министр обороны Александр Кузьмук. Военнослужащему армии трудно представить себе командира дивизии или полка, который принес бы присягу на верность губернатору-сепаратисту. Или отдал приказ разогнать мирную манифестацию народа. А тем более трудно представить офицера — командира роты или батальона, который бы этот приказ выполнил.

Пожалуй, поэтому власть не возлагает на армию никаких надежд и требует от нее только одного — не вмешиваться, что бы ни творилось с народом и государством. Кто бы и что с ними, народом и государством, не делал. Поэтому главное задание от власти народному депутату Украины и по совместительству министру обороны генералу армии Украины Александру Кузьмуку — удержать армию в казармах, не дать ей объединиться с народом, а тем более выступить в его защиту. И все. Остальное делать есть кому...

Власть осознает, что единственная сила, имеющая возможность предотвратить решение политических проблем силовыми методами, а проще — не дать военно-полицейским силам и провокаторам стрелять и калечить народ, — это армия. Поэтому властная верхушка и подконтрольные ей СМИ на протяжении долгих лет дискриминировали Вооруженные силы и до небес прославляли охранников бюрократической олигархии. Однако этим добились обратного результата: армия только глубже усвоила, что ее место среди честных украинских людей, которых она призвана защищать. Если нужно, то и от власти и ее охранников.

Следует отметить, что правящий режим это предусмотрел и принял соответствующие меры сразу после вторых президентских выборов Леонида Кучмы. Согласно Закону Украины «О правовом режиме чрезвычайного положения», принятом в 2000 г., Вооруженные силы в условиях чрезвычайного положения фактически лишены любых полномочий, адекватных внутренней ситуации в стране. «Военным командованием, которому в пределах, определенных этим законом, предоставляется право вместе с органами исполнительной власти... применять меры правового режима чрезвычайного положения, является: Главное управление Внутренних войск МВД Украины; Служба безопасности Украины...» И все. О полномочиях собственно военных, а не «жандармерии» и «специальной службы» — ни единого слова. Более того, согласно ст.20 «Привлечение военных формирований к выполнению мер правового режима чрезвычайного положения», военные части ВС Украины могут привлекаться только в двух случаях: при возникновении особо тяжких чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера или при массовом переходе государственной границы с территорий соседних государств. Все. В остальных случаях в условиях чрезвычайного положения, что бы ни творилось в государстве с народом, армия обязана сидеть в казармах. Молча. Даже если чрезвычайный режим вводится «при попытке захвата государственной власти или изменения конституционного порядка Украины путем насилия». Даже если это положение преследует цель «возобновления правопорядка при попытках захвата государственной власти или изменения конституционного порядка путем насилия,.. восстановления конституционных прав и свобод граждан».

Согласно этому закону, к ответственности можно привлечь любого армейского офицера, который встанет со своим подразделением между вооруженными до зубов «правоохранителями» и мирной демонстрацией беззащитного народа. Не говоря уже о применении силы для защиты своего народа. Здесь есть над чем подумать не только военным, но и законодателям, причем уже не столько на сегодня, сколько на будущее.

В сложившейся ситуации важной для народа и демократии может быть соответствующая позиция офицерского состава, находящегося в запасе. Статус штатских граждан позволяет им принимать участие в политической жизни без ограничений, накладываемых на кадровых военных. Вместе с тем органическое родство их с военными структурами позволяет им в какой-то степени взять на себя роль посредника между манифестирующими народными массами и противопоставленными им военно-полицейскими подразделениями. Присущие офицерам запаса сдержанность, организованность и дисциплина могут сыграть существенную положительную роль в урегулировании потенциально опасных ситуаций. То же самое, а возможно, даже в большей степени, касается и такой специфической категории бывших военнослужащих, как воины-«интернационалисты», «афганцы» и «миротворцы».

Чтобы предотвратить развитие событий, когда в стране может быть установлено прямое бюрократическо-олигархическо-полицейское правление, необходимо упредить власть, уберечь от отягощающих для ее собственной судьбы радикальных решений. Следует донести до сознания всех демократических и патриотически настроенных народных депутатов, разъяснить широкой общественности, что при обострении политической ситуации в государстве речь должна идти, если уж станет трудно, не о чрезвычайном, а о военном положении, как таком, которое наиболее соответствует конкретным обстоятельствам. Поскольку в нынешней ситуации в Украине главной угрозой является не столько попытка захвата государственной власти или возникновение массовых беспорядков, как опасность территориальной целостности и самой независимости Украины. Если первая угроза устраняется введением чрезвычайного положения, то вторая (сепаратистские действия с целью нарушения территориальной целостности государства) является прямой угрозой национальной безопасности Украины и требует применения высшей степени самозащиты государства — введения именно военного, а не чрезвычайного положения. Как это определено Законом Украины «О правовом режиме военного положения».

В соответствии с этим законом, «целью введения военного положения является создание условий для осуществления органами государственной власти, военным командованием... предоставленных им полномочий в случае... опасности государственной независимости Украины, ее территориальной целостности». При этом «военным командованием, которому этим законом предоставляется право вместе с органами исполнительной власти... вводить и осуществлять меры правового режима военного положения является: Генеральный штаб Вооруженных Сил Украины; командование Сухопутных войск Вооруженных сил Украины и Военно-Морских сил Украины; оперативные командования, командование военных объединений, соединений Вооруженных сил Украины и других образованных в соответствии с законами Украины военных формирований».

Ввиду наличия существенного различия в ментальности и нравственно-психологическом направлении и позиции различных компонентов военной организации государства очерченное развитие событий, при всей нежелательности применения силовых вариантов, было бы все же более безопасным для демократии и укрепления государственности Украины, нежели безраздельное и практически бесконтрольное господство бюрократическо-олигархическо-полицейской верхушки нынешнего режима.

Направления перестройки военной организации

Анализ состояния военной организации свидетельствует, что она является полностью разбалансированной по своей структуре. Имеется в виду прежде всего значительная диспропорция между Вооруженными силами и иными военными формированиями, прежде всего Внутренними войсками МВД.

За годы правления Леонида Кучмы под дымовой завесой внешне правильных лозунгов относительно необходимости сокращения Вооруженных сил и введения над ними гражданского контроля, в государстве произошел стремительный рост полицейских структур и их ничем не обоснованная милитаризация. В соответствии с законом, они предназначены для охраны и обороны важных государственных объектов, участвуют в охране общественного порядка и борьбе с преступностью, то есть выполняют полицейские функции, но эти формирования построены фактически на общевойсковых принципах и соответственно вооружены. В их составе наличествуют структуры от взвода до дивизии включительно. Части и соединения Внутренних войск по своему вооружению и боевым возможностям не уступают стрелковым полкам и дивизиям Советской армии времен Великой Отечественной войны. Региональные командования Внутренних войск являются фактически аналогами управлений армейских корпусов.

Таким образом, за последние десять лет в нашем государстве, наравне с традиционной армией — Вооруженными силами — создана другая армия, которая вполне соразмерна с ВС по своей мощи, но предназначена не для защиты Родины, а для совершенно другого, в чем мы имеем возможность сейчас убедиться.

Министр внутренних дел генерал-полковник Николай Билоконь откровенно заявил, что нынешняя милиция является «вооруженным органом государственной власти». Не органом охраны правопорядка и защиты граждан от преступных элементов, а именно «вооруженным органом власти». И потому, дескать, обязана обеспечить стойкость существования власти, а точнее — определенных ее должностных лиц. Подобные высказывания в истории уже были. Вооруженным отрядом пролетариата, как известно, называл свою ВЧК печально известный «рыцарь революции» Феликс Дзержинский.

Вполне под стать своему министру и его подчиненные. На одном из районных управлений МВД в городе Киеве висит красноречивый транспарант: «Народ и милиция — партнеры». В то время как любой армейский офицер на подсознательном уровне помнит, что «армия — слуга народа». Лучше различие в ментальности и нравственно-психологическом направлении личного состава настоящей и «внутренней» армий охарактеризовать трудно.

Следует отметить, что это не вина личного состава МВД — это их беда. Они также являются плоть от плоти украинского народа, как и воины Вооруженных сил. Просто их так научили и воспитали. И это нужно исправлять, если мы хотим построить действительно правовое демократическое государство.

Формальным основанием для необоснованного роста и милитаризации полицейских по своей сути структур стал выдвинутый в середине 1990-х годов и некритически воспринятый руководством государства тезис о том, что для Украины внешней угрозы на ближайшие 10—15 лет не существует. Нынешняя ситуация в Украине является свидетельством ошибочности политики военного строительства в нашем государстве в течение последних десяти лет.

Одновременно очевидно, что государство, хотя бы из экономических соображений, не в состоянии удерживать две мощные армии: одну — для защиты от врага внешнего, вторую — для борьбы с врагом внутренним, то есть Вооруженные силы и отдельно Внутренние войска и прочие военные формирования МВД. Тем более что потребность в их практическом применении, к счастью, возникает крайне редко. До сих пор преимущество со стороны высшего государственного руководства предоставлялось «армии внутренней». К чему это привело, мы все сейчас видим и, не дай бог, увидеть этих «орлов» и «рыцарей» в полной мере победителями.

Оптимальным выходом может быть коренное преобразование военной организации государства. В основу должен быть положен принцип: полиции — дубинки и пистолеты, армии — танки и пулеметы. Основу военной организации, фактическую, а не декларативную, должны составлять Вооруженные силы. Отражение внешней агрессии было и будет прерогативой Вооруженных сил. Но в современных условиях их функции стоит существенно расширить и в вопросах вооруженной борьбы с террористическими группировками, а также локализации массовых беспорядков среди населения, если возникает необходимость применения автоматического и тяжелого стрелкового и иного оружия, а также крупных военных подразделений.

Недопущение экстремальных ситуаций, предотвращение терроризма и массовых беспорядков, как и другая оперативная работа, должны оставаться прерогативой СБУ и МВД. В тот же время «силовую» «боевую», назовем ее так, составляющую Внутренних войск целесообразно передать в состав Вооруженных сил.

Подобным образом организована система обеспечения внутренней стабильности в наиболее демократической стране мира — Соединенных Штатах, где «силовые» функции, присущие нашим Внутренним войскам, выполняет национальная гвардия, которая является составной частью вооруженных сил и подчиняется министерству обороны. В Турции жандармерия, аналог наших Внутренних войск, является отдельным видом вооруженных сил и имеет двойное подчинение: в целом — главнокомандующему вооруженных сил, которым у них является начальник генерального штаба, по специальным вопросам — министру внутренних дел.

Системный подход к перестройке военной организации позволит повысить обороноспособность государства, защиту от угроз национальной безопасности, и вместе с тем обеспечить более эффективное использование крайне ограниченных ресурсов.

Коренная реорганизация должна восприниматься как приоритетная задача не столько собственно армии, сколько всего государства и украинского народа, поскольку речь идет о гарантиях независимости и суверенитета. Возглавлять организацию и практическое проведение такой реформы должен лично президент как председатель СНБО и Верховный главнокомандующий Вооруженных сил Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК