АЛЖИРСКИЙ АД

31 января, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 31 января-7 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

Священный для мусульман месяц Рамадан проходит в Алжире, как долгие, бесконечные похороны. Ни дня без теракта, без взрывов и убийств...

Священный для мусульман месяц Рамадан проходит в Алжире, как долгие, бесконечные похороны. Ни дня без теракта, без взрывов и убийств. Сотнями невинных жертв становятся случайные прохожие: взрывы умышленно производятся в наиболее людных кварталах алжирских городов.

Волна насилия, возобновившаяся в конце ноября, почти одновременно с референдумом о доверии президенту Лиамилю Зеруалу, в конце января превратилась в «девятый вал» и уже забрала жизнь порядка 500 мирных людей. В целом с начала гражданской войны, с 1991 по 1997 годы, погибло 50000 жителей Алжира.

Ни политическая, ни военная развязка кризиса не прогнозируется.

Внешнее оформление

Столица Алжира, называющаяся так же, как и страна, по масштабам вполне сопоставима с Киевом: население исчисляется в пределах более трех миллионов жителей. Правда, судя по многочисленным телерепортажам, которые Париж передает в день по несколько раз, город Алжир напоминает скорее Киев 1945-го: масса разрушений, черных проваленных окон, обожженных копотью государственных зданий. Центральный комиссариат, к примеру, точно как в фильме про Штирлица, зияет с двух сторон колоссальными выбоинами (ровно год назад взорвавшийся рядом автомобиль унес жизни 42 человек и ранил 286, взрыв на том же месте 8 января этого года убил 15 и ранил за сотню случайных прохожих).

Не менее впечатляющи кадры, запечатлевшие рыдающих до хрипа женщин, а также многочисленные оторванные головы, руки, ноги, обугленные тела. Чем всегда и с удовольствием помогает Запад менее удачливым странам, так это информационным обслуживанием происходящего...

Полноводные реки крови, в основном, укрепляют фатализм местных жителей. «Это может случиться в любой момент, - рассуждает Махмуд Аби Бекали - коммерсант, живущий между Парижем и Алжиром двенадцать месяцев в году. - нужно работать, видеться с друзьями и не позволять себе бояться выйти из дому. Я не за военных и не за исламистов. Я - за мирный бизнес, которого у меня на родине не будет еще очень долго. Продолжая спокойно работать, я протестую таким образом против террора».

Однако не все так беспечны, как Махмуд Аби. В небольших городах и поселках формируются «группы самообороны» местных жителей, чувствующих себя вдвойне беззащитными между жерновами слепой вражды двух политических сил. Местные власти в поселках, осознавая собственное бессилие, начали раздавать, в целях самообороны, оружие желающим. В принципе, население было психологически готово к возобновлению террора: вот уже четыре года в Рамадан (мусульманский пост) фундаменталисты ужесточают свои действия. Исламские эмиры призывают расстреливать всех, кто не ушел в подполье, как «врагов Аллаха».

Правительство страны, не желая признавать непобедимость противника, заученно утверждает в официальной прессе: «с терроризмом практически покончено» (совсем как газета «Правда» в сообщениях из Чечни). Государственное алжирское телевидение старается давать информацию о практически ежедневных терактах максимально скупо и желательно без иллюстративного материала. В то же время, министр иностранных дел Алжира Ахмед Аттаф на днях обвинил заграницу в «поддержке терроризма», Европейский союз - в укрытии под видом политических беженцев уголовных преступников, мусульманские страны - в тренировке и материальной поддержке боевиков.

Историческая справка

«алжирский путь» в определенной степени типичен для стран, пытавшихся воплотить советскую модель в условиях высокого религиозного (не путать с революционным!) самосознания масс. То, что советские учебники новейшей истории воспевали как «восстание алжирских трудящихся против французских поработителей», началось в 1954 году скорее, как последняя капля, выплеснувшая концентрированное недовольство общества: без видимых причин была убита молодая пара французских учителей, приехавших по назначению в Алжир. Начавшаяся с небольшого инцидента война за независимость продлилась восемь лет. В 1962-м все, что можно, было национализировано и передано в руки единственной правящей партии - фронта национального освобождения (ФНО).

Далее страна-производное эвалюировала вместе со страной-моделью. Горбачевская перестройка стала прообразом «демократизации» Алжира. В государстве приобрел мгновенную популярность фронт исламского спасения (ФИС) - промусульмански сориентированная политическая партия. ФИС должен был однозначно выиграть первые многопартийные выборы в парламент в 1991 году, однако второй тур был сорван посредством государственного переворота. Власть захватили (и не выпускают из рук) военные, установившие диктатуру. Вместо парламента появился Временный национальный совет. ФИС, объявленный вне закона, объявил «священную войну» против властей.

В оппозиции также находятся Фронт национального освобождения и Фронт социалистических сил, равно как великое множество вооруженных группировок.

Из всех вооруженных исламских образований самые радикальные - Исламские вооруженные группы (ИВГ). «Беспощадный террор», который они объявили в канун Рамадана нынешним военным властям, означает дальнейшее расширение пределов и без того масштабного кровопролития.

ИВГ больше не утруждают себя отбором в качестве целей для терактов государственных зданий и представительств власти. Используя недорогую самодельную взрывчатку, они стараются запугать как можно больше народу: среди бела дня организовывают взрывы на центральных проспектах и площадях, у популярных кафе и больших магазинов. «у нас на готове еще с полсотни бомб», - сообщают они через частную прессу, дабы усугубить панику.

В определенной мере эскалация насилия определяется личностью нового «человека №1» в ИВГ: эмир Фарид Хамани (боевой псевдоним Абу Сельман), 27 лет от роду, уроженец рабочих предместий столицы, сменил в сентябре 1996-го эмира Яшина Амара, убитого спецслужбами. По отзывам алжирской прессы, Хамани обладает «особой беспощадностью, замешанной на гипертрофированном властолюбии».

Службы по борьбе с терроризмом наиболее обеспокоены тем, что ИВГ без труда набирает новых и новых молодых бойцов. Армия не особо церемонится с противником, легко расстреливая захваченных в плен боевиков, и особенно - их лидеров. Но на смену обезглавленным и обескровленным группам моментально вырастают новые.

Интернациональная подсветка

Западное общество щедро на социологические прогнозы. Автором одного из таковых выступил американский частный исследовательский центр RAND, который предсказывает: «Приход к власти Фронта исламского спасения Алжира неизбежен. Вопрос лишь в том, каким способом это произойдет».

Согласно прогнозам RAND, возможны три пути завоевания власти исламистами. Первый - «через хаос и насилие, существующие в стране, и, возможно, даже - через социальную революцию». Это было бы наихудшим сценарием, так как вывело бы на вершину власти самых радикальных представителей ФИС. Второй вариант развития ситуации - «вынужденные переговоры, вследствие которых военные уступили бы исламистам часть портфелей в правительстве». В принципе, такой шаг только оттянул бы решающую схватку за власть, которая так или иначе неизбежно будет. Однако «передышка между перестрелками» была бы обеспечена.

Третий, наиболее желаемый на Западе сценарий - подлинно демократические выборы в парламент, где бы ФИС получил относительное, но не абсолютное число голосов, в связи с чем вынужден был бы заключить несколько политических блоков с другими партиями. Выборы тем более необходимы, что чем дольше затягивается привычное кровавое противостояние с военными властями, тем радикальнее становятся исламисты. А чем они радикальнее, тем больше таких ненужных и бесприютных беженцев, коим отказать в убежище демократия не имеет морального права, а широко открывать представителям Северной Африки двери совсем не хочет...

Уже сейчас, когда дальнейшее распространение конфликта только прогнозируется, Америка настаивает, чтобы именно Франция как бывшая метрополия понесла «основную ответственность» за возможных новых алжирских беженцев. Перепуганная Франция в свою очередь добивается, чтобы США, хотя бы в рамках НАТО, пообещали бы, на крайний случай, свое участие в миротворческих операциях. Или - в мероприятиях, предотвращающих распространение алжирского конфликта на соседние страны.

Для Украины, как и для всех бывших республик Советского Союза, ощущающих извечную тревогу от соседства с Москвой, очень важно знать новую схему дипломатической реакции на случай подобных конфликтов (да простит мне Господь мой цинизм). Схема эта поддается кардинальной перекройке и меняется буквально на глазах именно сейчас. Случись новый этнический бунт в России, а не дай Бог, неподалеку от украинской границы, необходимо сориентироваться мгновенно: что теперь может и не может НАТО, ООН, ОБСЕ; в чем жизненно заинтересованы великие державы; до каких пор и ради чего они способны уступать. Истекающий кровью Алжир становится одним из ключевых определителей новой дипломатии. Запад пробует играть по новым правилам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК