АФГАНСКИЙ УЗЕЛ ЗАТЯГИВАЕТСЯ

30 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 30 мая-6 июня 1997г.
Отправить
Отправить

События в Афганистане в последнюю неделю развиваются настолько стремительно, что прогнозы и оценки аналитиков, политиков и журналистов устаревают, не успев появиться на свет...

События в Афганистане в последнюю неделю развиваются настолько стремительно, что прогнозы и оценки аналитиков, политиков и журналистов устаревают, не успев появиться на свет. Еще несколько дней назад казалось, что ночной кошмар россиян стал реальностью - талибы вышли к границам бывшего СССР. И сделали это так быстро, что Россия даже и отреагировать не успела. Вся возня с созданием антиталибовского фронта, моральная (а может, и материальная) поддержка властелина северных провинций Афганистана Рашида Дустума - все оказалось напрасным. Сам Дустум сейчас скрывается в Анкаре (кому охота повторять судьбу несчастного Наджибуллы), а войска его рассеяны по обширной территории севера страны.

После того, как в прошлом году члены радикального исламского движения «Талибан» подчинили себе две трети страны (Кабул включительно), стало ясно, что они на этом не остановятся. Но уж слишком непосильной казалась задача - выбить из Панджшерского ущелья Ахмад Шаха Масуда и завладеть северными провинциями, находящимися в руках генерала Дустума. Талибы начали с Масуда, и начали неудачно. Недаром укрепления одного из известнейших афганских полевых командиров считаются неприступными и выкурить его из знаменитого ущелья не смогла даже регулярная армия бывшего СССР. Но Масуд мешал талибам только постольку, поскольку прикрывал путь к перевалу Саланг, за которым лежали владения Дустума. Выход к границам Центральноазиатских государств СНГ - вот в чем заключалась главная цель «Талибана».

Сам же Дустум оказался воином не Бог весть каким. Тогда, в 89-м, он был необходим советским войскам, чтобы прикрыть их выход из Афганистана, обеспечить хотя бы то, чтобы никто не стрелял в спину. За это он получил и оружие, и боевую технику, а с ними и неограниченную власть в регионе. Сейчас же, когда наступило время выступить против новых врагов единым фронтом со своими бывшими противниками, он не очень- то напрягался и старался максимально избегать непосредственных соприкосновений с талибами. Его вклад в борьбу заключался в нанесении бомбовых ударов авиацией и артиллерийских обстрелов, при которых потери в живой силе с его стороны были минимальными. Кроме того, Дустум весь предыдущий год подыгрывал талибам, заключил с ними перемирие, содействовал сдаче Герата (фактически отдал его) и первым указал на возможность приглашения бывшего короля Афганистана Захир Шаха для примиряющей миссии в стране (потом эта мысль была сильно развита Соединенными Штатами, ООН и уже в последнюю очередь талибами.

Но этого было мало. Талибы, поняв, что их водят за нос, начали действовать в традиционно восточном духе - применяя максимум хитрости, обмана и коварства. Смысл их замысла стал очевиден еще зимой, когда они начали обход неприступного Саланга с запада. Однако здесь они столкнулись с противодействием не только войск Дустума, но и местного населения, среди которого преобладали шииты, исторически враждебно настроенные к пуштунам, составляющим большинство «Талибана». Понимая, что с наскока дела не сделать, руководство талибов начало кропотливый поиск слабых мест в окружении самого Дустума. Наконец, среди его приближенных был найден очевидно чем-то когда-то обиженный некий генерал Абдул Малик, который, получив вдохновившую его на немедленные действия сумму (поговаривают о миллионах долларов), возглавил восстание части дустумовских войск, перешедших позже на сторону талибов. Те же, практически одновременно, начали широкомасштабное наступление в северо-восточном направлении. Все было кончено в несколько дней - 24 мая пала столица Дустума город Мазари-Шариф, а 25-го сам генерал бросил свою армию и исчез из страны. Талибы объявили о контроле над девятью десятыми территории Афганистана, правительство Пакистана признало их власть над страной, а сотрудники российского консульства едва успели укрыться в соседнем Узбекистане.

Но талибы забыли простую истину: предавшему единожды - веры нет. А они настолько были уверены в лояльности Малика, что даже попытались конфисковать у него тяжелое вооружение и технику. Это им дорого стоило. Воспользовавшись недовольством местного населения бесчинствами талибов, Малик возглавил очередное восстание, на этот раз против своих бывших союзников, и выбил их не только из Мазари-Шарифа, но и из города Шибирган, где ранее находилась база Дустума.

Талибы начали немедленную переброску на север свежих сил. Одновременно, перейдя через перевал Саланг, они захватили важный город Пули-Хумри на шоссе, связывающем Кабул с северными районами Афганистана. Это позволило им отрезать от антиталибовских сил на севере отряды афганских шиитов, сражающихся в центральной провинции Бамиан, и Масуда в своем ущелье.

Но Масуд, в отличие от своего неудачливого союзника, оказался настоящим бойцом. Воспользовавшись переброской основных сил талибов на север, он нанес удар в их тыл, захватив несколько важных населенных пунктов в 70 километрах от Кабула, практически отрезав северную группировку от столицы страны. Интересно, что основную роль в этой операции сыграл полевой командир Атаулла Саланги, буквально несколько дней назад объявивший о переходе на сторону. Сколько предательств за такое короткое время!

На сегодня чрезвычайно сложно оценить стратегическое положение талибов и предсказать дальнейшее развитие событий. Попробуем все же определить последствия происшедших событий, сперва очевидные. Вторжение талибов в северные провинции Афганистана стало очередным поражением России, слишком увлекшейся сопротивлением расширению НАТО. Ничего хорошего в дальнейшем россиянам это не несет, ведь в случае продолжения боевых действий сдерживать сотни тысяч беженцев, хлынувших к границам Центральноазиатских стран бывшего СССР придется тем же российским пограничникам. Под угрозой может оказаться и процесс межтаджикского урегулирования. Недаром, в свое время представители КМС и ФПС России в Таджикистане распространяли сведения о том, что представители талибов навещали Ташкент вместе с лидером таджикской оппозиции Хаджи-Акбаром Тураджонзода. Как теперь поведет себя в новых условиях таджикская оппозиция, одному Аллаху известно. На всякий случай правительство России выступило с заявлением о применении механизмов, определенных Договором о коллективной безопасности стран СНГ в случае вмешательства талибов во внутренние дела какой-либо из этих стран. Как россияне будут применять эти механизмы - тоже пока неизвестно, слишком уж много в последнее время написано о проблемах российской армии, а некомплект личного состава в уже приведенной в повышенную степень боевой готовности 201-й дивизии, расположенной в Таджикистане, составляет до тридцати процентов.

Теперь о геополитике. Напомним, что в октябре 1995 года был одобрен план строительства нефте- и газопровода, соединяющего Туркменистан и Пакистан. Проект рассчитан на то, что строительство нефтепровода протяженностью 2000 км и газопровода протяженностью 1300 км будут завершены к концу века. Общая стоимость проекта - 20 млрд. долларов.

Значимо в этой связи то, что американская «Юнокал» и саудовская «Дельта ойл» получили право покупать туркменский газ на туркмено-афганской границе и транспортировать в Пакистан. Тогда уже стало понятно, кому конкретно нужна территория страны, страдающая десятки лет от гражданской войны. В марте прошлого года президент Туркменистана С.Ниязов сообщил, что после рассмотрения пяти вариантов транспортировки нефти и газа (и из-за задержек с реализацией проекта газопровода через Иран и Турцию) ближайший выбор сделан на пакистанском направлении. И уже в мае Туркмения, Афганистан и Пакистан подписали 3-миллиардное соглашение о строительстве газопровода. К проекту подключился Узбекистан.

Появление пакистанского президента Фарука Легари в Ашхабаде сразу же после взятия талибами Герата было отнюдь не случайным совпадением по времени. Именно тогда пакистанский гость провел презентацию проекта газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. И уже две недели спустя сенат США смягчил санкции против Исламабада, введенные в 1990 году.

Естественно, далее, что одним из первых открыто приветствовал приход к власти талибов Крис Таггард, вице-президент «Юнокал», назвав его «весьма позитивным», и добавил, что не сомневается в признании правительства талибов Соединенными Штатами. Он, видимо, не ошибается.

В настоящее время Пакистан уже поспешил признать режим талибов, след за ним это же сделали и Саудовская Аравия с Объединенными Арабскими Эмиратами. Возможность признания рассматривали США и Турция. По словам Николаса Бернса, американские представители уже поддерживали нечастые контакты с талибами на уровне помощника госсекретаря. США, по словам представителя Госдепа, не прерывали дипотношений с Афганистаном. Так что американское признание, очевидно, было не за горами, если бы талибы смогли удержаться в Мазари-Шарифе.

Так что до последнего времени единственной преградой на пути воссоединения Пакистана с союзниками по выстраиванию региональной безопасности Узбекистаном и Туркменистаном был характер генерала Дустума. Сможет ли его заменить Абдул Малик, пока неизвестно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК