Жара, жажда, смерть...

15 сентября, 2017, 16:15 Распечатать Выпуск №34, 16 сентября-22 сентября

Одолев жару африканских джунглей,  они "сгорели" в АТО Памяти двух боевых товарищей

Очень хотелось пить. Каждая клетка тела требовала влаги, а идти было еще полдня, если без приключений. И мы шли. Даже наименьшая остановка могла означать смерть. Нас окружали экзотические растения, разноцветные бабочки и птички в воздухе. Иногда замечали змей, маскировавшихся среди ветвей. Некоторые из них были опасные и ядовитые, но не агрессивные. Однако жажда притупила страх. Все вокруг казалось не таким важным, как непреодолимое желание пить. Мы понимали, что задержка в пути и еще одна ночь в джунглях без воды может иметь для нас плохие последствия. Шли молча, чтобы не терять влагу во время разговоров, общались знаками.

У нас были таблетки для обеззараживания воды, но по опыту знали, что они неэффективны. Африканская вода кишит множеством разной заразы: ни пантоцид, ни его французские и британские аналоги не являются эффективными на 100%. Мы должны были держаться во что бы то ни стало. У каждого из нас был "нулевой запас" — по несколько глотков на крайний случай, и мы старались о них забыть. Набирали воду из ручья и смачивали в ней шляпы и банданы. Это немного спасало, но все равно очень хотелось пить. Казалось, в мире нет ничего ценнее, чем вода. 

Это была жажда в стране, где полгода беспрерывно льют дожди. Страна крайностей и парадоксов — Сьерра-Леоне. Когда здесь сезон дождей, хочется солнца, тепла и одеть сухое, а не влажное (по-настоящему высушить одежду в это время невозможно). Потом наступает лето — жара и засуха. Расцветшая за сезон дождей растительность под палящими лучами чахнет и отмирает. Постоянно хочется пить, спрятаться в тени, посидеть под кондиционером. Четыре литра чистой воды в день — норма для таких знойных дней. 

Но в джунглях нет кондиционеров. Во время нашего путешествия здесь было почти плюс 50 по Цельсию, и спасала лишь тень от деревьев. Правда, ненадолго. Идти самими джунглями невозможно — настолько густые заросли. Мы шли вдоль ручья. А возле ручья растительность не такая густая, и тени мало. Даже когда ручьи высыхают, остаются маленькие тропы, которые не успевают густо зарасти до следующего сезона дождей. Растения здесь демонстрируют невероятную жажду к жизни — гибнут от жары, но как только пройдет дождь, буяют снова. 

Кроме разных других растений, в джунглях растет конопля. Точнее, ее там выращивают и довольно успешно. Сьерра — один из крупнейших поставщиков этого зелья. И чем больше миротворческая миссия ООН наводила порядок в стране, тем дальше в джунгли забивались конопляные плантаторы. Их мы и искали. 

Было известно, что к отправке готовится очередная партия зелья. Где именно, сколько, какой маршрут — нам предстояло найти и выяснить. Задание в джунглях было важным не только в рамках миротворческой миссии ООН, но и тем, что мы должны были проверить свою подготовку в условиях чрезвычайных, нетипичных, трудных и выполнить задание, чтобы в миссии знали, что это сделали украинцы. Мы обязаны были дойти, чтобы наш опыт кому-то помог, кого-то спас в будущем. Мы понимали, что уничтожение очередной партии зелья может спасти чью-то жизнь, сделать мир лучше, поднять престиж Родины, пусть и не в целом. Возможно, слишком романтично, но это было принципиально для нас, четырех украинских отчаянных разведчиков, преданных международному миротворческому долгу и управляемых собственными убеждениями, которые мы готовы были отстаивать в любых условиях. Двух участников этого похода уже нет среди живых — их забрала война. И через 10 лет они остались верными своему долгу и своим принципам. Они навсегда остались такими — достойными представителями украинской разведки, которые не испугались джунглей в 2004-м, не испугались врага и в 2014-м. 

Тогда, в 2004-м, войну, естественную для Сьерры, в Украине рассматривали лишь как теоретически возможную угрозу. Но мы готовились, нарабатывали опыт действий в сверхтяжелых условиях, тренировались. 

Прошло всего 10 лет, и нам снова стало жарко — под Марьинкой, в Иловайске, Донецком аэропорту. Там тоже было невероятно горячо. И даже не от солнца. Очень хотелось пить. Там тоже не хватало чистой воды. Печальная логика: когда смерть близко, хочется пить. 

Африканцам "повезло" — из-за особенности климата, войну невозможно вести нон-стоп круглый год. Природа заставляет делать перерывы: когда дожди льют стеной, вести бой невозможно, и это спасает. Безумная страна, где сызмала курят траву, где 9-летние ходят с автоматами, где братья и родители могут отдать сестер и дочерей в дома терпимости или предложить кому-нибудь, кого считают платежеспособным, развлечься с ними за деньги. Здесь человеческая жизнь обесценена настолько, что ощущение власти над людьми, когда в руках оружие, дурманит голову необразованным, обездоленным и голодным. Парадокс — вечно голодным и очень ленивым вдобавок. 

ООНовская гуманитарка не раз возвращала страну к жизни, спасая население от голода, но вместе с тем и развращала. Пища и предметы первой необходимости доставались очень легко — их привозили в больших белых грузовиках. Одежда тоже не настолько нужна — самая низкая температура +18–20 градусов. Ни утеплять, ни отапливать жилье нет необходимости — достаточно плотного целлофана в несколько слоев, сверху пальмовые листья — и жилье готово, лишь бы на голову не капало. Местное население любит шару и заработать на пустом месте — обманом или уловками. Здесь у каждой пальмы у дороги, по которой ездят ооновцы, свой "хозяин". Более активные выбегали на дорогу, махали, приглашая нарвать плодов. Более ленивые лежали под пальмой, демонстрируя свое присутствие. Еще один абсурд: в стране, где на каждой пальме растут кокосы или бананы, местные выпрашивали испанские бананы, которые привозили миротворцам. При встрече с миротворцами каждый раз обступали их и, выразительно жестикулируя, клянчили еду со словами give me chop-chop. 

Перед белыми местное население ползает до сих пор — несмотря на отмену рабства, объявленное равенство, мировую борьбу с расизмом. В этой стране и сейчас есть рестораны, парикмахерские и т.п. с табличками "Только для белых". Там так же продают марихуану и заказывают ее просто — как чай или кофе. Курят травку сызмала. Но самый качественный продукт идет на экспорт, принося бешеные деньги тем, кто держит этот бизнес. Миссия ООН пыталась уничтожать плантации, поэтому нашим заданием было найти поля, определить координаты и размеры. Следующий шаг — планирование и осуществление операции по уничтожению или перехват готового наркотовара. Первую часть не раз доверяли украинцам, вторую выполняли подразделения местной полиции и армии. Миротворцы сотрудничали с местными силовиками. Это был довольно удачный симбиоз.

…Солнце начало садиться. Мы понимали, что, несмотря на план добраться до побережья Атлантического океана сегодня, нам это не удастся. Надо было организовать ночлег. В джунглях темнеет очень быстро. Будто кто-то касается выключателя, и моментально все погружается во тьму. Мы это знали, поэтому быстро нашли место для ночлега. Как нам казалось, безопасное. С закатом солнца так же быстро воздух стал прохладным и очень влажным, жажда немного отступила, чувствовалась уже не так остро, дышать стало легче. Мы определились с дежурством и легли ногами к ногам по двое в два ряда. Первые минуты было некомфортно. Когда ты не видишь в темноте даже своей вытянутой руки, но слышишь тысячи невероятных звуков рядом, это на некоторое время выводит из равновесия. Потом начинает одолевать усталость: изможденное тело жаждет отдыха. Днем джунгли кажутся тихими, а ночью, когда спадает жара, оживают своими жуткими звуками, криками, громким рычанием, хрипением. Но и к этому привыкаешь и адаптируешься.

"Справа кто-то ходит. Ты свети, а я буду стрелять. По команде", — услышал я шепот сквозь сон и мгновенно нащупал фонарик и оружие. Мощная струя света осветила камни справа, стрелять не пришлось — в темноте мы увидели странное животное, похожее на огромную нутрию, но с пушистым хвостом. Оно что-то активно искало, однако напуганное светом, исчезло в чаще. "Оно вернется?" — спросил товарищ. "Думаю, да", — ответил я. Почти до утра уже не спали, никому не хотелось стать добычей африканской "нутрии". Но она больше не приходила. Уже позже, от местных, описывая ночного гостя, мы узнали, что эти животные могут проявлять агрессию по отношению к людям. 

С первыми лучами мы отправились дальше, так же молча, так же общаясь жестами. По карте нам осталось несколько часов ходу, но местность была непредсказуемой. Вы замечали, что джунгли на картах обозначают сплошным зеленым цветом, без особых изгибов рельефа? Это так, потому что джунгли до сих пор не исследованы настолько, чтобы можно было создать точную карту. И ориентироваться в них очень трудно. 

Через три часа мы увидели океан. Он был бесконечный, величественный, и до него было еще несколько километров. Он казался нам невероятным, сигнализировал, что мы близко, и там есть вода. Лишь в этот момент мы достали "нулевую дозу" — 100 или 150 мл воды, которые были у каждого на крайний случай. И этот момент наступил. Странное ощущение — ты можешь пить и вместе с тем не можешь. Губы потрескались настолько, что больно говорить. Вода была невероятно вкусная и горячая. Она едва не обжигала, но, казалось, каждая клетка тела почувствовала, что сейчас получит влагу. Это невообразимый кайф, даже когда у тебя всего несколько глотков чистой безопасной воды. 

Идти стало немного веселее, но жара вступала в свои права, и мы ускорили шаг, насколько это возможно на пересеченной местности джунглей. Возле океана нас уже ждали. Мы вышли четко к месту сбора. Первый час ничего не говорили о делах, никто и не спрашивал, поскольку знали, что не время. Мы пили в-о-о-о-ду, обливались, смеялись, шутили. Все уже позади, задание было успешно выполнено. Наутро отчет об операции был на столе. Позже мы узнали, что средство против яда змей, которое нам выдали, эффективно против азиатских пресмыкающихся и совершенно бесполезно против африканских. Через несколько дней после успешно выполненного задания двое из нас слегли с малярией. А еще через несколько дней поступило известие, что в Сьерра-Леоне, в районе, где мы ходили в разведку, удалось изъять одну из крупнейших тогда партий марихуаны. Украинские разведчики миссию выполнили…

 

P.S. После обретения независимости в 1991 г., уже через несколько месяцев Украина начала активно участвовать в миротворческих операциях по всему миру. Наиболее многочисленные контингенты украинцев надевали голубые каски в бывшей Югославии (1303), Ираке (1690), Боснии и Герцеговине (400), Грузии (530), Ливане (650), Сьерра-Леоне (530), Кувейте (448), Хорватии (511). Всего за эти годы более 37 тыс. украинских военнослужащих-миротворцев выполняли почетную миссию в разных уголках мира. Светлая память 50 украинским воинам, которые погибли во время выполнения международного миротворческого долга. 

Несмотря на войну на Востоке Украины, несмотря на то, что каждый опытный военнослужащий сегодня очень нужен Родине, Украина не отступила от выполнения международных обязательств. Сейчас около 500 военнослужащих ВС Украины задействованы в девяти международных операциях по поддержанию мира и безопасности в семи странах мира. Миссии действуют под руководством ООН, НАТО и в составе общих миротворческих сил в Приднестровском регионе Республики Молдова.

В прошлом году украинские миротворцы завершили свою миссию в Кот-д'Ивуаре, произошло три ротации в Конго, Либерии и Косово. 

Отдельное место в деятельности миротворцев — деятельность разведчиков. И хотя специфика их работы не предполагает публичности, украинские разведчики, присутствующие в миротворческих миссиях, активно вовлечены в процесс изучения и оценки рисков как до отправки контингента и в период его пребывания в миссиях, так и во время возвращения домой. Результатом их работы являются спасенные жизни украинских военнослужащих в составе миротворческих операций, неоценимый опыт выполнения задач в совершенно непривычных обстоятельствах, установление тесного взаимодействия со своими коллегами из других стран. Рутина для разведчиков-миротворцев — изучение и оценка оперативно-тактической обстановки в районе или стране пребывания миссии, прогноз развития событий, работа с местным населением, выявление и предотвращение случаев торговли оружием, людьми, наркотиками.

Военнослужащие могут не иметь признаков принадлежности к разведывательным подразделениям, не носить форму и оружие, нередко действуют под чужим флагом, но их главная черта — это преданность Украине и интересам нашего народа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно