Увлеченные жизнью

30 апреля, 10:20 Распечатать Выпуск №16, 28 апреля-11 мая

Истории успеха ветеранов АТО. Львов.

"Мы все были на пределе человеческих возможностей, а иногда — и за их пределом", — сказал недавно бывший комбат 17-го ОМБ, а ныне заместитель комбрига 57-й ОМПБр Александр Щербина. 

За четыре года войны в Украине официально зарегистрировано уже свыше 300 тыс. участников боевых действий. Эта цифра в дальнейшем будет только расти. Люди, которые выжили, вернулись домой с дополнительными опциями, научились выживать. Но в мирной жизни, не умея направить свою огромную энергию на созидание, а не разрушение, ветераны, к сожалению, часто так и остаются за пределом. Истории успеха, когда человек, вернувшийся с войны и сделавший переоценку жизни, меняет ее качественно, случаются не так часто, как этого хотелось бы, и потому чрезвычайно ценны. 

20 апреля во Львове проходил уже шестой форум "Увлеченные жизнью. Истории успеха ветеранов АТО" социального проекта "Воину — достойный труд" общественной организации "Центр занятости свободных людей", помогающей ветеранам АТО найти себя в мирной жизни и реализоваться, — найти вакансию, открыть собственное дело, пройти учебные курсы, почувствовать себя "не отделенной от всех точкой, а все же точкой на линии", которая способна эту линию улучшить. 

увлеченные жизнью_1
Катерина Птаха

Истории успеха, рассказанные ветеранами на форумах, всегда невероятны. Они дают мощный заряд энергии, мотивации, вдохновения для изменений и, надеемся, вполне способны послужить спусковым механизмом цепной реакции, чтобы таких историй успеха становилось все больше. И не только среди ветеранов.

Совсем недавно многих до слез растрогала история Владимира Бруньковского. При помощи журналистов ветеран разыскал девочку, чье письмо с рисунком попало к нему в начале 2015-го близ Станицы Луганской и стало оберегом во время службы. "Я люблю свою Украину, защити меня, возвращайся живым", — написала тогда 10-летняя Вероника. "Меня почему-то это так тронуло, — вспоминал Владимир. — Я его себе взял, и в кармашке, во флисе, носил всю войну. Так оно спасало, так вытягивало... Когда у меня уже ехала планка, я открывал его, — и мне становилось легче". Спустя четыре года мужчина отыскал девочку и поблагодарил ее. 

Сегодня Владимир Бруньковский (Григорий Обертайло) — основатель проекта "Bru&To" — мастерской, занимающейся 3D-фьюзингом (разновидностью витражного искусства через спекание стекла в печи) с использованием собственной, уникальной технологии; соучредитель гитарной студии "Maesta"; управляющий массажным салоном "Anahata", да к тому же еще и автор фронтовой повести о проблемах украинской армии "Скепсис", недавно увидевшей свет. Но это — сегодня.

Окончив Одесский институт Сухопутных войск, мальчик из семьи военных прослужил в ВСУ четыре года и, разочаровавшись в системе, уволился. Что делать дальше — не знал, ничего не умел. Так что за два последующих года прошел путь от охранника на дискотеке до начальника охраны и личного телохранителя. На последних двух должностях продержался восемь лет, а потом понял, что очутился в тупике. Уволился. За два года до войны друг предложил попробовать заняться фьюзингом. Владимир приобрел минимальное оборудование и разработал собственную технологию. 

"Решение идти на войну я не принимал, — рассказывает он — Понимал, что за мной, с моим образованием (боевое применение аэромобильных подразделений), придут сами. Письмо из военкомата получил весной 2014-го. Пошел в первую партию третьей волны, летом. Был зачислен в состав 80-й бригады, в артдивизион.

Интересных случаев было много. В первый же день пребывания батареи в районе Станично-Луганского заповедника ночью сработала одна из растяжек, оставленных предшественниками. Подразделение с перепугу привели в состояние боевой готовности. Зима, лютый холод с ветром, несколько часов батарея топталась на морозе, наблюдая секторы и направления вероятного подхода противника. Уже утром, когда рассвело, обнаружили нарушителя — козлика, который погиб от гранаты. Его съели — и успокоились.

По возвращении с войны настроение у меня был никакое. Давило постоянное ощущение незавершенного дела, нервировала инертность и равнодушие общества. Чувствовал себя старым, потрепанным псом, брошенным хозяевами на произвол судьбы. Видел здоровенных, откормленных мужиков, которые не имели никакого понятия, что же там, на Востоке, творится. Хотелось постоянно кому-то влепить по соплям. Из жизненного графика я выпал на полгода. 

Но рядом была любимая жена, с которой мы познакомились, кстати, на фронте, случайно, по телефону. Виктория буквально вытянула меня из этого состояния. Я начал включать тело, сел на велосипед. После тысячи километров мне начало становиться легче. Снова взялся за прежнее дело — фьюзинг. Сделал в подвале небольшую мастерскую, дошлифовывал технику, заброшенную во время войны. Через полгода столкнулся с тем, что никто не покупал и не брал на реализацию мои вещи. Но кто хочет, тот ищет способ, кто не хочет — причину. 

Тогда мне на глаза попалось несколько книг о войне. Я их полистал. Показалось все каким-то слишком типичным и клишированным — бег, стрельба, то, что я и так видел на войне. Меня же всегда интересовал человек — чем он руководствуется, когда что-то делает. Начал писать свою книгу. И одновременно помогал жене создавать условия для открытия ее музыкальной студии. Она профессиональный музыкант, гитарист. Пригодились организаторский опыт прошлого и многочисленные мастер-классы из Youtube, спорт, музыка и вера в победу и самого себя.

увлеченные жизнью_2
Катерина Птаха

На самом деле трудностей — море. Первая и основная — финансирование. Пришлось залезть в долги по самые уши. С банками не связывался — не устраивали безумные проценты. Бог послал мне людей, которые дали беспроцентный и бессрочный кредит. Через полгода я сел за написание своей книги, спустя 10 месяцев уже держал в руках первый экземпляр. Полгода назад, благодаря настойчивой работе, рассчитался с долгами и помог открыть матери жены массажный кабинет "Anahata" на Волыни — профинансировал и постоянно контролирую процесс. 

Преграды на пути случались, случаются и будут случаться. Надо приучить себя жить в состоянии постоянного стресса, ограничений и проблем. Залогом успеха всегда является вера в то, что все получится. Достаточно чуть пошатнуться — и все катится назад, в пропасть. Каждый шаг должен быть взвешенным и обоснованным. И не надо ждать от кого-то помощи. Конкретных алгоритмов вы не получите даже за деньги: хорошо осведомленные в своем деле люди сами им занимаются, и создавать себе конкурента никто не хочет. Все только в ваших руках. И это нужно осознавать. Открыть глаза и посмотреть на мир трезвым взглядом. Четко ответить себе на вопрос: "Чего я хочу?" Денег, власти или славы? Или всего вместе? 

Обычно все хотят денег, и это нормально. Вспомните, что интересовало вас с самого детства или юности. Подумайте, как на этом можно заработать, и — вперед! Пластилиновые домики и замки в детстве привели меня к уникальной технологии во фьюзинге. Написанное в 11-м классе сочинение по роману "Мастер и Маргарита" (лучшее в школе) через 23 года обусловило мою писательскую деятельность. Организаторский опыт со времен института и службы позволил перевести военную матрицу на гражданскую жизнь и контролировать процессы в работе механизмов проектов жены и ее матери.

Но глаза открылись у меня только по возвращении с войны, в 39 лет. Бог всегда открывает двери. Просто раньше я этих дверей не замечал".

У Андрея Гемы и его жены — собственная гончарная мастерская Yeti House Ceramic Studio.

"С самого детства я мечтал иметь творческое занятие, — вспоминает ветеран, — но способностей к рисованию или музыке у меня не было. Так что пошел учиться в колледж на теплотехника, однако старался искать работу, которая бы хоть как-то была связана с творчеством. До самой войны работал аниматором в детском развлекательном центре, присматривал за малышней и проводил детские праздники. 

После срочной службы в армии познакомился с будущей женой. От нее впервые и услышал о гончарстве. По образованию Татьяна художник-керамист. В Одессе мы были с ней на мастер-классе, и мне понравилось. Я подумал, что в этом направлении у меня что-то получается, и можно попробовать. С тех пор и зародилась идея гончарной мастерской как собственного дела. 

В 2013-м я сделал Татьяне предложение, и мы начали планировать свадьбу. Случился Майдан, и мы с друзьями ездили туда несколько раз. Но, как оказалось, это было только начало. Уже весной, ровно через неделю после свадьбы, мне позвонили по телефону из военкомата и пригласили на собеседование. А в конце мая мобилизовали в минометную батарею 2-го батальона 24-й бригады. Обучение проходило очень просто и быстро: две недели — в Яворове, две — в Новомосковске, а потом — в АТО. 

Боевой путь начался с Амвросиевки, где мы с батальоном стояли дня два. Потом наш взвод отправили на время на блокпост, но ехали мы, как выяснилось, на подкрепление в Червонопартизанск. По дороге туда и состоялся мой первый бой: колону атаковали из засады. Наши позиции были в 5 км от России, и стоять там было "весело", а когда начались артобстрелы, стало еще "веселее". 

В конце июля — начале августа бои стали более жестокими. Мы были в окружении, припасы заканчивались. Россия выставила ультиматум: жгите, дескать, свою технику и оружие и бегите от сепаров к нам. Позиция уже была потеряна. Чтобы не сдаваться врагу, наш взвод отправился пешком в свою бригаду в Зеленополье. Шли две ночи, без еды и воды, но дошли. Нам сообщили, что послезавтра будем выходить из окружения. Но сказать проще, чем сделать. Сепары знали, когда и где именно будет проходить колона, и хорошо подготовились. Все время мы ехали полями под обстрелом "Градов", САУ и минометов. Пылища от взрывов стояла стеной. Но мы выжили, вышли и поехали домой — ожидать второй ротации. 

Она прошла в январе 2015-го. Все началось с Лоскутовки, Лисичанска, а "на десерт" мы поехали в Дебальцево, ненадолго — на три-четыре дня, и снова окружение, котел. И снова мы с друзьями выжили. 

Почти до самой демобилизации моя батарея стояла на позициях возле Лисичанска. Знаете, меня часто спрашивают, что я запомнил больше всего. Каждый день. Каждый вечер мы видели закат солнца и понимали, что через час-полтора начнется обстрел, и каждый из нас может умереть этой ночью. 

По возвращении домой адаптация продолжалась две недели. Я понял: что-то нужно делать. Уволился с предыдущей работы и начал искать новую, тоже связанную с творчеством. Желание иметь собственный бизнес во мне, наверное, жило всегда, но не с кем было его разделить. Пока не встретил свою жену. 

Еще тогда, в 2013-м, мы начали собирать деньги на оборудование для мастерской. После войны продолжали гореть этой идеей. Я нашел новую работу, стал барменом. Зарплата была неплохая, поэтому мы решили арендовать помещение под мастерскую и докупать оборудование. 

Начали работать. Первый год в мастерских работала преимущественно жена, я продолжал работать барменом. Через год мы увидели, что мастерская развивается, дает доход, и рук не хватает. Я уволился с работы, прошел ускоренный курс гончарства, и теперь мы работаем вдвоем. Моя мечта делать что-то творческое собственноручно осуществилась. Да еще и работаю я сам на себя. В планах — расширение.

Начать и развивать свое дело нелегко. Никто не принесет вам что-то на блюдечке. Но чрезвычайно важно делать то, что вам нравится. Это воодушевляет, дает силу и желание развиваться. Ну и, конечно, очень важна поддержка. А не бояться мне помогло, наверное, чувство юмора. Если ко всему относиться с пессимизмом, то так оно и будет". 

Паб "Депо" во Львове уже знают. Его владелец, Артур Балашов, в свое время закончил Львовскую коммерческую академию. Но долго работал не по специальности — не мог определиться, чего хочет достичь в жизни. "Приходилось работать и ремонтным мастером, и кладовщиком. Параллельно я увлекался кухней, — вспоминает парень. — Перед отправкой в АТО был поваром в пабе "Лемберг".

Сразу после событий в Крыму и первой мобилизации решил идти в армию. Но брать туда не очень хотели — меня комиссовали. Около полугода я ходил в военкомат и добивался, чтобы с меня сняли комиссию. В июле 2014-го своего все-таки добился. Меня отправили в 128-й ОГПБ, в минометную батарею номером обслуги миномета. 

Помню, в первые дни, как прибыли в пгт Попасная, очень низко над нами пролетал самолет. Мы подумали, что вражеский. Нам крикнули команду "воздух", и все начали прятаться кто куда. С перепугу мой товарищ прыгнул в заросли низкорослой акации — одну сломал. Потом мы еще долго вспоминали этот случай и смеялись. 

По возвращении из АТО было дискомфортно — я привык к условиям войны, пугали резкие звуки. Но благодаря своим родным и друзьям к мирной жизни я вернулся довольно быстро. 

Еще находясь на войне, понял: нельзя растрачивать свою жизнь. Поставил цель изменить ее. Так, собственно, и возникла идея открыть свое дело. Поскольку я очень люблю проводить свободное время с друзьями в атмосферных местах с вкусным пивом, подумал: а почему бы не начать в этом направлении? 

Идя однажды по улице Героев Майдана, на окне магазина я увидел объявление "Сдается в аренду". Тут же позвонил по телефону и договорился о встрече с владельцем. Когда зашел в это помещение, сразу понял — здесь я хочу открыть паб. Тематика заведения пришла в голову сама собой — рядом было трамвайное депо. 

Во время ремонта пригодились мои старые навыки. Сложнее было с бюрократией — пришлось выбегать множество бумажек, по моему мнению, ненужных. Но если есть цель, надо идти до конца. Жизнь любит настойчивых. 

Сначала, конечно, было сложно. Руки опускались, потому что люди не шли. Теперь мечтаю о своем ресторане, в котором буду поваром. Мне это нравится". 

Стать профессиональным военным Ярослав Стецив мечтал с 8–9 класса школы. Поступил в военную академию, выбрав одну из самых престижных специальностей — управление действиями аэромобильных подразделений (десантник). В 2013-м по распределению попал в 80-ю ДШБр на должность командира взвода. Службу проходил в основном месте дислокации части (г. Львов) или на Яворивском полигоне (в командировках). 2014-й, когда северо-восточный сосед посягнул на территорию Украины, стал для Ярослава и большинства его ровесников годом изменений и испытаний судьбы — по призыву или через повестку.

"Первыми боеспособными единицами стали поднятые по тревоге десантные части и спецназ, — вспоминает Ярослав. — Мой батальон, получив приказ, отправился на Скниловский аэродром и железнодорожную станцию города Львова. Часть — вылетели самолетом, в частности и мой взвод, часть — поехали поездом. Снова собрались мы на полигоне в Черниговской области (городок Гончаровск). Прошли боевое слаживание и отправились на восток Украины, в Луганский аэропорт. Взяли его под свой контроль и охраняли до начала сентября 2014 года.

Выезжали для выполнения важных задач по освобождению ряда населенных пунктов, в частности Георгиевки, Лутугино, Красной Поляны, Христофоровки, Круглика и Хрящеватого. Фатальным для меня стало 26 августа 2014 года, когда, вследствие артиллерийских и танковых обстрелов противника, я потерял левую ногу и был доставлен в госпиталь нп Победа, а потом — в Харьков и Винницу. Дальше были лечение и реабилитация.

Больше всего запомнились на войне слова моих молодых солдат, 18-летних ребят, которые еще вчера сидели за школьными партами, а сегодня без колебаний готовы были идти в бой за свою Родину. Одна из наших рот сразу после прибытия в Луганскую область направилась на Славянск и первой из украинских военных открыла огонь по российским террористам в Донбассе. Командовал этой ротой уже легендарный командир с позывным "Барсук". Его бойцы рассказывали моим солдатам о боях. И они спрашивали меня, когда мы выйдем из аэропорта, который к тому времени не так уж и обстреливали, чтобы повоевать по-настоящему. Я ответил: главное — чтобы они вернулись домой, к своим родителям, живыми. 

После возвращения мне часто приходилось слышать от моих одноклассников, которым на то время было по 24 года, все те разговоры о войне, которые сводятся к вопросу: "Зачем тебе все это было нужно?" И я сразу вспоминал тех 18-летних ребят. А вы смогли бы задать такой вопрос своему командиру в условиях ежедневных обстрелов из "Градов" и гаубиц противника, тогда как ваши друзья, которые живут в этой же стране, отдыхают, развлекаются, учатся, работают и даже ездят на заработки в страну, с которой мы воюем? Я задумался: почему одним всегда нужно, а другим — нет? 

После потери левой ноги моя жизнь перевернулась. Я начал мыслить совсем иначе, иначе смотреть на жизнь. Возможно, это прозвучит пафосно, но я уверен, что каждому из нас по силам изменить ситуацию — наведя порядок в собственном доме, во дворе, в своем городе. Раньше я этого не понимал.

Лечение и восстановление проходили нелегко. Два месяца я находился в четырех стенах, и жизнь казалась законченной. Каждый, кто такое пережил, почувствовал много боли и преодолел много испытаний. Морально тяжело было то, что я еще не был женат. Мне не давала покоя мысль, что без ноги я никому не нужен. Но после лечения несколько человек подарили мне надежду и изменили мою жизнь. Прежде всего — мои самые родные, мама и брат. 

Отходя после операции в Винницком госпитале, видя жертвенность врачей, я заявил, что если бы смог вернуть время назад (а может — когда вылечусь и встану на обе ноги), пошел бы учиться на военного хирурга. Это услышал главный хирург. Позже, когда я уже мог двигаться хотя бы на одной ноге, он зашел ко мне в палату и спросил: "Что ты хочешь делать дальше?" Я своего заявления не помнил, потому не ответил. И он сказал: "У тебя есть два пути. Стать военным хирургом, как ты сказал после операции. И я могу тебе помочь: мой одногруппник — ректор Мединститута им. Пирогова. Или продолжить службу". 

После протезирования я серьезно задумался над возвращением на военную службу. Через четыре месяца после встречи с замминистра обороны я уже служил в Национальной академии сухопутных войск. Находясь на лечении в винницком госпитале, я также получил предложение учиться в Донецком университете. Сейчас я на 4 курсе юридического факультета. 

Летом 2017 года, просматривая ленту Фейсбука, наткнулся на объявление, что УКУ набирает на обучение студентов на магистерскую программу по публичному администрированию. Успешно сдал экзамены, и это стало новым этапом развития в моей жизни. Ведь УКУ, по моему мнению, — один из лучших университетов Восточной Европы, а не только Украины. Полученные в университете знания открывают для меня широкие горизонты в публичной сфере, в частности сейчас я работаю помощником депутата Львовского горсовета. В планах — не останавливаться.

Ну, и еще одним значительным событием было знакомство с Василиной, которая стала моей женой и постоянно подталкивает меня двигаться вперед. Наверное, половиной моих небольших достижений я обязан именно ей. 

С 2016 года я принимаю участие в социальном проекте "Игры героев". Планирую усиливать свою общественную деятельность, зарегистрировав организацию. Считаю, что гражданское общество в Украине развито очень слабо, и общественный надзор за действиями власти осуществлять некому. Потому свои усилия планирую сосредоточить на создании такой среды, скелетом которой как раз и должны стать участники войны на Востоке. Они, как никто другой, понимают необходимость изменений и неотложность реформ в Украине.

Постоянно нужно что-то делать, нельзя стоять на месте. Кто-то из ветеранов занимается бизнесом, кто-то — учится, кто-то — идет в общественные организации или в политику, — и это очень хорошо, они заняты, они социализируются. На самом деле — это очень эффективный метод выхода из депрессии, которая есть у каждого, кто вернулся с войны. Хочу пожелать своим побратимам не сдаваться, двигаться к цели, преодолевать барьеры, развиваться умственно, и самое главное — оставаться настоящими и чистыми воинами, не поддаваться на разные провокации и соблазны, которые будут возникать. Нужно менять страну и оставаться человеком". 

"Здесь ребята рассказывают, что в детстве о чем-то мечтали и теперь воплотили свои мечты в жизнь. Так вот я точно не думал в детстве, что буду шить трусы, — пошутил соучредитель и совладелец бизнеса по производству мужского белья Cavalier Тарас Кутянский. — До войны я долго искал себя. Окончил университет внутренних дел. Имел определенный юридический опыт, немного был менеджером, работал в патрульной полиции. Потом перевелся во Львов и работал во львовском аэропорту. Когда на Востоке Украины начались боевые действия, не смог усидеть дома. Не сразу, но попал я в добровольческое подразделение полка "Миротворец", созданного на базе многих добровольческих подразделений. Участвовали в зачистках, стояли на блокпостах.

Я и раньше знал, что украинцы — лучшие, но, попав в полк, убедился в этом. Поражало то, как люди из разных социальных слоев, люди разных профессий, с разными взглядами на жизнь находили общий язык, становились друзьями, готовы были жертвовать собой ради своей земли, своих товарищей. Я знакомился с тренерами, которые воспитывали чемпионов Европы, мира, и с ребятами, которым едва перевалило за 20 лет, но у них уже был опыт и знания 40-летних. Я очень благодарен судьбе, давшей мне возможность встретиться с такими людьми. 

Но прошло время, и, по определенным объективным и субъективным причинам, люди начали увольняться из подразделений. Не все так в силовых структурах, как показывают по телевидению. Я тоже уволился. И уже точно знал, что буду развивать какое-то свое дело. Было у меня несколько идей, однако окончательно я не определился. 

Среди моих побратимов был Александр Матяш, который уже создал свою торговую марку мужского белья Regata Club. И так сложилось, что мой старший брат причастен к швейному производству. Потому мы с ним решили основать свою торговую марку и заниматься производством мужского белья. 

Первым неожиданно трудным шагом оказалось придумать название торговой марки. Часть инвестиций внес брат, какие-то небольшие сбережения были у меня, еще часть денег взяли взаймы у родственников. Закупили ткань и пошили первую партию. 

И вот захожу я на склад, смотрю — а там трусов, вы себе не представляете! И думаю: ну, одна проблема в жизни у меня точно будет решена. Если что-то пойдет не так, то я и моя семья хоть трусами будем обеспечены. Но первая партия продалась, и отзывы были положительные. Понемногу мы начали развиваться. Сейчас у нас уже три модели и более 25 позиций, а было две модели восьми позиций. Начали шить футболки, майки, термобелье. Есть много других идей. Сейчас работаем по Западной Украине, в Киеве и Киевской области. Есть у нас и собственный сайт, где можно заказать нашу продукцию. 

Людям, которые хотят заниматься своим делом, я бы посоветовал сначала изучить как можно больше информации об избранном рынке. Чем больше у вас будет информации, тем меньше будете ошибаться в будущем. Это очень важно. 

Еще одна проблема, с которой мы столкнулись, — на украинском рынке сейчас очень много зарубежного продукта. К сожалению, многие люди скептически относятся к продукции украинской. Но мы двигаемся вперед и надеемся изменить такое отношение. 

В любом начинании много значит вера близких. Мне очень повезло с моей любимой девушкой. В отдельных моментах она намного сильнее меня. Бизнес не делает характер лучше, но мои родные и близкие меня терпят". 

Олеся Котлярова и Игорь Пикулицкий — семейная пара, представившая на форуме свой проект по аэросъемке Squirrel art productions (фото и видео с дрона). 

25-летняя Олеся — из Харькова. В 2009-м переехала в Киев. До войны училась в магистратуре Института международных отношений, параллельно работала на кафедре международных экономических отношений и бизнеса, где и училась. Вела некоторые медиапроекты на телеканалах, была помощником директора Детского Евровидения-2013. Планов на жизнь у девушки было много: создать бизнес, работать в госсекторе, пойти в научную деятельность. Но больше всего Олесе хотелось путешествовать.

"Начиналось все, очевидно, как и у большинства, — рассказывает она. — С ноября 2013-го — Майдан, работа, вступление в сотню самообороны Майдана, опять работа, события на Грушевского, события на Институтской. А потом не очень типично — отправка в зону АТО. Это было наше общее с сестрой Екатериной решение. Ничего никому не сказали, просто собрали маленькую сумку и поехали на автобусе, который отправлялся из Украинского дома. 

Сначала были добровольцами в составе батальона "Айдар". Вся жизнь перевернулась. На войне забыла, что я — студентка, уволилась с работы, куда-то исчезли друзья. На войне поняла жизнь и нашла человека, с которым эту жизнь могу разделить". 

23-летний Игорь — львовянин. На отлично окончил колледж при Львовской политехнике, планировал поступать дальше, но... Майдан... война. 

С детства занимался боксом, хотел связать жизнь со спортом, имел международные контракты. От последних контрактов пришлось отказаться. Парень сказал тренеру: "Делаю паузу, потому что еду на Майдан". Пауза затянулась — поехал в АТО. 

"На Майдане был в подразделении "Ястреба". Базировались в Октябрьском дворце, — рассказывает Игорь. — На войну отправился в середине июля 2014-го. Воевал в составе ОШБ "Айдар". Там и познакомился с Олесей. С войны привез стойкость, опыт и, очевидно, самое лучшее — невестку маме".

Через два месяца после демобилизации (в августе 2015-го) влюбленные сыграли свадьбу во Львове. 

"Адаптироваться было сложно, — вспоминают супруги. — Все время срывались ехать снова в батальон. Ничем не могли занять себя. Немного втянулись в мирную жизнь благодаря волонтерам". 

На свадьбе сестры в октябре 2016-го отец Олеси подал Игорю идею с дроном. "Шок, что-то новенькое, — вспоминает пара. — Несколько раз мы "летали" в зоне АТО, но никогда не думали, что это может стать делом жизни. Родители поддержали финансово. А вот профессиональные навыки пришлось приобретать своими силами. 

Неумение руководить и правильно настраивать камеру, нехватка нормальной техники для обработки видео и фото были самыми большими проблемами. Квадрокоптер у нас уже был. Но что делать дальше? 

С первого запуска Phantoma у Игоря остался шрам на руке — напоминание о том, что дома квадрокоптер запускать нельзя. Начали снимать видео для себя. Каждые выходные ездили в Карпаты, подальше от людей, чтобы научиться управлять коптером и делать красивые изображения. Вся зарплата шла на аксессуары, бензин и обучение.

Немного подучились — стали запускать коптер в центре Львова. Тогда к нам начали подходить наши первые клиенты, но этого было мало. Финансов остро не хватало. Но желание "летать" возобладало. Решили поехать на полгода за границу, в Польшу. Там предлагали свои услуги по аэросъемке, а параллельно еще искали подработку, чтобы заработать на вспомогательную технику. 

В Украину вернулись с опытом, впечатлениями и техникой. Наши профессиональные умения совершенствуем ежедневно". 

Игорь — оператор дрона. Олеся — режиссер, видеомонтажер. "Теперь я объединила свое желание путешествовать с делом, которым занимаюсь, — делится девушка. — Хотим пожелать всем: не отказывайтесь от своих мечтаний, а отстаивайте их. Никогда не опускайте руки, ищите, будьте все время в движении и используйте любой шанс".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно