Российский киношник с украинским минометом

3 апреля, 2015, 00:00 Распечатать

Перед Новым годом Валерий приехал в Одессу из родительского дома в Самаре, сказав родным, что поехал за биометрическим паспортом. А сам пришел в военкомат и записался добровольцем. Только тогда сообщил родным, что теперь он — боец ВСУ.

 

Валера говорит с едва уловимым российским акцентом. В речи человека в военной форме Вооруженных сил Украины это кажется немного странным. Но он и не скрывает своего происхождения, за которое сослуживцы в шутку называют его "прапорщиком ФСБ". Перед Новым годом Валерий приехал в Одессу из родительского дома в Самаре, сказав родным, что поехал за биометрическим паспортом. А сам пришел в военкомат и записался добровольцем. Только тогда сообщил родным, что теперь он — боец ВСУ. 

Формально претензий к нему быть не могло: паспорт он получил украинский, когда в момент распада Союза создавал собственную семью в Одессе, а уехав вскоре на родину, от гражданства не отказался, хотя ему настойчиво предлагали. Душевной беседы с работниками спецслужб Украины перед отправкой в учебку избежать не удалось. Валерий шутит: "Да они быстро поняли, что перед ними настоящий "укроп". 

— Так я стал минометчиком. Хотя до этого миномет рассматривал исключительно как реквизит в военных фильмах, на съемках которых я работал художником-постановщиком. Теперь научился использовать его по назначению. Конечно, особой радости от того, что в армию идет абсолютно неподготовленный "киношник", никто не высказывал. Но лучше пусть возьмут меня, чем какого-то "алкоголика", для "галочки" и выполнения плана. Меня можно научить, а что делать с любителями спиртного, которые уже в учебке не выходили из запоя? Этой проблемой сейчас необходимо серьезно заниматься, с нетрезвым солдатом войну не выиграешь! — говорит Валерий, на неделю застрявший в прифронтовом госпитале с обострением хронической болезни. 

Первый вопрос, который обычно задают Валерию друзья и знакомые, узнав, что он добровольцем ушел в АТО, — зачем? Прямиком из рядов сытого киношного бомонда, человек творческий и далекий от войны, но главное — на стороне страны, на которую напала твоя родина... 

— Я чувствую себя украинцем не только из-за глубоких корней (фамилия у меня — на -ский, а предки по материнской линии — родом из какого-то села у Горловки). Скорее, притягивает меня свобода, которой живут и к которой стремятся украинцы. Я еще в 90-е с шахтерами стучал касками в центре Киева. Когда началась Оранжевая революция, тоже приезжал в Киев. Еще тогда мне было понятно, что это только начало большой борьбы за самостоятельность и достойную жизнь в Украине. Жаль, побывать на Майдане в историческое для Украины время не удалось: был на съемках фильма "Орден" о войне с Японией, который скоро выйдет на экраны, был связан строгими обязательствами. Но сейчас война, ставшая продолжением этой борьбы. И я здесь, — рассказывает Валерий, так и не решившись полностью назвать свою фамилию, опасаясь, что гонениям подвергнется семья сестры, оставшаяся в Самаре. Но на вопросы отвечает довольно искренне.

— Валерий, вы даже в камуфляже похожи на художника. Как удается совмещать войну и творчество? 

— Да всю жизнь совмещаю несовместимое! Окончил одесскую мореходку, а работать стал художником. Но рисовал не на холсте, а на автомобилях! Когда в 2006-м в Одессу приехала российская съемочная группа фильма "Возвращение мушкетеров", мне предложили сделать декорации. С ними и поехал, но не в Москву, а во Львов. Потом уже в Москве перепробовал все ипостаси — от ассистента по реквизиту до художника-постановщика. Чаще всего работал в фильмах на военно-историческую тематику.

— А как обычно вы подбираете реквизит? Здесь уже что-то присмотрели?

— Конечно, есть специализированные склады реквизита. Но лучшие экземпляры я нашел на обычных помойках. До сих пор не могу пройти мимо приличной мусорки. У меня вся квартира в каких-то прялках, шкафах и старинных аксессуарах. И, конечно, пользуясь затишьем и тем, что попал в госпиталь, я уже прошелся по улицам Артемовска: он был первой столицей Донбасса, и у него давняя история. Вот этот древний город, который мне необычайно понравился, выходит, я и приехал защищать и сохранить для потомков. 

— Может быть, подбираете реквизит для будущего фильма об этой войне?

— Нет, об этой войне я хотел бы сам снять фильм. Художественный. И стать соавтором сценария, пройдя АТО рядовым. Я хотел взять с собой видеокамеру, но в военкомате сказали, что не стоит. Подарил дочке на день рождения, она тоже увлекается визуализацией образов. 

— А какой бы это был фильм?

— Фильм о подвиге — не о трагедии. Мне интересна трансформация людей, объединенных общей борьбой. Моя трансформация тоже любопытна: уверен, художник должен сам пройти через то, что хочет потом показать миру. Фильм должен быть о воинах, о необычайном подъеме гражданской активности в виде волонтерства, которое просто невозможно предположить в России. 

— Как думаете, почему невозможно?

— Дело в искренности, по которой я так истосковался, общаясь с российскими коллегами и обычными людьми. Еще в 2010-м мне сплошь и рядом приходилось "бодаться" с окружающими по поводу Майдана, они мне часто предъявляли: "Как мы вам, хохлам, показали, посадив-таки Януковича на престол?". Я-то для них однозначно — хохол и фашист. Хотя у самих в разговорах столько раз проскакивает одобрение действий Сталина и Гитлера с их "жесткой рукой". И кто из нас тогда фашисты? Я понимал, что ничем хорошим это не закончится. Но россиянам только кажется, что они сильные: на самом деле, никакой сплоченности в народе там нет. В Украине совсем другие люди, они не будут терпеть тиранов у власти. И с оружием в руках будут воевать за свою Родину, несмотря на трудное положение и в стране, и в армии.

— А оно крайне тяжелое, на ваш взгляд? 

— Война ведь. В учебку, после ее расконсервации, мы приехали первыми. Там были голые казармы, пришлось самим и нары сбивать, и все оборудовать почти с нуля. Но радует, что именно боевой подготовки было много: мы получили теоретические и практически навыки. И на передовую попали уже "обстрелянными". Но армия Украины сейчас только рождается, в том числе благодаря волонтерам. 

— Рядом с вами воют, в основном, добровольцы или те, кого мобилизовали? 

— Добровольцев процентов десять, видимо, основной поток желающих воевать уже в армии. Ну не все же могут воевать! Остальные к службе относятся по-разному. Но, в целом, готовы отстаивать страну. Только мне не нравится, что сейчас идет тенденция к раскачиванию ситуации: кричат на камеру то, что во время войны никак нельзя кричать. Вот победим, тогда приходи в свой сельсовет или исполком, и начинай там бороться с несправедливостью и глупостью чиновников. А сейчас нужно изо всех сил помогать выгнать врага. 

Но я уверен, что Украина победит! И, возможно, мы продадим свой дом в Самаре и всей семьей переедем сюда. Потому что я все-таки — "укроп", и вряд ли только из-за корней прабабки по материнской линии. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно