Мастер микроминиатюр

16 февраля, 16:58 Распечатать Выпуск №6, 17 февраля-23 февраля

Представьте себе изготовленного из золота комара в натуральную величину, на носу которого сидит девочка под зонтиком.

И в Украине, и в мире хорошо знают это имя — Николай Сядристый. Его уникальная выставка, которую уже давно в народе называют Музеем микроминиатюр Н.Сядристого, вот уже 40 лет действует в Национальном Киево-Печерском историко-культурном заповеднике. 

Авторитетный туристическый интернет-ресурс Тripadvisor, определяющий лучшие и наиболее интересные в мире места по отзывам самих туристов, указывает, что эта выставка длительное время занимает первые места среди музеев и других выдающихся культурных памятников нашей столицы. Вместе с тем творчество украинского художника представлено и за рубежом — музеями его работ в Княжестве Андорра и венгерском городе художников Сентендре. И повсюду зрители оставляют, как и много лет назад, восхищенные отзывы: "Перед этим украинским Мастером хочется встать на колени", "Николай Сядристый — художник из будущего", "Это художник, обогнавший свое время"...

Недавно Николай Сергеевич показал мне снимок, который отыскал в семейном архиве. Сделан он в памятном 1943-м, когда советские войска освободили Купянский район на Харьковщине — родину Н.Сядристого. На нем рядом с матерью Лукией Васильевной и старшим братом Иваном — маленький Николай. Тот самый, который в будущем подкует натуральную блоху, вогнав в каждую из золотых подковок по три ухналика. Но это будет позже. А тогда, еще совсем маленький, держа в руках игрушку в виде земного шара, он ни сном ни духом не ведал, что, став взрослым, вместе с выставками своих работ несколько раз объедет всю планету и пленит ее своим искусством.

В сентябре 2017-го народному художнику Украины, независимому историку, философу, поэту, журналисту-публицисту Николаю Сергеевичу Сядристому исполнилось 80 лет. Но, глядя на его спортивную осанку, этого не скажешь. Возможно, потому что смолоду он четырежды был абсолютным чемпионом Украины по подводному спорту и как мастер спорта даже входил в сборную бывшего Союза.

В свое время, после окончания средней школы и художественного училища, он, как и многие сельские дети из его родной Харьковщины, неожиданно поступил на агрономический факультет Харьковского сельскохозяйственного института имени В.Докучаева, что отнюдь не вписывалось в парадигму искусства, тем более — микроискусства. Но именно этот шаг и стал его судьбой. Здесь он открыл в себе необыкновенный дар микроминиатюриста, удивляя им всех студентов, профессоров и академиков. Окончив институт, он получил направление в Закарпатье, где занимал должность главного агронома государственной инспекции при областном управлении сельского хозяйства. Работал хорошо, иначе тогдашний министр сельского хозяйства республики не рекомендовал бы его на должность главного агронома Госинспекции Украины. Но влечение к созданию ювелирных художественных микроминиатюр взяло верх над агрономией. И когда учился в институте, и когда работал, наряду с основным делом находил силы и время, чтобы изготовлять "невидимок", каждую из которых действительно можно рассмотреть только под микроскопом. Уже в те годы родились такие его знаковые работы, как ветка розы, помещенная в... отполированном до прозрачности волоске; ноты "Полонеза" Огинского, выписанные на стилизованном листочке "цветка прощания" — хризантемы размером 2 на 3 мм; портрет-барельеф Тараса Шевченко (3 на 3 мм), изготовленный из косточки тёрна; знаменитый "Кобзарь" с обложкой из бессмертника, портретом поэта, известным предисловием И.Франко и несколькими стихотворениями — это самая маленькая в мире книжечка; шахматная доска с расставленными на ней фигурками, пристроенная на головке иглы; акварели на срезах зерен...

Но это были еще только цветочки. Со временем появились сверхсложные художественные композиции. Рассказывать о них — напрасное дело, их следует хотя бы раз в жизни увидеть и постичь душой. Но постичь не так-то просто. Попробуйте только представить такую фантастическую работу, как золотой фрегат "Памяти Александра Грина". Его длина — 3,5 мм. Модель состоит из 337 деталей. В этой работе выдержан объемный монтаж, уровень которого недостижим для современных технологий. А представьте себе изготовленного из золота комара в натуральную величину. На носу комарика сидит девочка под зонтиком. На одной из ножек едва видно, как свисает туфелька... Так и хочется воскликнуть: "Невероятно! Фантастически! Брависсимо, Маэстро!"

Интересуюсь у творца микроминиатюр, куда забрасывала его судьба с этими художественными шедеврами.

— Впервые, еще в 1967 г., — говорит он, — выставлялся в Канаде — на крупнейшей послевоенной международной выставке "ЭКСПО-67". С того времени побывал по меньшей мере в 50 странах: США, Мексике, Чили, Аргентине, Индии, Японии, Израиле, ОАЭ, Австралии и др.; посещал, иногда неоднократно, почти все европейские страны.

Не могли бы назвать хотя бы приблизительное количество людей, которые побывали на ваших выставках?

— Миллионы зрителей. Как правило, к моим работам всегда выстраивались длиннющие очереди.

Наверное, не обходили вас вниманием и посетители именитые?

—Буду откровенным — мне больше импонируют люди простые. От них черпаешь чрезвычайно много интересной информации о мире и его проблемах, общение с ними питает душу. А что касается "великих", то на моих выставках в разные времена побывали Хрущев, Шелест, Горбачев, Лех Валенса, Ярузельский, Джимми Картер, Эрдоган, Демирель, Абдул Калам, Иоганнес Рау, Мохаммад Хатами, генеральные секретари ООН Перес де Куэльяр, Пан Ги Мун и многие другие. Кстати, мою киевскую экспозицию никто из президентов независимой Украины не посетил. Это, конечно, наша украинская историческая закономерность.

Как-то я слышал от вас, что из великих мира сего на вас странное впечатление произвел советский лидер Хрущев. Известно, что Никита Сергеевич почтил вас своим вниманием еще в пору вашей студенческой юности.

—Моя встреча с ним происходила в Харьковском обкоме партии. Я шел на нее в позаимствованном пиджачке: мой не имел представительного вида — жилось бедно. Меня готовили к этой встрече долго и тщательно, наставляли ничего от себя не говорить, а только зачитать заготовленный сверху текст. Вместо предполагавшихся 15 минут Хрущев проговорил со мной более часа. 

Больше я Хрущева не видел. Спустя много лет встретился с его дочерью Радой. В первую очередь поинтересовался, не знает ли она о судьбе портрета, который я подарил Никите Сергеевичу. Рада Никитична сказала, что он, очевидно, сгорел вместе с архивом во время пожара на даче Хрущева, случившегося по неизвестным причинам.

А что это был за портрет?

—Я нарисовал Хрущева шрифтографией, с помощью букв разной толщины. На портрет легло более ста двадцати тысяч букв. Если посмотреть в лупу, то можно прочитать все тексты его речей во время визита советского лидера в Америку. Портрет Никите Сергеевичу понравился, он меня за него поблагодарил, а потом сам у себя спросил: "Неужели я там так много наболтал?" Прощаясь, он сказал: "Большие перемены в современном обществе могут сделать лишь гении или идиоты". Я хотел спросить, кем он считает себя, но его охранник наступил мне на ногу, и я промолчал.

Известно, что на выставке в Минске, посвященной Дням украинской культуры, к вам очень благосклонно отнесся тогдашний партийный лидер Белоруссии Петр Машеров. Вспоминаю, в одной из своих книг он даже посвятил вам несколько восхищенных абзацев.

—Машеров мне помог как-то лучше осознать себя. Он говорил, я должен привыкнуть к мысли, что мое искусство новое. И что у меня не всегда будет поддержка в будущем, поэтому я должен полагаться только на себя. В Белоруссии действительно приняли меня за своего — по инициативе Машерова переиздали мою книгу "Тайны микротехники", наградили за выставку Почетной грамотой Президиума Верховного Совета этой республики (подобное украинское отличие я получил позже). Машеров мне предложил: "Переезжайте к нам, Николай. Будет у вас просторная квартира, мастерская, дача. Дадим вам звание академика". Аналогичные предложения позже были и в нескольких капиталистических странах, но на переезд я не согласился.

В свое время мне повезло приобрести ваши "Тайны микротехники". Интересно, как они появились?

—Моим творчеством, среди прочих, заинтересовались академики Н.Басов и Л.Ландау, оба — лауреаты Нобелевской премии, а также академик И.Артоболевский. Они и порекомендовали мне взяться за эту книгу. Я послушался их совета. "Тайны..." увидели мир четырьмя изданиями, тиражом сто и больше тысяч экземпляров каждое. На Всесоюзном конкурсе общества "Знание" издание было признано лучшей научно-популярной книгой в тогдашнем Союзе. За нее меня удостоили Первой премии и Диплома первой степени.

Не собираетесь ли подготовить дополненное издание, ведь с тех пор у вас появилось много других работ, к тому же значительно более сложных?

—Хотелось бы, однако не хватает времени. Если честно, то изготовление микроминиатюр в моей жизни занимало сравнительно немного времени. Основные усилия я направлял и сейчас направляю на изучение нашей драматической истории — истории тоталитарных режимов. Занимаюсь этим уже более пятидесяти лет. И хочу подытожить эту свою работу.

Откуда у вас такой обостренный интерес к этой теме?

—Родом я из села Колесниковка, что в Купянском районе на Харьковщине. Еще в детстве слышал от односельчан, а особенно от матери, простой колхозницы и удивительно мудрой женщины, о ленинско-сталинском терроре в отдельно взятом селе. А еще разожгли во мне огонь многочисленные встречи с представителями зарубежной культуры, учеными разных поколений, с нашей эмиграцией. Были среди этих людей дочери Ивана Франко, гетмана Скоропадского, дети российских дворян... Атмосфера такой среды способствовала углубленному изучению истоков большевистского террора. Не для похвальбы скажу: именно я первым высказал мысль о необходимости создать в Украине Институт народной памяти, что, между прочим, конкретно задокументировано в печати. Я владею огромным секретным архивным материалом по истории карательных спецслужб СССР, истории концлагерей — об их происхождении, кадровом составе и т.п., а также документами о депортациях разных народов за всю историю советской власти, материалами об уничтожении украинской и российской интеллигенции. В 2005 г. мне удалось подготовить большую выставку, посвященную Голодомору, которая была развернута в Украинском доме в Киеве. Открывал ее тогдашний президент Украины Виктор Ющенко. Со временем она обошла все областные центры Украины, побывала в Венгрии и Греции.

Мне вместе с другими художниками выпала честь принять участие и в создании Мемориала памяти жертв Голодоморов в Украине. В частности, там размещены подготовленные мною политические тексты, которые объясняют исторические истоки этой огромной человеческой трагедии. Большинство из них высечены на гранитных плитах, а также воспроизведены на стендах музея.

В этом году произошло событие значимое не только для Николая Сергеевича, но и для украинского исследовательского дела вообще. Огромными усилиями независимого историка вышла из печати третья книга "Близнецы-братья", с подзаголовком "Ленин, Гитлер, Муссолини...". Она является результатом его тщательных всесторонних исследований природы трагических и переломных событий в истории человечества в ХХ в., когда коммунистические режимы уничтожили сто миллионов людей, а фашистские — пятьдесят миллионов. При этом заметим: все фашистские вожди открыто заявляли, что для увлечения и удержания своей власти они учились у маниакального марксиста Ленина, старательно анализируя его методику террора. А Бенито Муссолини даже носил на шее медальон с изображением Маркса.

В новой, третьей книге автор в своем уникальном стиле излагает результаты исследований, которые начал в предыдущих книгах — "Коммуно-мраксизм: ловушка дьявола для рабов" и "Молох ленинизма. Идеология государственного террора". Написаны они на русском, в них использованы тысячи цитат из произведений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Гитлера, Муссолини и других коммуно-фашистских вождей.

Как отмечает автор, его исследования не являются самоцелью. Он с микроскопической точностью и хирургической последовательностью изучает психологические источники и первопричинную природу содеянного зла, чтобы читатель научился распознавать его в любой, даже зачаточной форме, ни в чем его не поддерживал и боролся с ним ныне и в будущем. Ведь история, как известно, повторяется.

В своих книгах автор ничего не выдумывает. Он масштабно и системно цитирует вождей — коммунистической, нацистской, фашистской тирании, доказывая, что они по своей преступной сути ничем не отличаются друг от друга. Чтобы такие книги подготовить и издать, независимый историк должен был тщательно изучить около ста тысяч страниц произведений коммуно-фашистских диктаторов. Безусловно, что книги подвижника Н.Сядристого целеустремленно и документально работают на независимость Украины, против ее врагов — внешних и внутренних.

— Чем сильнее я углубляюсь в преступную суть псевдотеорий и лживого вождизма, — говорит Николай Сядристый, — тем большую спасательную силу нахожу в поэзии — и мировой, и украинской, и собственной. Она оберегает душу и ум от вечной политической лжи. Поэзия для меня — противоядие от сатанинской политической литературы, это бессмертный ключ к чистой человеческой душе.

У Сядристого огромная библиотека произведений лучших поэтов мира. Множество их стихов он знает наизусть. Как и собственных, помещенных в хорошо составленном сборнике "Мить" (2013). В него вошли стихи, которые художник писал, начиная с 60-х годов прошлого века. 

Ничего странного в том, что мастер тесно контактировал с выдающимися деятелями украинской литературы и искусства. В свое время его гостями были Михаил Стельмах с женой, Иван Кавалеридзе, Станислав Тельнюк, Василий Стус и другие известные деятели искусства.

 

— Вспоминаю, — говорит Николай Сергеевич, — как однажды я рассказывал Михаилу Афанасьевичу о своей матери, цитируя ее мудрые и меткие высказывания о власти вообще и о житье-бытье местных "вождиков". Вот один из ее вердиктов: "У одного морда узкая, как терпуг, а у другого пузо выше плеч". Стельмах рассмеялся и воскликнул: "Николай, и вы это не записываете? Да вас за то, что не записываете, надо расстрелять!" Продолжительные разговоры мы вели у меня дома с выдающимся скульптором, драматургом и кинорежиссером Иваном Кавалеридзе. Как-то, просматривая мою библиотеку, он вынул небольшую книжечку Василия Симоненко, изданную в 1966 г. с предисловием Бориса Олийныка. Для меня она особая. В далеком 1967-м я брал ее с собой в Монреаль, где проходила выставка "ЭКСПО-67", в которой принимала участие и Украина. Я считал, что с этой небольшой, но духовно мощной, взрывной книгой я не буду чувствовать себя одиноким в далеком краю. Читая ее во время длинного перелета, показал сборник стихов Симоненко своим попутчикам. Тогда же и возникла идея, чтобы каждый, кто ее полистает, поставил автограф возле стихотворения, которое больше всего придется ему по душе. Так и появились автографы знаменитого на весь бывший Союз председателя колхоза Василия Кавуна, президента Академии наук Украины Бориса Патона, композитора Платона Майбороды, оперных певцов Дмитрия Гнатюка, Анатолия Соловьяненко, Юрия Гуляева, Евгении Мирошниченко, многократного чемпиона мира и Олимпийских игр, настоящего украинского богатыря Леонида Жаботинского и других.

Позже в книге поставил автограф Иван Кавалеридзе и многие другие выдающиеся украинцы. Внимательно пересмотрев сборник произведений Симоненко, Кавалеридзе восторженно сказал, что охотно подписался бы под каждым стихотворением, но выбрал это — "Пересторога славолюбцеві":

Одійде в морок підле і лукаве,

Холуйство у минувшину спливе,

І той ніколи не доскочить слави,

Хто задля неї на землі живе.

И тут же поставил свою подпись, добавив такие строки: "Вам, Николай, эти будут встречаться в жизни еще неоднократно, так что сохраняйте спокойствие. И.Кавалеридзе. 1968 г.".

Еще один великий украинский кинорежиссер, незабываемый Юрий Ильенко, с которым Сядристый также был в дружеских отношениях, выбрал свой стих уже в третьем тысячелетии: "Люди — прекрасні, Земля мов казка...", который заканчивался действительно в духе Ильенко:

Воскресайте, камінні душі,

Розчиняйте серця і чоло,

Щоб не сказали про вас грядущі:

— Їх на землі не було...

Есть в этом редчайшем сборнике и драгоценный автограф земляка и доброго старшого друга Н.Сядристого — известного государственного деятеля Петра Тронько. Он сделал в ней надпись в свой день рождения — 12 июля 2011 г.

Николай Сергеевич — блестящий рассказчик. Каждый раз, общаясь с ним, я поражаюсь глубине его знаний, его наблюдений и неожиданных выводов. Вполне закономерно, что нашего выдающегося мастера, исследователя и мыслителя приглашают читать лекции в ведущих высших учебных заведениях Европы и Америки, с ним с радостью встречаются величайшие люди планеты.

Когда-то в одном из уважаемых журналов о нем писали: "Сядристый знает все ответы на вопрос — кто виноват и что делать?" Его анализ и выводы действительно высокопрофессиональны, академичны, как и его безграничные знания о глубинах микрокосмоса. Выполненные им работы — это, если хотите, кодовый знак микроминиатюрного ювелирного искусства ХХІ в. Они свидетельствуют о безграничности возможностей человеческого ума и умелых рук. Тут успехи украинского художника неопровержимы. Именно благодаря ему и появилось в мире новое слово — "микроминиатюра", которого еще каких-то 50 лет назад не было ни в быту, ни в энциклопедиях и словарях.

В прошлом году общественность Купянска соорудила и открыла в центре города памятник, посвященный творчеству своего гениального земляка, воистину народного Героя Украины. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно