Кто скрывается за медицинской маской

7 апреля, 16:58 Распечатать

Истории трех украинских медсестер

© Shutterstock

Ежегодно 7 апреля весь мир отмечает Всемирный день здоровья. В этот день в 1950 году Всемирная организация здравоохранения официально начала свою деятельность в системе ООН.

Каждый год в этот день освещаются важные и актуальные темы здравоохранения. А что может быть сейчас злободневнее, чем всемирное противостояние пандемии COVID-19?

На передовой этой борьбы оказались медики всего мира. Они — специалисты своего дела, эксперты с опытом. Но не стоит забывать, что кроме этого они — люди с собственными историями, победами, страхами и мечтами. ВОЗ в Украине собрала истории трех украинских медсестер, чтобы показать, кто скрывается за защитными масками.

 

Надежда Лабанда (координирует работу медсестер в эпицентре пандемии COVID-19 в Украине):

— Я всегда знала, что буду медсестрой. Когда была ребенком, люди в белых халатах казались мне героями.

Начинала я свою медсестринскую карьеру с самой низкой должности. Еще обучаясь в училище, работала санитаркой в роддоме в Черновцах. Но всегда хотела достичь большего. Поэтому после училища продолжила учебу в университете и получила диплом магистра по медсестринству.

Мне хотелось своим примером показать, что медсестра — независимый профессионал, от чьей работы напрямую зависит здоровье пациента. Об этом я говорила на всеукраинском конкурсе "Будущее медсестринства в Украине", где получила третье место.

Через несколько месяцев после конкурса, мне предложили стать главной медсестрой Черновицкой области. Сейчас, кроме участия в аттестации медсестер и фельдшеров, дистанционно преподаю в училище при Одесской юридической академии, координирую работу почти семи тысяч медсестер и медбратьев Черновицкой области.

Когда карантин только начинался, я лично проверяла готовность районов, условия содержания и инфекционный контроль в больницах. Сейчас — все дистанционно.

Мое основное место работы — Буковинский центр восстановительного лечения и комплексной реабилитации детей. Работаем с детьми с неврологическими заболеваниями, преимущественно ДЦП, со всей Украины. Под моим руководством 42 медсестры. Все они очень важны, поскольку напрямую проводят лечебную работу с детьми.

Рабочий день начинается с обхода центра, общения с детьми в стационаре, консультаций с медсестрами. Далее за три часа я принимаю аттестационные дела медсестер со всей области и связываюсь с главными медсестрами 11 районов, чтобы обсудить новости о распространении коронавируса.

Во время нынешней пандемии медсестры и медбратья очень рискуют. Они много времени проводят с пациентами. Но люди уже начинают понимать важность их работы — благодарят лично или пишут в соцсетях.

Черновицкая область стала первой в Украине, где обнаружили коронавирус. Сейчас она имеет наибольшее количество подтвержденных случаев этого заболевания после Киева. 11 марта Страновой офис ВОЗ, в рамках постоянной поддержки Украины в ответ на COVID-19, передал Черновицкой областной больнице более семи тысяч защитных наборов, включая респираторы, резиновые перчатки, очки и защитную одежду. Также, благодаря как государственным, так и местным органам власти, мы получили изоляционные халаты. Надеюсь, что и дальше будем вовремя получать помощь, сейчас ожидаем от правительства поставки защитных комбинезонов.

               

Екатерина Балабанова (отстаивает права медсестер в Украине):

— В моей семье все медики. В детстве мне казалось, что все люди учатся на медиков и работают в больницах. Поэтому о другой профессии никогда и не думала.

В 2014 году я вынуждена была оставить свой родной город Луганск, спасаясь от вооруженного конфликта на Востоке страны.

Этот конфликт перевернул мою жизнь. Я потеряла жилье и большинство друзей. Терять привычные социальные связи было труднее всего. Их невозможно вернуть.

Пришлось начинать жизнь с нуля в Киеве. Я поняла, что не могу просто продолжать делать то, чем занималась раньше. Хотелось быть вовлеченной в нечто большее, такое, что никакие жизненные обстоятельства не смогут у меня забрать.

Поэтому я начала работать советником министра здравоохранения как волонтер, сосредоточившись на улучшении условий работы в медсестринстве. В июле 2019 года я инициировала создание Государственного учреждения "Центр развития медсестринства МОЗ Украины". Это орган по защите прав медсестер в украинской системе здравоохранения, который поддерживала ВОЗ, проводя тренинги и предоставляя учебные материалы.

Я всегда с огромным уважением относилась к медсестрам. Меня воспитала прабабушка, которая работала акушеркой, а затем — главной медсестрой в больнице в пригороде Луганска. От нее я переняла привычку к чистоте, строгое соблюдение правил гигиены и понимание, насколько важной сферой является медсестринство.

Необходимо развивать медсестринское образование и поощрять активную молодежь идти в эту сферу. Мало кто знает, что медсестры и медбратья могут получить университетское образование и магистерский диплом. Я тоже сейчас получаю образование по специальности "Публичное администрирование" в Киевской школе экономики. Верю, что знание менеджмента поможет мне достичь реальных изменений в сфере медсестринства.

Сейчас медсестры находятся на передовой борьбы с эпидемией коронавируса. Нельзя ухаживать за пациентом на расстоянии. Работа медсестры — быть рядом с пациентом.

 

Лариса Беликова, медсестра-анестезиолог (противостоит вызовам вооруженного конфликта и эпидемии COVID-19):

— Не все могут работать медсестрами. Эта профессия требует трудолюбия, желания помогать и уважения к коллегам и пациентам. Я надеюсь, что нашу профессию будут больше ценить в Украине.

Я стала медсестрой случайно. Поступала в университет на гуманитарную специальность, но не добрала один балл. Моя подруга посоветовала отправиться в медицинское училище в Мариуполе, и я попробовала.

Начала работать в больнице в 19 лет. Анестезию выбрала, потому что хотела заниматься практическими вещами, а не бумажной работой. Сейчас мне 34, и я довольна работой. Все мои коллеги примерно моего возраста. Мы пришли сюда вместе, влюблялись, заводили семьи, рожали детей примерно в одинаковое время. Делили друг с другом главные события в жизни. Сейчас мы — как семья.

Волноваха находится у трассы, соединяющей Донецк и Мариуполь, поэтому у нас всегда было много работы с жертвами аварий. Но в 2014 году, когда начался конфликт, стало значительно труднее. Сначала к нам привозили солдат и гражданских, раненых во время боев и обстрелов. Затем появилось еще много пациентов, пострадавших от мин. Здесь речь идет не только об интенсивной работе, — мы к ней привыкли. Психологически было тяжело все это видеть.

Перед нами стоит новый вызов — эпидемия коронавируса. В Волновахе пока не было зарегистрированных случаев COVID-19. Но мы готовимся к приему пациентов. Оказалось, что очень вовремя в конце 2019 года ВОЗ установила в нашей больнице генератор кислорода, во избежание перебоев при жизненно необходимом лечении. Ранее мы использовали менее надежные кислородные концентраторы. Они работают от электросети, а у нас в Волновахе нередко бывают перебои с электричеством.

Сейчас же я просто включаю кислородный генератор, подключаю к нему кислородную трубку и начинается подача кислорода. Мы постоянно используем это в операционных, палатах интенсивной терапии и в роддоме. Поэтому, имея кислородный генератор, мы чувствуем себя спокойнее и всегда уверены, что сможем помочь пациентам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно