Днипрова Чайка. Вольная птица

15 марта, 16:33 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-22 марта

Днипрова Чайка умерла 13 марта 1927 года в с. Германовка Киевской области.

Похоронили ее 16 марта в Киеве, на Байковом кладбище (участок № 2). Оправдалось начертание бурной жизни Людмилы Алексеевны Березиной-Василевской, символически представленное ею самой в 1892 г. в легенде "Дівчина-чайка". 

чайка_6
Могила писательницы Людмилы Василевской на Байковом кладбище в Киеве

Чайка по имени Людмила Василевская все положила на алтарь изящной словесности: женское счастье, большую семью, собственное здоровье, личное благосостояние, а себе оставила лишь надежды на лучшее. Поскольку  творчество Днипрова Чайка всегда представляла себе ярким, сияющим праздником, как определила сама писательница, — "свадьбой". "Моя горілка — чорне чорнило, весільна шишка — хороша книжка, весільне гільце — легеньке пірце", — записала она в своей верной "Записній книжці". 

В течение всей жизни не этнографическим обрядом оставалось для нее творчество. Даже родив троих детей, Людмила Василевская не удержала мужа. Некогда несокрушимый революционер, ярый украинофил Феофан Василевский через десять лет супружеской жизни взялся открыто упрекать жену, а нередко — и семейные ссоры устраивал, сильно обижая ее, что она, дескать, как кукушка, "більше фольклором, як господарством, турбується". Пара развелась, он получил покой, а она, все же попав в список неблагонадежных, оказалась в Херсонской каторжной тюрьме Главного тюремного управления.

чайка_4
Днипрова Чайка

Украинская детская писательница, прозаик и поэтесса Днипрова Чайка родилась 20 октября (1 ноября) 1861 г. в селе Карловка Ананьевского уезда Херсонской губернии (ныне — с. Зеленый Яр Домановского района Николаевской области) в семье сельского священника как Людмила Алексеевна Березина. 

Отец будущей писательницы — отец Алексей Березин — имел приход в церкви Рождества Пресвятой Богородицы, в храме, построенном местным помещиком Павлом Чуйко еще в 1829 г.

чайка_2
Отец, Алексей Березин, был сельским священником

Несмотря на то, что по происхождению священник был великороссом из Владимирской губернии, он уважал книги, в целом образование и с детства духовно развивал дочь. Бесспорно, это содействовало формированию культурных потребностей поповских детей, которые росли на художественных книгах Тараса Шевченко и Николая Гоголя и исторических трудах Аполлона Скальковского и Пантелеймона Кулиша, Владимира Антоновича и Дмитрия Яворницкого. 

Читать Людмила Березина начала рано. В восемь лет отец отвез дочь в Херсонскую женскую гимназию, и разумницу сразу определили во второй начальный класс. Вскоре в Херсоне девочка тяжело заболела корью, отягощенной бронхитом, от осложнений ребенок едва не ослеп. Папа забрал гимназистку в село, где лишь спустя год, под неусыпным маминым оком здоровье ее восстановилось. Впрочем, до конца жизни будущая писательница осталась близорукой. Ни тяги к учебе, ни стремления литературно осмысливать мир физический недостаток не ослабил. 

Поскольку семья Березиных была крайне набожной, старшенькую поповну отдали в специальную школу осиротевших девочек Свято-Архангело-Михайловского женского монастыря, основанного в Одессе в 1835 г. генерал-губернатором графом Михаилом Воронцовым. Довольно быстро в пасмурной атмосфере заведения, размещавшегося на улице Успенской, 4, Люся почувствовала себя сироткой при живых родителях, испугалась и упросила отца забрать ее из холодного ада, хотя учили здесь не столько духовным наукам, сколько светским манерам: как быть женой — хозяйкой дома, матерью семейства, как вести домашнее хозяйство, вышивать, готовить, консервировать. То есть всему тому, от чего в будущем Днипрова Чайка будет лететь куда глаза глядят.

чайка_5
Люда Березина

…К старшей дочери отец прислушался, поэтому образование Людмила Березина завершала в Одесской женской гимназии (ныне — на ул. Греческой, 48) г-жи Анны Григорьевны Пиллер, которая готовила педагогов начальных школ. Там на русском языке преподавали Закон Божий, русский язык и словесность, историю, географию, математику, физику, чистописание, французский и немецкий языки, рисование и пение. 

Чтобы не забыть соловьиную, на все каникулы девушка выезжала под Херсон. Преимущественно это были села, в которых службу Божью правил отец.

Окончив первую в Одессе частную гимназию А.Пиллер в 1879 г., девушка получила право преподавать русский язык и историю. Хотя отец этому противился, считая педагогику недостойным для поповны делом. Проявив характер, 18-летняя Людмила все же начала учительствовать: сначала как частный педагог, затем — как преподавательница сельских школ Херсонской губернии. 

23 сентября 1883 г. на полосах "Одесского вестника" впервые было напечатано стихотворение Людмилы Березиной, написанное на русском языке, — "На смерть Тургенева". Никого из украинских писателей национальная литература до Октябрьского переворота не кормила; каждый должен был как-то зарабатывать на жизнь. В 1884 г. Днипрова Чайка заняла должность учительницы в Одесской частной гимназии А.Пиллер, где в свободное время перевела на украинский язык поэму "Мцыри" Михаила Лермонтова, которого всю жизнь глубоко уважала. Похоже, в 1883–1884 гг. на бумагу легли первые авторские стихи — "Україно моя мила", "Думка", "Батьку щирий" и др. В собственное литературное будущее она искренне верила, записав в дневнике: "Виростуть і в Дніпрової Чайки колись крильця — та ще які: паперові! І тепер уже сверблять колодочки! Тепер тільки і робить, поки чайка ще вільна птиця…".

Несмотря на жизненные трудности, в украинской литературе появилось новое имя — Днипрова Чайка. Таким псевдонимом в 1885 г. автор впервые подписала стихотворения "Вісточка" і "Пісня", а также рассказ "Знахарка", близкие к записям украинского фольклора. Их напечатала одесская литературная газета "Нива". 

Исследователи утверждают, будто образ чайки, с которым в псевдониме ассоциировала себя автор, появился еще в детстве Людмилы, прошедшее недалеко от Днепра, а еще — из чумацкой народной песни "Ой горе тій чайці…"", которую так любил петь отец писательницы, великоросс из Владимирской губернии.

Общественная жизнь неожиданно устроила жизнь личную. 

Во второй половине августа 1884 года на VI археологически-этнографическом съезде, проходившем в Одессе по инициативе профессуры Новороссийского университета, молодая поэтесса познакомилась со статистом Елисаветградского земства Феофаном (Теофаном) Василевским, известным в литературных кругах под псевдонимом Софрон Круть. 

Новый знакомый оказался старше Людмилы на шесть лет. Родился он также в семье священника в селе Селезневка (ныне — Сквирского района Киевской области). Окончив четыре класса Киевской духовной семинарии, юноша учился в Санкт-Петербурге и Одессе. В 20 лет пошел добровольцем воевать с турками в Боснии и Герцеговине, был фельдшером, какое-то время жил в Загребе, Белграде, Праге. Его лично знал и поддерживал Иван Франко.

Но... после завершения VI археологически-этнографического съезда голубята оставили Одессу и разъехались в разные стороны: Днипрова Чайка полетела в Бессарабию, где работала репетитором, а Феофан Александрович вернулся в Елисаветград (ныне — Кропивницкий), упорядочивать непаханую целину статистики в тамошнем земстве. 

В январе 1885 г. активного просветителя Феофана Василевского арестовали по делу членов Елисаветградского украинского кружка, созданного в 

1879 г. по инициативе столоначальника уездного полицейского управления Ивана Карповича Тобилевича, в будущем — Ивана Карпенко-Карого. Это объединение сначала поддерживало тесные связи с местными народовольцами под эгидой врача Афанасия Михалевича, а потом революционно слилось с ними. 

чайка_11
Феофан Александрович Василевский (Софрон Круть) - муж Людмилы

Постановлением суда в так называемом "Деле №40" Феофану Василевскому назначили надзор полиции на два года по месту содержания и этапировали в ссылку в Херсон. Уже в мае 1885 г. пароходом из Одессы Людмила Березина прибыла в столицу Таврии, чтобы воссоединиться с любимым. Встречать Днипрову Чайку на причал вышел весь неблагонадежный народ Херсона — "целая статистическая семья". Спустя несколько месяцев Феофан и Людмила поженилась.

К счастью, бывшему публицисту удалось найти работу, а полицейское начальство позволило Ф.Василевскому занять должность... губернского статистика. Больше не рискуя с революционными идеями, молодые супруги, несмотря на это, активно участвовали в общественной и литературной жизни Херсона, создав активную культурную среду, куда вошли семья Русовых — Александр и София, а также Борис Гринченко, Дмитрий и Елена Маркович, Андрей Грабенко-Конощенко и другие.

На новом месте у молодой замужней женщины словно крылья выросли: она легко писала стихи, рассказы, либретто детских опер. В частности, в конце 1885 г. Днипрова Чайка создала романтическое произведение "Вісточка", темой которого послужили рассказы односельчан о трагических судьбах збурьевских рыбаков и моряков; в этом году, согласно статистике по Днепровскому уезду, в море потонуло свыше 50 лодок и кораблей. Кроме того, 24-летняя писательница стала активисткой местного просветительского кружка, организованного руководителем земской оценочно-статистической комиссии Александром Русовым, на досуге увлекающимся этнографией и фольклористикой. 

Вместе с мужей Днипрова Чайка распространяла гневные стихи Тараса Шевченко, произведения других передовых украинских писателей. Как итог плодотворной селекционной работы на просторах национальной культуры, украинская громада в Херсоне подготовила первое в городе издание "Степ. Херсонський белетристичний збірник" (1886), который, под редакцией Дмитрия Марковича, вышел в Санкт-Петербурге тиражом 1200 экземпляров и ценой 1 рубль 25 копеек. 

Таким образом, за пределами многострадальной Украины в типографии В.Балешева под одним переплетом вышли повесть "Невинна" Ивана Нечуя-Левицкого, драма "Бондарівна" Ивана Карпенко-Карого, рассказ "Будяк" Данила Мордовца, статистическая статья "Обласний початок земської статистики" Александра Русова, рассказы Софии Русовой и стихи Днипровой Чайки — "На лимані" и "Зірка".

Но все чаще слабое здоровье Людмилы давало о себе знать. Какое-то время в 1887 г. писательница находилась в Крыму. Хотелось проветрить голову и саму душу. Там, в глуши татарской слободы Алма-Тамак Дуванкойской волости (ныне — с. Песчаное Бахчисарайского района), Днипрова Чайка создала цикл стихотворений в прозе "Морські малюнки", которыми в свое время восхищались Михаил Коцюбинский, Павел Житецкий, Максим Горький, другие мастера изящной словесности. 

Вдыхая свободу полной грудью, не ощущая за спиной ищеек, вскорости Днипрова Чайка соскучилась по перу и бумаге и написала первые девять пьесок из цикла "Морські малюнки" и некоторые свежие стихи. Больше она не жаловалась, а радовалась словом: "Купаючись у морі біля Алми, я жадано приглядалась, прислухалась до нової для мене кримської природи та прийшовши додому розповідала діверові та ятрівці про те, що мені нашептало море. Скеля, Хвиля, Суперечка були моїми фантазіограмами. Одного дня після бурі багато на березі загинуло медуз. Медуза — морське серце — це мені дало ідею казки про "Морське серце".

С 1887 г. произведения молодой литераторши печатались большей частью в западноукраинских изданиях, как, например, женский альманах "Перший вінок", а также журналы "Дзвінок", "Правда", "Зоря". 

В то же время тучи над их полудомашним украинофильским обществом сгущались. Осенью 1887 г. Херсонское губернское жандармское управление прекратило деятельность местной "Громады". По личному приказу Одесского генерал-губернатора Х.Ропа, Феофану Василевскому вместе с женой было велено в течение 24 часов оставить пределы Херсонской губернии. Именно при таких обстоятельствах супруги Василевские поселились в селе Королевка (ныне Фастовский район Киевской области). Был в этом и позитив — недалеко Киев.

Достаточно быстро Днипрова Чайка познакомилась с Оленой Пчилкой, Лесей Украинкой, Михаилом Коцюбинским, Агатангелом Крымским, Борисом Гринченко, Любовью Яновской и другим ведущими деятелями поры национального возрождения. Впрочем, знаковой стала встреча с "отцом украинской музыки" Николаем Лысенко. Долгие года этот тандем объединяли творческие связи, хотя, учитывая репутацию Лысенко как ловеласа, литератор посещала помещение композитора... только утром. Сначала с голоса Днипровой Чайки Николай Витальевич записал ряд народных песен, а именно "Хіба тільки рожам цвісти", "Я вірую красу", "Єрихонська рожа" и другие. Только потом они начали создание трех детских опер. 

Хотя и под постоянным полицмейстерским надзором, но жизнь приобретала полноту. Еще осенью 1886 г. в семье Василевских появилось пополнение — дочь  Оксана. Не случайно молодая мать открыла для себя новый жанр — детскую литературу. В 1888 г. Днипрова Чайка создала либретто первой детской украинской оперы "Коза-дереза", музыку к которой впервые по-любительски подобрали Александр Русов, Александр Линдфорс и Андрей Конощенко. В том же году в доме на улице Богородицкой опера была исполнена детскими силами; за фортепиано в тот же день сидела София Русова. 

чайка_3
Днипрова Чайка со старшей дочерью Оксаной, 1915 г.

Это стало возможно, поскольку в конце 1880-х — в начале 1890-х гг. совпали творческие и человеческие интересы "гетмана украинской музыки" Николая Лысенко, создававшего новый жанр национального оперного искусства — детскую оперу, и херсонской поэтессы Днипровой Чайки. За четыре года тандем написал либретто трех детских опер: "Коза-дереза", "Пан Коцький" и "Зима й Весна, або Снігова краля". В частности, работая над "оперками", как Николай Витальевич сам определил, композитор ориентировался на своих детей, а они у него были разного возраста. 

Именно силами детей исполнялись эти оперы не только в Херсоне, но и в частных киевских домах самого Н.Лысенко и украинского историка-медиевиста, профессора Императорского Св. Владимира Киевского университета Ивана Лучицкого. Этими произведениями Николай Лысенко и Днипрова Чайка стремились через простой музыкальный язык и интересные сюжеты приобщить украинских детей к высокому оперному искусству.

В то же время супружеская жизнь полностью изменила бывших влюбленных, развела их мировоззрение по разным полюсам. В 1890–1900-х гг. некогда непоколебимый Феофан Василевский постепенно отошел от активной литературной и общественной жизни, ограничившись своей работой статистика и семейными заботами. 

Многодетного отца, остерегавшегося рисковать семьей, можно было понять: за старшей дочерью Оксаной у супругов родились еще двое детей — Вячеслав и Наталья. Нередко Феофан Александрович ругал Людмилу Алексеевну, которая все больше "фольклором, як господарством, турбується". Да и родственники со стороны мужа теперь вслух не одобряли влечения Днипровой Чайки к изящной словесности, другим формам активного творческого  самовыражения.

Второй херсонский период Днипровой Чайки выпал на 1895–1908 гг. Начался он с неприятного, но необходимого события. Вернувшись в столицу Таврии, супруги решили жить отдельно. Политические аресты, острый поствоенный синдром после возвращения с Балкан, потеря должности, постоянное полицейское давление сказались на психическом состоянии мужа, из года в год замыкавшегося в себе все больше... В то же время Днипровая Чайка с детьми жила в Херсоне: сначала на Греческой улице, №15, потом — на Гимназической №2 и №12. Поэтому не удивительно, что южноукраинский колорит продолжал доминировать в ее творчестве, а также демократические настроения в таких произведениях, как "Плавні горять", "Вольтер'янець", "Чи сквитались", "Тень несозданных созданий" и др.

321
Вячеслав, Оксана и Наталья - дети Днипровой Чайки

Собственный путь "в небе" она выбрала, и в 1903–1904 гг. активно сотрудничала с организацией помощи политическим заключенным Херсонской каторжной тюрьмы. Вскорости ее помещение на Гимназической улице, 12 превратилось в место встречи местных политических деятелей. Как следствие, Л.Василевская попала в список неблагонадежных, а вскоре подпала под гласный надзор полиции. Дальше — больше. В 1905 г. за выступление на собрании с призывом бороться против эксплуататоров, а также за помощь политическим заключенным Днипровую Чайку арестовали, а дома в присутствии испуганных детей устроили обыск, по результатам которого все рукописи изъяли.

Под давлением Херсонского губернского жандармского управления в сентябре 1908 г. писательница навсегда оставила Таврию и выехала с детьми в Киев. И общественная и просветительская работа Днипрову Чайку вновь накрыла с головой. Она энергично приобщилась к украинскому клубу "Родина", принимала участие в большинстве мероприятий киевских организаций "Громада" и "Просвіта". Здесь, в городе на Днепре, ширился круг знакомых представителей национально сознательной интеллигенции. 

Но в 1909 г. ревматизм заставил литератора вновь выехать на лечение в Одессу. Потом Днипрова Чайка оказалась на Кавказе, далее был Крым, где Людмила Алексеевна жила до 1911 г. Затем Днипрова Чайка заболела еще тяжелее, и вернуться в литературу смогла только спустя семь лет. В период 1911– 1915 гг. судьба забросила писательницу в запорожское село Туркеневка (ныне Малиновка Гуляйпольского района Запорожской области).

На закате дней она вновь посетила Крым, в частности Ялту, но на этот раз к творчеству сердце не звало. 31 марта (13 апреля) 1915 г. "у нападі душевного розладу" 60-летний муж, Феофан Александрович Василевский, наложил на себя руки, бросившись под поезд. Душа Днипровой Чайке казалась опечаленной, выплаканной... Друг за другом ее оставили сердечные друзья, побратимы и сестры по творчеству: Борис Гринченко, Николай Лысенко, Михаил Коцюбинский, Леся Украинка, Александр Русов...

Беды кружили стаями, на глазах поседевшая мать волновалась о болезни дочери: "Завезла Оксану в Крим у санаторій, а сама з онуками зосталась поблизу. І от знову довелося мені бачити красу нашої Ніцци, що така сприятлива для здорових і згубна для хворих. Цілу весну і літо провели ми в Криму, але мені і в голову якось не клалося щось написати".

С мая по октябрь 1915 г. Днипрова Чайка бессильно наблюдала за яркими и вечно изменчивыми морскими рисунками на ялтинском побережье. Впрочем, фантазии и мысли, вызванные ими, на этот раз остались незаписанными. 

Вернувшись в Александровск (ныне Запорожье), осенью 1915 г. Днипрова Чайка пыталась писать, но тяжелая болезнь не давала работать. В августе 1916 г. вместе с младшей дочерью, доктором Еленой Феофановной, и внуками писательница оказалась в Бахмуте на Донбассе. Здесь Днипрову Чайку и застиг Октябрьский мятеж. В последний раз она почувствовала большое вдохновение, и в течение 1918–1920 гг. Людмила Алексеевна создала либретто детской оперы "Весна-красна", миниатюры "Самоцвіти", "Дві крапельки" и другие.

чайка_9
Рукопись "Весна"

Надолго свить гнездо в бурные годы Украинской революции 1917–1920 гг. не получалось нигде. В 1918 г. Днипрова Чайка вместе с дочерью Оксаной и ее семьей жила в Киеве. В следующем году здесь вышли из печати два тома ее авторских произведений. Но в 1920 г. Людмила Алексеевна уже оказалась в селе Хоцьки на Переяславщине, где, грустно улыбаясь беззаботным малышам, помогала местным школьникам ставить детские оперы "Коза-дереза", "Зима, Весна й Літо" и другие.

В конце 1922-го — начале 1923 г. прикованная к постели Днипрова Чайка вновь жила в Киеве, в семье старшей дочери Оксаны, работающей на Киевщине врачом. Литератор тяжело болела, но при этом входила в союз пролетарско-колхозных писателей "Плуг". До последнего вздоха мужественную женщину не оставляли творческие планы. Она была намерена привести в порядок литературный задел, даже возникла договоренность с киевскими издательствами о втором полном собрании сочинений. Чтобы выполнить задуманное, в 1925–1926 гг. Людмила Алексеевна научилась писать лежа. Сохранился отрывок из последнего (незавершенного) произведения Днипровой Чайки. В нем шла речь о периоде первой российской революции. Некая овеянная мечтой деятельность подпольщиков в селе, самоотверженное распространение антиправительственной литературы. 

Ей так хотелось — хотя бы на бумаге! — вернуть силы и молодость. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно