Деинституализация, или Как зажечь огонек реформы?

8 декабря, 2017, 17:50 Распечатать Выпуск №47, 9 декабря-15 декабря

Интернатные учреждения для детей-сирот и лишенных родительской опеки нуждаются в реформировании.

© wearelumos.org

31 октября в Житомире представители фонда Джоан Роулинг Lumos (Великобритания) подписали Меморандум о сотрудничестве с Уполномоченным президента по правам детей Николаем Кулебой и Житомирской облгосадминистрацией. 

В историях о Гарри Потере Lumos — это заклинание, зажигающее огонек света на конце волшебной палочки. Его фонд и намерен "зажечь" для интернатов Житомирщины в виде технической, экспертной и методической помощи в реализации пилотного проекта по профилактике попадания детей в институции, т.е. мер, направленных на поддержку кризисных семей с целью уменьшить количество отказов от ребенка и вернуть детей в их семьи. 

На то, чтобы изменить систему опеки над детьми в Великобритании, ушло около 30 лет. Однако представители Lumos считают, что в Украине все может произойти быстрее и качественнее — в мире уже есть опыт и множество наработок. 

О деинституализации — реформировании интернатных учреждений для детей-сирот и лишенных родительской опеки — в Украине в последнее время говорят много. Приняты Национальная стратегия и план действий по реформированию интернатных учреждений на 2017–2026 гг. В рамках проекта модернизации социальных услуг, на который Украина получила заем в 300 млн евро от Всемирного банка, предусмотрены пилотные проекты по деинституализации в нескольких областях. В последние месяцы проходит множество конференций, тренингов, семинаров и совещаний с целью обсудить, объяснить, показать и обучить тому, что и как должно происходить в процессе реформы. 

Однако тема не нова. В 2006 г. государством была принята концепция "Программы реформирования интернатов, учреждений всех форм собственности для детей-сирот, детей, лишенных родительской опеки" на 2006–2010 гг., в результате которой, как говорилось, каждый ребенок, потерявший при различных обстоятельствах родных родителей, должен был обрести семью. Не случилось, хотя сдвиги — как на уровне законодательства, так и общественного сознания — произошли. 

В следующий раз о реформе интернатных учреждений заговорили в 2011-м. В 2017-м опять наблюдаем ее новый громкий старт. Начало выглядит красивым и правильным. К сожалению, работа над ошибками в предыдущих двух попытках, а также инвентаризация того, что уже есть и сделано, похоже, не проведена, а, значит, есть риск снова наступить на те же грабли. 

О важных шагах, а также о распространенных ошибках, допущенных другими странами в процессе реформы деинституализации, ZN.UA беседовало с консультантом фонда Lumos сэром Роджером Синглтоном, впервые приехавшим в Украину и принявшим участие во Всеукраинском учредительном семинаре-совещании "Впровадження першого етапу Національної стратегії реформування системи інституційного догляду та виховання дітей на 2017–2026 роки", который проходил в Киеве 28–30 ноября. 

Роджер Синглтон
Роджер Синглтон

Справка ZN.UA

Восемь лет назад сэр Роджер Синглтон помогал Джоан Роулинг создавать фонд. В течение 21 года он возглавлял благотворительный фонд Barnado's, который за время его руководства из ассоциации, опекавшей малые групповые домики для детей, превратился в организацию, принципиально поддерживающую молодежь в семье и сообществе. В 2007-м он был назначен руководителем Независимого органа по безопасности, а в 2009-м — главным советником правительства по безопасности детей. 

С начала своей деятельности фонд Lumos уделяет особое внимание странам Центральной и Восточной Европы. На его счету, в частности, помощь в проведении реформы деинституализации в Молдове, Чехии, Болгарии, странах Латинской Америки.

—  Сэр Роджер, как вы оцениваете ситуацию с защитой прав детей в Украине?

— Я вижу, что в вашей стране есть много людей, которые хотят продвигать эту тему. Есть и сомневающиеся. 

У вас много детей находится в институциях. Больше, чем в странах Европы. Но не больше, чем у всех. 

Деинституализация — долгий путь. И вы уже посредине этого пути. 

В Украине есть многолетняя традиция размещения детей в интернатах. Из длительных, 80-летних исследований мы знаем, что пребывание в интернатных учреждениях вредит детям. Задача Уполномоченного по правам детей, политических сил и общественных организаций — помочь осуществить переход от институционального содержания к размещению детей в семье. Это займет время. Но в результате дети будут более счастливыми и довольными жизнью. Об этом свидетельствует опыт Lumos как в Великобритании, так и в странах Восточной Европы, а также в Гаити, Колумбии. 

— Для успеха любой реформы одной из важнейших составляющих является общее видение того, как она должна происходить. На ваш взгляд, есть ли оно в Украине? Понимают ли причастные министерства, ведомства и общественные организации, что на самом деле представляет собой деинституализация?

— На конференции я услышал выступления множества спикеров о том, как должен происходить процесс деинституализации. Мне также показалось, что представители регионов и областей еще сомневаются. И мы должны убедить их, что изменения — во благо детей, для лучшего обеспечения их прав. Я был рад услышать, что уже разработана Национальная стратегия. И настроен оптимистично. Если имплементация будет происходить успешно.

— Это уже не первая попытка провести в Украине реформу интернатных учреждений. Как вы считаете, почему первые две оказались неуспешными?

— Думаю, что в предыдущие разы у вас не было национальной стратегии и обязательств министерств. Сейчас они есть. Очень важно получить такие же обязательства и обещания от представителей регионов. Конечно, составлять правила и выделять средства будет центральная власть. Но работать с местными громадами и по сути проводить реформу деинституализации будут именно власти на местах.

— Среди руководителей в регионах — немало людей старой, еще советской закалки, которые не слишком хотят перемен. Достаточно ли для реформирования интернатной системы только законодательной инициативы и Lumos, или же должны быть еще и люди, стремящиеся к переменам?

— Это не уникальная ситуация. Даже в Великобритании есть большая пропасть между законодательством и его имплементацией. Законодательная рамка — неотъемлемая часть реформ, без которой не добиться существенных изменений в обеспечении прав детей. Но вам нужно убедить остальных в том, что эта реформа должна произойти. И не только должностных лиц на всех уровнях. Убедить нужно еще и родителей, особенно если речь идет о детях с особенностями физического развития. В том, что они могут предоставлять своим детям услуги лучше, чем те, кого они считают профессионалами в интернатных учреждениях. Поэтому поддержка СМИ очень важна. Чтобы люди задумались, что такая реформа необходима. 

—  Автор теории "черного лебедя", американский публицист, экономист и трейдер Нассим Талеб считает, что если общество недостаточно быстро приспосабливается к изменениям, его ждет коллапс. Но и слишком быстрое приспособление превращается в регресс: общество начинает терять то хорошее, что у него было до того, как начались перемены. И прежде чем проводить новые реформы, нужно убедиться, что предшествующие сработали. 

В Украине одновременно получили старт сразу несколько очень важных реформ. В частности  образования и здравоохранения, имеющие непосредственное отношение к деинституализации. Ответственны за них разные министерства, и каждое тянет одеяло на себя. Насколько такой одновременный старт, на ваш взгляд, эффективен?

— Очень важно, чтобы до того, как дети выходят из институций, появились хорошие образовательные и социальные сервисы и услуги. Поэтому, думаю, что все эти реформы помогут процессу деинституализации. Крайне важно не откладывать создание этих возможностей до того времени, как дети выйдут из институций. Мы знаем, что институции очень вредят детям, особенно маленьким. Поэтому двигаться нужно настолько быстро, насколько это возможно, чтобы обезопасить детей. 

— Какова роль Lumos в Украине?

— В дни конференции мои коллеги из Молдовы провели тренинг, объясняющий, как осуществить переход от системы институционального содержания к тому, чтобы дети оставались в семьях. Мы также планируем пригласить в Украину экспертов из других стран мира, которые  поделятся своим опытом и покажут, какими могут быть результаты деинституализации. 

— На конференции вы говорили, что люди часто сомневаются в том, что то, что работает в Европе и Великобритании, будет работать у них, поскольку в их странах другие традиции. В чем, на ваш взгляд, основные сходство и разница между традициями в детской теме Великобритании и Украины?

— У Великобритании длительный опыт размещения в институциях не только детей, но и взрослых, которые не могли заботиться о себе в обычных условиях. Думаю, это общее с Украиной. Но у нас было преимущество в виде большего количества средств для ускорения этого процесса, чем сейчас есть в Украине.

Еще одно сходство: на протяжении многих лет британские семьи верили, что интернаты — это хорошо. Изменение такого отношения произошло далеко не сразу. 

Я слышал, в Украине некоторые семьи также считают, что нахождение в институциях в жизнь ребенка привнесет нечто позитивное. Это еще одна общая черта, которая со временем должна измениться. 

— По вашим словам, 10 тыс. детей в Великобритании все еще находятся в институциях. Что это за дети, какого возраста, и что представляют собой эти институции?

— Это дети, совершившие противозаконные действия, чье поведение требует коррекции. Институции представляют собой небольшие учреждения, в которых могут находиться двое-трое, иногда — шесть-семь детей. Есть также резидентные школы — до 15 детей. Они живут там с понедельника по пятницу, а на выходные возвращаются домой, к семье. 

В основном это дети, имеющие расстройства, чаще всего аутического спектра, и нуждающиеся в дополнительной помощи, которую может предоставить такая школа. 

Разница между такими школами и институциями, которые есть в Украине, помимо количества детей в них, заключается еще и в том, что резидентная школа предоставляет ребенку услуги, которые родители не могут комплексно получить в другом месте, например, если ребенок слепой или глухой. То есть по сути — это специализированные школы. У вас же в интернаты часто попадают здоровые дети из кризисных семей. 

— В период активных боевых действий из детских интернатных учреждений в горячих точках были вывезены все дети. Прошло немного времени, и интернаты наполнились вновь — система самовопроизвелась. Как, на ваш взгляд, можно остановить этот процесс?

— Трудный вопрос для меня, поскольку я не до конца понимаю пока вашу ситуацию и все ее особенности. Действительно, нужно уберечь детей от попадания в институции. Ведь если вы хотите выпустить воду из ванной, то в первую очередь перекрываете кран. Фактор, который приводит к попаданию детей в институции, — это отсутствие сервисов на уровне громады по поддержке семей. Поэтому очень важно хорошее планирование, необходимо понимать, почему дети оказываются в интернатах. И когда вы понимаете причины, нужно подумать над услугами — в семье или на уровне громады, которые должны остановить процесс попадания детей в интернаты. Например, ребенок с тяжелыми физическими пороками развития может оказаться в интернате только потому, что не может нормально передвигаться по квартире и даже попасть в туалет, в котором слишком узкие двери. И даже простая помощь в том, чтобы расширить двери, может обезопасить ребенка от попадания в интернат. 

— Есть ли в Великобритании выплаты для семей с детьми с инвалидностью?

— Да, выделяются отдельные средства для родителей, которые ухаживают за таким ребенком. И они могут распоряжаться ими так, как считают нужным. Могут решить потратить эти деньги на оплату человеку, который будет приходить с утра и заниматься с ребенком с особенностями физического развития в течение дня, пока родители, например, присматривают за вторым ребенком. Важно не сильно зацикливаться на правилах, как использовать эти деньги. Это нецелевая субвенция, и родители самостоятельно могут решать, как использовать эти деньги, чтобы максимально помочь своему ребенку. 

— То есть использование средств никак не контролируется и не мониторится?

— Контроля нет. Но если социальный работник обнаружит, что средства тратятся на покупку алкоголя или наркотиков, он может подать заявление о прекращении выплат этой семье. 

— У вас есть опыт работы во многих странах. Есть ли общие ошибки, которые страны допускали в процессе реформы деинституализации?

— Когда высокие должностные лица очень хотят сделать изменения в этой сфере, случается, что, они устанавливают граничные сроки. Например, к такому-то времени мы должны закрыть такое-то количество институций. Это ошибка. Это не отвечает удовлетворению потребностей детей, находящихся в интернатах. Устанавливать даты, когда все институции должны быть закрыты, можно только после проведения оценки потребностей детей в социальных услугах. 

— То есть установив даты, заявив в Национальной стратегии, что в 2026 г. в институциях должно быть не более 0,5% детского населения Украины (сейчас — 1,5%), мы уже сделали ошибку?

— Это не ошибка. Устанавливать общие рамки — это правильно. Ошибка в том, чтобы, указав на какой-то интернат, сказать, что он должен быть закрыт в конкретную дату, без проведения оценки потребностей детей, которые в нем находятся. 

А вот иметь общие рамки как раз хорошо. Иначе невозможно оценить, есть ли прогресс в этом направлении. Эти ошибки выплывают из того, что вы думаете о будущем институций, а не о потребностях и будущем детей.

Мы обнаружили, что правительствам очень сложно передавать деньги от одного министерства другому. Если, к примеру, у Минздрава были средства для того, чтобы обеспечивать потребности маленького ребенка в институции, а потом эти деньги должны уйти в местные громады для обеспечения их услуг, это всегда наталкивается на сопротивление. 

В Великобритании, например, мы не приложили достаточно усилий, не сконцентрировались на том, чтобы переубедить влиятельных противников деинституализации в том, что реформу нужно проводить, поскольку от этого будет польза. И они потратили много сил и энергии на оппозиционирование реформе, хотя эти силу и энергию можно было бы направить на продвижение реформы. 

Я надеюсь, что мои коллеги помогут сделать для вас более понятным то, как перейти от нынешнего положения в ситуацию, более благоприятную для детей. Например, есть прекрасный опыт Молдовы, очень бедной постсоветской страны, которая смогла достичь хороших результатов. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно