Затянувшееся стояние на перекрестках

25 октября, 2013, 19:05 Распечатать Выпуск №39, 25 октября-1 ноября

Насколько жестко МВФ выдвигает сейчас свои требования, можно ли надеяться на увеличение его податливости и в какой степени?

Находясь на вершине самим же отстроенной вертикали власти, Виктор Янукович на нынешнем интеграционном распутье вынужден делать выбор за всю Украину (как минимум, на ближайшие несколько лет). И хотя украинские государство и экономику в нынешнем, мягко говоря, далеком от оптимального состоянии сложно сравнивать с былинными богатырями, поневоле возникают ассоциации с ситуацией, в которой оказался витязь на известной картине Виктора Васнецова. При этом угроза потери при выборе ошибочного пути не только коня (контроля над ситуацией в экономике), но и головы (суверенитета) очень даже реальна. А вот какие-либо четкие гарантии материализации "сказочных перспектив" отсутствуют практически на всех выбранных направлениях. Время на "раздумья у камня" по мере приближения Вильнюсского саммита неумолимо истекает. В итоге начинает вырисовываться угроза, что страна и ее экономика могут в очередной раз так и не сдвинуться с места. Особенно после заявления украинского президента, что он считает неверным говорить о том, что Украина должна выбирать между направлениями интеграции. Впрочем, необходимости поиска сложных решений это вовсе не отменяет.

Как ожидали некоторые наблюдатели, еще одну новую сказку о будущем благоденствии в Таможенном союзе "главному резиденту Банковой" должен был рассказать нынешний "хозяин Кремля" в ходе запланированной встречи тет-а-тет в Минске. Появились даже предположения, какими будут при этом его основные посулы (причем в одном большом хлебосольном пакете). В перечне назывались как большие и дешевые кредиты (объемом, ни много ни мало, от 10 до 15 млрд долл.), так и новые намного более интересные для Украины условия газового консорциума. И, наконец, снижение цены голубого топлива (до 200 долл. "плюс" за тысячу кубометров), и общая ревизия газового договора, переплаты по которому премьер-министр Николай Азаров оценил на нынешней неделе в 20 млрд. долл.

Однако запланированная личная встреча президентов Украины и России вроде бы расстроилась — видимо, глава российского государства предпочел больше не вживаться в роль "доброго рассказчика-агитатора" (наверное, уж слишком сильный внутренний дискомфорт он при этом испытывает). Вместо этого Владимир Путин предпочел сыграть роль якобы стороннего наблюдателя, который "не "за" и не "против" подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС (и это после всех прозвучавших из Москвы страшилок по этому поводу), так как "это не наше дело" (эх, действительно бы он так считал!).

Правда, при этом Путин не преминул напомнить, что в случае подписания в рамках ассоциации Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС дорога в Таможенный союз Киеву будет заказана, как и, очевидно, льготная прописка для украинской продукции на российских рынках. Под ударом при этом оказывается, напомним, около четверти украинского экспорта.

И если под минскими коврами не произошло больше ничего, скрытого от глаз широкой общественности, это может означать, что "добрых сказок" о преимуществах восточного пути украинской интеграции уже не будет — разве что модные нынче "ужастики". Тем более что и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая в Минске, тоже обрисовал далеко не самую радужную картину пребывания в "таможенно-союзном раю".

Впрочем, и "женитьба" с Европейским Союзом для украинского президента, видимо, сродни выбору "себя потеряешь". Слишком уж многими нынешними "вольностями и привилегиями" придется поступиться. Да и в целом для страны, с оглядкой на многие постсовковые вывихи нашей ментальности, этот путь (даже если откроется загораживающий его шлагбаум избирательности украинского правосудия) усыпан множеством камней и ухабов. Тем временем на старте этого большого пути пациенту (все-таки язык не поворачивается назвать украинскую экономику в нынешнем ее состоянии богатырем) не мешало бы немного восстановить форму. И отказаться от привычки жить не по средствам, пусть она и была до самого последнего времени распространена среди большинства действительных членов ЕС.

Наиболее реальные перспективы для этого могло бы дать возобновление программы сотрудничества с Международным валютным фондом, финансирование со стороны которого, напомним, заморожено с весны 2011 г. Но если об условиях потенциального Соглашения об ассоциации с ЕС все более-менее понятно и определено, то по поводу договоренностей с Вашингтоном ситуация остается крайне неоднозначной. Предыдущая программа stand by формально завершилась в декабре 2012-го, и Киев заявлял о намерении заключить новое соглашение. Но оно пока так и не было достигнуто, несмотря на звучавшие еще в первом полугодии заявления с обеих сторон о "сближении позиций" и "хорошем прогрессе" в переговорах.

Никаких официальных сообщений по итогам двух последних визитов в США украинских делегаций во главе с первым вице-премьером Сергеем Арбузовым не публиковалось, а информация из разных источников поступает крайне противоречивая. По некоторым данным, со стороны Белого дома Киеву вроде была обещана поддержка, причем она может иметь и финансовое наполнение (и немаловажною роль в этом вопросе играют перспективы активизации сотрудничества нашей страны с американскими нефтяными компаниями). Но означает ли это, что Киеву едва ли не гарантировано возобновление траншей со стороны МВФ вскоре после подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, как многие на то надеются?

Нынче в Киеве находится миссия МВФ под руководством Николая Георгиева. Согласно ранее опубликованному официальному заявлению постоянного представителя МВФ в Украине Жерома Ваше, цели ее пребывания (с 17 по 29 октября) — "проведение дискуссий в рамках консультаций по статье IV соглашения с МВФ за 2013 год, а также осуществление постпрограммного мониторинга". Единственное короткое уточнение г-на Ваше: "Миссия оценит макроэкономическую ситуацию и обсудит с представителями власти вопросы по экономической политике, а также планы на краткосрочный и среднесрочный периоды". То бишь о возможностях возобновления программы по ее итогам — ни слова.

А коль нет мандата, значит, и никаких объявлений о заключении новой программы до конца нынешнего октября не последует. Впрочем, это вовсе не отменяет возможности проведения консультаций не только по статье IV, но и по поводу возможности возобновления программы, а также об условиях соответствующего меморандума. Тем более что глава миссии Николай Георгиев — это именно то лицо, которое уполномочено вести соответствующие переговоры со стороны МВФ. И информация о серьезности намерений украинской стороны все-таки выполнить условия для возобновления программы, как и о предлагаемых их возможных корректировках, им может быть донесена до высшего руководства фонда.

Насколько жестко МВФ выдвигает сейчас свои требования, можно ли надеяться на увеличение его податливости и в какой степени? Достаточно симптоматичным в этом контексте было заявление директора Европейского департамента фонда Реза Магадам о том, что поскольку "у Украины имеются очень сложные вызовы, особенно на структурном фронте", "МВФ необходима большая открытость украинского правительства в отношении повестки дня реформ, чтобы появился реалистичный шанс на новую программу".

Среди ключевых структурных вызовов, о которых МВФ объявил уже давно, — необходимость повышения гибкости валютного курса, а также повышение тарифов на газ для населения, главная цель которого — сокращение дефицита государственных финансов.

Именно эти два условия (гибкое курсообразование и снижение дефицита) как залог платежеспособности собственных подопечных, как известно, больше всего заботят "кредитора кредиторов", являясь ключевыми в переговорах с большинством получателей его помощи.

И если по первому пункту (как и по подавляющему большинству остальных), как свидетельствуют различные источники, стороны действительно значительно сблизили позиции, то по поводу повышения тарифов на газ для населения (а значит, обеспечения необходимого лимита бюджетного дефицита) сделать это пока не получается.

Опрошенные ZN.UA эксперты придерживаются различных точек зрения относительно ближайших перспектив заключения нового соглашения с МВФ.

Руководитель аналитического подразделения группы "Инвестиционный капитал Украина" (ICU) Александр Вальчишен надеется на положительные сдвиги, учитывая рост гибкости монетарной политики в Украине, а также, не исключено, в бюджетной сфере, где вопрос о тарифах для населения "может быть определенным образом решен".

В этом контексте руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий не исключает, что МВФ может согласиться на сравнительно незначительное повышение Украиной тарифов (на 20–30%), но ключевым при этом остается вопрос бездефицитности госбюджета (точнее, госфинансов), при котором "вопрос тарифов мог бы отпасть".

Не исключая, что фонд может быть более гибким в вопросе времени и размера повышения тарифов, начальник отдела анализа и исследований "Райффайзен Банка Аваль" Дмитрий Сологуб указывает, что МВФ вряд ли пойдет на полный отказ от этого требования, поэтому по поводу возможности подписания нового соглашения без выполнения этого условия настроен пессимистично. При этом он также указывает на то, что, в частности, решение НБУ об обязательной продаже 50% всех валютных поступлений из-за рубежа свидетельствует, что власть нацелена на поддержку гривни и надеется, что административные меры, а также финансовая поддержка из других источников позволят сберечь экономическую стабильность и без МВФ. Одновременно эксперт не исключает, что правительство намерено дождаться подписания Соглашения об ассоциации и после этого ожидать уступок фонда.

Правда, руководитель аналитического департамента ИК "Арт-капитал" Игорь Путилин отмечает, что не видит связи между политическими событиями, обслуживанием долгов и решением МВФ выделять или не выделять финансирование. Он подчеркивает, что фонд при принятии решений базируется исключительно на выполнении Украиной установленных критериев и требований.

"Даже с учетом наличия политического фактора, который, надо признать, зачастую имеет важное значение, МВФ — это все-таки коллегиальная структура, влияние на решения которой не ограничивается лишь мнением ключевых акционеров", — напоминает исполнительный директор "Фонда Блейзера" Олег Устенко. В совете директоров этой организации много стран, которым сейчас приходится придерживаться достаточно строгих правил фискальной экономии. Поэтому ожидать возобновления программы без того, что украинское правительство обеспечит реальное снижение дефицита госфинансов если не до 3, то хотя бы до 3,5%, пойдя при этом на реформирование НАК "Нафтогаз Украины" или обеспечив необходимую экономию по Пенсионному фонду, не приходится.

Интригу в отношении возобновления или невозобновления сотрудничества с МВФ поддерживает и отсутствие на сегодняшний день официального проекта госбюджета-2014. Ситуацию еще больше запутывает и появление в информационном пространстве как минимум нескольких вариантов закладываемых в него ключевых прогнозов и доходно-расходных параметров.

Но как бы там ни было, прогнозные надежды, как и фискальные аппетиты остаются чрезмерно высокими. Так, если в сентябре Кабмин анонсировал, что при формировании госсметы на следующий год ориентируется на рост ВВП на 3% и инфляцию в 8,3%, то согласно опубликованному в октябре прогнозу МВФ, его ожидания в отношении роста украинской экономики ниже в два (1,5%), а по инфляции — более чем в четыре раза (1,9%).

Согласно же одному из последних всплывших в медиа-пространстве "черновиков" проекта госбюджета планируется рост налоговых поступлений до 334 млрд грн, что еще на 11% превышает невыполнимые планы на текущий год. По некоторым оценкам, в таком варианте плана доходов снова заложен их недобор в сумме от 80 до 100 млрд грн. Неужели с подобными "аргументами" кто-то надеется убедить МВФ в серьезности своих намерений сбалансировать государственные финансы?

Мнение экспертов

Игорь УМАНСКИЙ,
экс-и.о. министра финансов Украины:

— По моим последним оценкам, госбюджет Украины в 2013 г. недополучит в доходной части около 40—45 млрд грн по сравнению с запланированным объемом. Одна из причин этого — вместо ожидаемой инфляции 4,8%, которую закладывали при расчете бюджета, имеем по итогам в прошлом месяце дефляцию 0,5% в годовом измерении (сентябрь 2013-го к сентябрю 2012-го). И это не говоря о прогнозе роста ВВП на 2013 г. на 3,4%, тогда как по факту за полгода было зафиксировано падение на уровне около 1,3%.

Понимают ли проблемы в правительстве? Безусловно. Поэтому еще по результатам первого квартала так активно продвигали законодательные инициативы, связанные с введением казначейских вексельных обязательств. Поэтому мы и получим ситуацию, при которой расходы в этом году будут финансироваться за счет доходов в будущих периодах. К сожалению.

Вместе с тем запас возможностей для эмиссии гривневого ресурса НБУ еще есть. И при желании протянуть этот год без каких-либо весьма серьезных потрясений правительство сможет. Но это будет означать, что все проблемы, в том числе с достаточностью валютных резервов НБУ и средств правительства для финансирования расходной части бюджета, если не внедрить кардинальные изменения в процессах бюджетного планирования, опять же, перекочуют в следующий год.

Причем проблемы могут усугубиться из-за традиционных намерений по повышению социальных расходов и увеличению расходной части бюджета в рамках стратегии подготовки власти к президентским выборам 2015 г.

Чтобы исправить ситуацию, Украине крайне важно принять ряд законов и решений, которые привели бы к повышению поступлений в бюджет. У правительства есть внутренние резервы. Речь идет, прежде всего, о стимулировании процессов детенизации экономики, за которые отвечает Министерство доходов и сборов.

Потенциал есть, в частности, у инициативы Миндоходов по использованию электронной контрольной ленты для кассовых аппаратов. Это действительно необходимый шаг, который был мечтой не одного правительства. Однако это начинание следует обязательно внедрять в полном объеме и для всех субъектов хозяйствования без исключения, начиная с такси и заканчивая торговлей на рынках. Эффект для бюджета здесь может быть довольно значительным.

Относительно идеи снижения единого социального взноса, то ожидаемый эффект от активного вывода из "тени" заработных плат оно даст лишь в случае создания нормальных условий для работы в части взаимодействия бизнеса с налоговыми органами и общего упрощения законодательства. Пока же нормативная база ставит предпринимателей в такие условия, что как бы ты ни старался ее соблюдать, все равно будешь что-то нарушать.

Также у госбюджета есть определенный запас прочности в контексте оптимизации системы налоговых льгот, которых в Украине действительно многовато. Абсолютно не понимаю, зачем, скажем, такая льготная поддержка металлургии и химии. Их государство должно было бы поддерживать лишь опосредованно — путем реализации инфраструктурных проектов и т.п.

Что касается сельского хозяйства, то, по моему мнению, специальный режим налогообложения здесь нужен. Другое дело, чтобы он не создавал возможностей для других секторов путем перетоков средств получать преференции в деятельности, не связанной с производством сельхозпродукции.

Насколько мне известно, МВФ настроен возобновить сотрудничество с Украиной. Но при условии выполнения положений проекта технического меморандума. Я сомневаюсь, что фонд пойдет на некоторые принципиальные уступки. Более того, в МВФ будут требовать проведения этих решений до того, как вопрос по новой программе stand-by для Украины будет выноситься на совет директоров фонда. Кабинет министров Украины должен это учитывать и строить соответствующую тактику диалога.

Игорь ШУМИЛО,
экс-исполнительный директор
по экономическим вопросам НБУ:

— Большинство текущих макропоказателей, как известно, не соответствуют прогнозам и ожиданиям, заложенным в закон о госбюджете-2013. Некоторые надежды на восстановление динамики ВВП если и можно связывать, то с хорошим урожаем и ростом активности в агросекторе. Но сельское хозяйство — это не та отрасль, которая дает доходы в бюджет и социальные фонды, из-за существования льготного режима налогообложения и высокой доли так называемых натуральных расчетов.

В условиях недобора запланированных поступлений идет постоянная борьба за дефицитный финансовый ресурс среди ключевых распорядителей бюджетных средств. Одно дело, когда работает отлаженный механизм автоматического распределения между ними исправно поступающих доходов, и совсем другое, когда приоритеты финансирования приходится определять в ручном режиме. В таком случае не избежать как различных нарушений, так и перебоев с платежами, возникающих из-за влияния "субъективного фактора". Тем более что во власти есть много различных групп влияния, заинтересованных в освоении средств по статье "капитальные расходы" или "инвестиции" для получения политических и экономических выгод, содержащих к тому же хорошо известные коррупционные риски.

Но ключевая проблема, которая приводит к этому, уже неоднократно называлась. Это — из года в год традиционно завышаемые экономические ожидания и прогнозы, которые подгоняются под все время растущие бюджетные аппетиты. План доходов в Украине — это уже традиционно некоторая "необъективная реальность". Чтобы жизнь была поспокойнее, он традиционно доводится таким, что не отвечает экономическим реалиям. Это вынуждает находиться всегда "в тонусе" налоговиков, которые, в свою очередь, выжимают все возможные соки из легального бизнеса, вместо того, чтобы заниматься администрированием налоговых поступлений.

Эта практика (завышения бюджетных прогнозов и планов) является предметом постоянных дискуссий и с МВФ, эксперты которого настаивают, что в системе госфинансов должны обязательно существовать "буферы", или запасы прочности, на случай развития негативных сценариев.

Пытаться же создать подобный буфер, постоянно увеличивая налоговую нагрузку на экономику в угоду растущим бюджетным запросам, – ошибочный и крайне опасный путь, так как проблема недопоступлений при этом наверняка усугубится.

Существует такая закономерность, как так называемая фискальная ловушка. Она показывает зависимость между динамикой экономической активности (ростом или падением номинального ВВП) и доходами госбюджета. В случае снижения темпов роста или падения номинального ВВП налоговые поступления в госбюджет под воздействием усилий государственных фискальных органов, не готовых еще смириться с замедлением темпов роста/падением доходов, какое-то время по инерции продолжают расти, а их доля в ВВП, соответственно, увеличиваться. Если в среднем эта доля составляет 22–23%, то в такой период она может вырасти до 25 и больше процентов.

Но впоследствии наступает расплата: столкнувшись с объективной реальностью — падением оборотов и прибылей компаний, доходы госказны тоже начинают снижаться. Причем это продолжается с определенным временным лагом и после того, как экономика начинает восстанавливаться.

Попытки в этот период генерировать больше отчислений в бюджет, выдавив их из легального бизнеса, не дают необходимого эффекта. Наоборот, только сдерживают наметившееся восстановление, так как обескровленная финансово в период спада экономика как живой организм не готова к серьезному увеличению фискальной нагрузки и всячески этому сопротивляется.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 9
  • ГИП ГИП 1 листопада, 22:12 Конечно у Януковича тяжёлые раздумья . О н ведь не дурак , хоть и недальновиден. Чутьё звериное подсказывает , что при любом раскладе второго срока ему никто не гарантирует,а самому это дело не провернуть-жаба задавила делиться награбленным........Так что по большому счёту этого дуралея просто жалко-сам себя загнал в ощип! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно