Вежливая свобода

30 ноября, 20:07 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-7 декабря

Быть независимыми еще не означает быть свободными. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Мы купили свободу своей бедностью.

Юлия Мостовая

Очередная годовщина Дня Достоинства и Свободы заставляет задуматься над тем, что украинская свобода — далеко не то же, что свобода Украины. Продолжая бороться за независимость, украинцы, ценящие свободу почти превыше всего, часто забывают об экономической свободе. Парадоксально, но ожидаемо: последствиями борьбы за свободу стали ее ограничения, отвоевание национальной безопасности из когтей страны-агрессора привело к ограничению свободы передвижения, торговли... Так есть ли сегодня реальный запрос на экономическую свободу в Украине?

Экономической свободе отведено особое место среди многих исследований. Чаще всего речь в них идет о том, что чем более экономически свободна страна, тем выше темпы роста ВВП и доходы на душу населения (которые к тому же более равномерно распределяются по слоям населения), лучше и длиннее уровень, качество и продолжительность жизни граждан страны, значительно ниже уровни политической и экономической коррупции, а показатели привлечения инвестиций на душу населения — значительно выше. Поскольку основополагающей функцией экономической свободы являются мощные институты, обеспечивающие права и свободы граждан, то даже бедные страны, политика которых направлена на соблюдение принципов экономической свободы, могут развиваться быстрее, чем другие страны с аналогичными стартовыми макроэкономическими показателями.

Известные индексы экономической свободы The Heritage Foundation и The Fraser Institute являются важным своеобразным пособием для многих политических лидеров. Оба рейтинга отстают на два года и чаще всего используются для геоэкономических иллюстраций лидеров и аутсайдеров экономически свободных и несвободных стран и поиска сходств и расхождений в их развитии. Например, последний из имеющихся индексов Heritage Foundation подтверждает, что, несмотря на войну, показатель "свобода торговли" в Украине очень высокий. Если бы это было среднее значение по всем индикаторам, Украина входила бы в тройку лидеров рейтинга. Налоговое бремя в нашей стране, как это ни странно, признано сравнительно терпимым. Составители рейтинга также высоко оценили фискальное благополучие и свободу бизнеса.

Впрочем, судя по общим тенденциям индекса экономической свободы, Украина демонстрирует относительную экономическую устойчивость. Более того, самые свежие данные всех известных рейтингов за годы войны с РФ существенно не ухудшили положения Украины. Это не может не вселять надежду на определенный запас прочности Украинского государства, но и не дает повода для радости. Экономическая свобода Украины дисгармонична.

В объятиях гибридных угроз

К сожалению, проблема заключается не только в том, что Украина географически и геополитически находится в окружении, а точнее, в осаде экономически несвободных стран, самой крупной и опасной среди которых является, конечно же, РФ. Это тот случай, когда можно сказать, что география с политикой и экономикой не могут быть друзьями. России очень выгодна экономическая несвобода Украины. Украине, конечно же, наоборот. Но такое "добрососедство" — хотя и существенный, но не решающий фактор экономической скованности нашего государства. Более мощная угроза, чем территориальная приближенность, — политическое оружие, являющееся инкубатором гибридных угроз.

Впрочем, списать экономическую несвободу на РФ и на войну с ней, как бы это ни было удобно, не получится. На протяжении всего времени существования рейтингов экономической свободы Украина осуществляет неактивную миграцию, передвигаясь из группы в основном несвободных стран к странам с так называемой деспотической экономикой. Это группы "депрессивных" стран, абсолютно некомфортные для экономического развития.

Вместе с тем не следует забывать, что надеяться на экономическое "невольничество" России под давлением санкций не следует. Пока еще экономика РФ выдерживает их вес.

Не стоит также надеяться, что завершение войны станет началом экономического процветания для Украины. Экономическая история свидетельствует, что как развертывание военных действий, так и возвращение к миру могут рассматриваться как шоки для экономической активности, непосредственно влияющие на экономический рост и спады из-за сокращения производства и опосредованно на демографическую ситуацию в стране.

Следовательно, на экономическую свободу влияют другие факторы — внутренние. Речь идет о внутренних, иногда искусственных, ограничениях свободы. Ждете здесь заявления об олигархате и коррупции? Ну нет! Тотальное отсутствие доверия является самым существенным препятствием для заключения соглашений и контрактов, и оно же — наиболее весомым препятствием для свободы экономической. Да, нематериальный фактор для сугубо экономических процессов. К сожалению, даже поведенческая экономика об этом сегодня знает очень мало.

Экономическая свобода является ценностью, которая повышает доверие и толерантность и именно поэтому способствует достижению неэкономических положительных результатов, таких как демократия и другие свободы.

Причины ограничений

Политическое оружие. Ловушкой мирового масштаба для стратегических решений, связанных с национальной безопасностью многих стран мира, может быть одна из известных китайских стратагем "поднимать шум на востоке, нападать на западе".

Популизм, изоляционизм, евроскептицизм, агрессивный консерватизм — таковы современные глобальные тенденции. Но не они служат причиной появления неожиданных экстремумов. К хаотизации мира приводит логическая путаница, одним из самых наглых проявлений которой является обратная логика. Один из постулатов этой логики еще в 2009 г. раскрыл Н.Хомский в своей статье "Развяжем войну, чтобы принести мир". Именно такую логику не только активно использует Кремль, но и мастерски ее совершенствует.

Экстремотворческими становятся те процессы, характер которых в пределах традиционной логики является положительным, формируя арсенал "политического оружия массового уничтожения". Например, стремление к стабильности и предсказуемости, которых хочет подавляющее большинство, в демократических обществах начинает играть роль разрушителя, а в недемократических — заводит в тупик деградации. На спорных, непризнанных, оккупированных территориях, статус которых несовместим с развитием, такие стремления приводят к консервации существующих проблем.

В итоге традиционная логика перестает быть основным инструментом управленческих решений какого-либо диапазона, поскольку предсказуемость поведения порождает уязвимость. Обратная логика удачно использует нейролингвистические искривления, среди которых почти хрестоматийными сегодня являются искажения сущности понятий "мир" и "безопасность". "Большинство споров…невозможно решить с помощью "объективных фактов" и логических аргументов, поскольку те, кто спорит между собой, видят разные картины мира" (Пекар В.А. Разноцветный менеджмент: эволюция мышления, лидерства и управления. — К.: Евроиндекс, 2015. — С. 34).

Эскалация участия. Эскалация участия "предполагает продолжительное увеличение капиталовложений под давлением неудовлетворительных результатов работы". Б.Стоу (Staw, 1976) развивает этот подход в статье "По колено в мутных водах Миссури", посвященной истории того, как, несмотря на постоянные неудачи, правительство США все глубже втягивалось во вьетнамскую войну. К сожалению, многие страны мира сознательно или полусознательно продолжают втягиваться в мировую гибридную войну. Самое плохое то, что экономическую составляющую этой войны практически невозможно выделить среди прочих: слишком много неявных (implicit) затрат и потерь. И это пытка для экономической свободы.

Санкции: обоюдоострое оружие. Один из важнейших вопросов на сегодняшний день заключается не в том, как санкции повлияют на экономику РФ, и даже не в том, станут ли они бастионом для национальной безопасности Украины и других стран Европы. Важным вопросом, на который пока нет ответа, является то, как санкции против РФ повлияют на экономическую свободу Украины. На этот вопрос следует искать исключительно системообразующий ответ. Реперных точек системообразования несколько. Во-первых, поскольку новые санкции США, скорее всего, приостановят международную инвестиционную активность, то как это непосредственно повлияет на экономическую свободу и стран-доноров, и стран-реципиентов? Во-вторых, каким будет синергетический эффект от снижения такой активности, и ограничит ли он экономическую свободу РФ? Это важно прежде всего из-за географического соседства. В-третьих, усилится или ослабится внешняя и внутренняя дисгармония экономической свободы Украины вследствие влияния такого эффекта?

Денежная свобода является той составляющей, которая тоже нуждается в более пристальном анализе. Лауреат Нобелевской премии Фридрих Хайек утверждал, что "политический контроль над денежной массой скрыл в себе слишком большую опасность для всего рыночного устройства". Для нормального социально-экономического развития необходимо найти оптимальное соотношение между количеством денег в обращении и размером ВВП. А значит, пока что и денежная, и финансовая безопасность находятся "на растяжке" между рыночным управлением и государственным регулированием со стороны Нацбанка.

Азбука must do

Следовательно, экономическая свобода — это действие. Так что нужно делать? Конечно, это зависит от того, каковы ожидаемые результаты. "Отношение между прошлым и будущим очевидно изменилось", — утверждает Р.Козеллек, подчеркивая при этом, что "если в сохраненном субъективном опыте соответствующих свидетелей времени растет удельный вес будущего, то это очевидно можно объяснить сверхпропорциональным доминированием технических и индустриальных форм, заставляющих людей накапливать необходимый опыт на протяжении все более коротких промежутков времени, чтобы как можно скорее приспособиться к изменениям…" (Козеллек Р. Минуле майбутнє. Про семантику історичного процесу. — К.: Дух і Літера, 2005. — С. 18).

Очевидно, сегодня "реактивную" стратегичность во многом можно объяснить именно отсутствием в Украине такой критической массы будущего. Поэтому первым паттерном должна быть стратегическая линза, сфокусированная на создании системной перспективы будущего путем работы с гипотезами в формате "из будущего в настоящее".

"Порядок является результатом стремления к безопасности, а хаос — стремления к творческому переосмыслению мира", — утверждает доктор философии Кетлин Вохс, но опасность современного мира требует двигаться в обоих указанных направлениях одновременно: заниматься созданием безопасности, руководствуясь творческим переосмыслением. Очевидно, принимать стратегические решения сложно, поэтому стратегическое мастерство должно стать интегральным навыком управленца, находящегося на высших ступенях менеджерской пирамиды. В основе такого мастерства должно быть мышление стратегического лидерства.

Пользуясь терминологией теории игр, можно утверждать, что в условиях гибридной войны самыми сложными являются "гибридные" параллельные и последовательные игры с бесконечным количеством ходов. Мир продолжает находиться в иллюзии того, что один из противников может выигрывать за счет других (так называемые игры с нулевой суммой), но уже сегодня все игры являются исключительно "кооперативными" и асимметричными. Поэтому в дальнейшем надо овладевать "миксом", когда "игроки" ходят как одновременно, так и в определенном порядке, могут владеть как полной (но не всегда правдивой), так и неполной информацией.

Первые шаги стратегического мышления должны быть простыми, как А, Б, В, Г, Д, но твердыми.

"А" — Анализировать. Насколько риторика (экономической) свободы в условиях войны, в том числе и экономической, вообще уместна? Вполне очевидно, что самой острой вершиной неравностороннего треугольника "война—мир—безопасность" является безопасность национальная. Наиболее распространенный и легитимированный в отечественном пространстве конструкт национальной безопасности ассоциируется с защищенностью национальных интересов, но в мировом пространстве есть и другие точки зрения. В.Липпманн (Walter Lippmann, 1943) отмечал: "Нация находится в безопасности, если она не должна приносить в жертву свои законные интересы, чтобы избежать войны, и может, если возникла необходимость, отстоять их в войне". Следовательно, экономическая свобода ради будущего должна быть наступательной. Но сегодня она стыдливо-реактивная: есть наступление — есть сопротивление. Так что по поводу хотя бы анализа? Пока настойчивые и довольно смелые попытки продвижения идеи экономической свободы в Украине делает только фонд Бендукидзе, но этого мало.

"Б" — Балансировать. Конечно, хотелось бы написать лозунг наподобие "Вперед!" или по крайней мере Just do it. Но пока мы имеем формат почти нулевого приближения к экономической свободе. Поэтому балансировать означает искать равновесие между решительностью и гибкостью. Такой баланс нельзя отождествлять с балансом ошибок деятельности и бездеятельности. В любой линейке сценариев бездеятельность всегда первая. Но сегодня бездеятельность — это сценарий провала. Например, для нормального социально-экономического развития страны и ее финансового здоровья необходимо по меньшей мере найти оптимальное соотношение между количеством денег в обращении и размером ВВП.

Следует помнить о бесконечном количестве ходов в гибридной войне, которые, впрочем, можно частично упорядочить, если, например, для принятия стратегических решений в гибридных играх использовать hard инструментарий, т.е. прагматические действия, а именно:

регулирование "цены зависимости". "Отличительные особенности национальной безопасности состоят в свободе от иностранного диктата", — отмечал Harold Lasswell. Частично регулированию такой цены могла бы помочь разработка интерактивной стратегической карты глобальной взаимозависимости страны (от международной инфраструктуры, капитала, энергетических рынков, природных ресурсов) с опциями расчета потерь на случай превращения глобальных потоков в оружие конфликта и разработки алгоритма проактивного противодействия;

— увеличение капитализации страны на основании преобразования сырьевого примитивизма в социально ответственное создание потребительской ценности;

— комплексное укрепление обороноспособности, которое должно учитывать политическую динамику в мире, систему сдержек и противовесов, технологические изменения, влияющие на военную модернизацию государственных и негосударственных субъектов, а также состояние инфраструктуры.

"В" — "Відстоювати майбутнє". Иногда отстаивать звучит как отвоевывать. В современном мире свобода не перестает быть отвоеванной милитарными путями. Это субъективное мнение, но не случайно представитель Heritag Foundation принял участие в военной конференции "Стремление Украины к созданию зрелой нации. Мероприятия по развитию военного и военно-технического комплекса", состоявшейся в Вашингтоне месяц назад.

Американская неправительственная организация Social Progress Imperative опубликовала рейтинг стран мира по Индексу социального прогресса-2017 (Social Progress Index 2017), измеряющего достижения стран мира с точки зрения общего благополучия и социального прогресса. Украина заняла 64-ю ступеньку рейтинга, войдя в группу стран с социальным развитием выше среднего, тем самым практически не изменив свою позицию по сравнению с прошлогодним исследованием. Но, как свидетельствуют результаты исследования, самый низкий показатель Украины — "свобода выбора", по которому мы заняли 124-е место из 128 возможных. Этот показатель характеризует возможности для граждан свободно выбирать, чем заниматься в жизни. Из опрошенных экспертами только 45,91% респондентов положительно ответили на вопрос: "Удовлетворены ли вы вашей свободой выбирать, что вам делать в своей жизни?". Именно этот вопрос является творцом личной экономической свободы.

Приходит в голову свежий кинообраз — "Дикое поле". Фильм о сегодняшнем дне и даже хуже, — он может стать фильмом о будущем Украины. Да, идея экономического выбора — не главная героиня произведения С.Жадана, но рефреновый вопрос к главному герою "Так что ты решил?" — он о свободе, причем об экономической.

"Г" — Гарантировать. "Ключевые слова для меня — это экономическая свобода, свобода бизнеса", — отметил президент Украины в июле этого года на встрече с представителями реального бизнеса. "Рамка" этой встречи была посвящена дальнейшей либерализации валютного регулирования в пределах имплементации Закона "О валюте и валютных операциях", замене налога на прибыль налогом на выведенный капитал, усилению ответственности должностных лиц государственных органов за составление незаконных актов проверок, созданию единого аналитического органа расследований экономических преступлений, созданию прозрачных механизмов совместного таможенного оформления в тесной координации со странами — партнерами Украины и т.п. Да, это элементы экономической свободы. Но другая сторона свободы — ответственность, которой никто не отменял.

Государственное управление должно быть гарантом экономической свободы. Государство не должно по мелочам вмешиваться в дела бизнеса, не должно искажать ценовые сигналы инфляцией или, наоборот, чрезмерным субсидированием, но обязано защищать частную собственность, гарантировать свободу конкуренции и создавать условия для выполнения рыночных контрактов. Но самое главное — гарантировать защиту права собственности.

Это непостижимо, но до сих пор около 90% рейдерских захватов в Украине успешны, из них не более 5% завершаются возвратом имущества законным владельцам, в то время как рейдерство является только публицистическим термином. Все усилия юристов дать юридическое определение этому понятию, которое бы отличало его от классических преступлений против собственности, до сих пор были напрасными.

Опасения потерять свой бизнес высказали на прошлой неделе солидные украинские бизнесмены в ходе конференции "Корпоративная безопасность". Кстати, они сделали заявление к власти по поводу разработки Доктрины экономической безопасности. Что-то это напоминает. Очевидно, выражение Шарль-Луи де Монтескье "Безопасность — первая форма свободы" ("О духе законов", 1748). И еще, возможно, фрагменты романа Фрэнка Харди "Власть без славы".

"Д" — Дебюрократизировать. Рост свободы, а значит, и ответственности за принятые решения вызывает неоднородные последствия. Либеральная экономическая доктрина может продвигаться и при наличии политической диктатуры. Примеры авторитарной свободы или даже свободы диктата — Чили, Беларусь, Туркменистан. Но это никоим образом не призыв к диктатуре, а к логическому, последовательному и упорядоченному администрированию. Представляется, что создание инклюзивных экономических институтов как точек экономической свободы могло бы частично служить целям преодоления данного вида структурной дисгармонии экономической свободы страны.

Вместе с тем ловушкой для экономической свободы являются примитивизм и популизм, существенно сокращающие возможности стратегического мышления, распространяя синдром стратегического недомогания на представителей всех управленческих звеньев. Более того, на государственном уровне чрезмерное упрощение и популизм могут быть внутренними инструментами гибридной войны, которые одновременно будут подрывать институциональное строительство.

* * *

Свобода в Украине сегодня вежливая, а экономическая свобода уж слишком воспитанная. Еще более вежливая и гипертолерантная она в Европе. Но у ЕЕ Величества Свободы строгий характер. И если ее лелеять, как слишком манерную барышню, то рано или поздно она использует свое право на vendetta.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно