Украина: "Семейный портрет в интерьере"

6 июля, 16:41 Распечатать

Кораблин называет поименно наших ближайших "экономических родственников".

Новая монография член-корреспондента НАН Украины профессора Сергея Кораблина "Макроекономічна динаміка України: пастка сировинних ринків" посвящена, на первый взгляд, сугубо научной проблеме (в лучшем смысле этого слова). Между тем, собственно, глубина исследования в сочетании с доступным (лишенным нарочитой наукообразности) стилем изложения делают ее интересной для самых широких масс. Макроэкономическая ситуация в Украине рассматривается в контексте глобального рынка, и этот "интерьер" сразу расширяет границы исследования, превращая, казалось бы, внутренние проблемы Украины в проявления общемировых тенденций и противоречий.

Что касается "родственных связей", то, как следует уже из самого названия работы, они относят нас к сырьевым экономикам: это давно уже ни для кого не секрет. Тем не менее мы никак не можем выбраться из этой ловушки (опасность чего и подчеркивает автор). Но С.Кораблин идет дальше и называет поименно наших ближайших "экономических родственников", пользуясь как наработками Давосского форума, так и результатами собственных исследований.

Первый из них, подтверждая известное народное утверждение, — Гондурас. Как говорят, не нужно ходить в разведку, чтобы выяснить, что среди них можно найти и некоторые постсоветские (Россию, Казахстан, Азербайджан) и постсоциалистические страны (Монголию). А дальше есть нюансы. Ботсвана, Бруней, Кувейт — страны, ВВП которых в несколько раз превышает украинский показатель. Или, например, Вьетнам — страна, которую многие эксперты считают новым кандидатом в группу BRICS. Но так ли уж плохи наши "родственные связи", то есть стартовые условия развития?

И тут возникает вопрос: а эти условия действительно стартовые? Не потеряли ли мы время, считая себя все еще на старте, тогда как другие участники гонок пошли уже на второй круг? По этому поводу в монографии очень к месту упоминается, что "в 1990 г. ВВП Китая, чье население к тому времени составляло свыше 1,1 млрд человек, был больше ВВП Украины всего в четыре с половиной раза". Сегодня, как известно, опережение превышает 60 раз. Так, может, у нас был фальстарт, и мы пошли по неправильному пути? Еще один интересный факт: "до 2017 г. из всех постсоциалистических стран лишь Грузия и Украина не достигли объемов производства ВВП, которые наблюдались накануне начала радикальных структурных реформ". Может, мы не тот опыт перенимаем?

В связи с этим мне вспоминается случай на прошлогодней встрече с министром финансов А.Данилюком в Центре свободной экономики им. К.Бендукидзе. Сидевшая рядом со мной продвинутая студентка спросила министра, который горячо заверял в своей искренней преданности идеям либертарианства: "А когда уже отменят пенсии?". Именно так: не когда проведут, наконец, пенсионную реформу, не когда введут трехуровневую пенсионную систему и, тем более, не когда обеспечат приличный размер средней пенсии? Нет, ее интересовало, когда уже эти старики прекратят сидеть на шее государства (которое, кстати, они же и построили)? Министр тогда довольно умело избежал прямого ответа, а я шепотом спросил у соседки: "А вас не интересует, когда отменят стипендии?". Мои "грязные намеки" были с гневом проигнорированы. Но я таки сглазил: примерно через неделю Минфин заявил о намерениях отменить стипендии — хотя только для неуспевающих студентов (так, как и было во времена абсолютно нелиберальной советской административной системы, не к ночи будь она упомянута), и началось. Нет, не торжество либертарианства, а требования от государства протекционизма и защиты. "Украинское либертарианство" полностью такие требования поддерживало. Совершенно забыв о Вашингтонском консенсусе.

Том самом, который автор монографии совсем неслучайно детально рассматривает в самом начале своего анализа. Ведь именно в пресловутом Вашингтонском консенсусе одни усматривают причины всех наших проблем, а другие — панацею от них. Работа С.Кораблина на самом деле — возможно, единственный легкодоступный в Украине источник подробной, но максимально концентрированной и систематизированной информации об этом самом консенсусе: от его возникновения и сути до официального провозглашения завершения. А также объяснения, что на самом деле никакого консенсуса (то есть полного согласия) никогда не было даже среди его сторонников. При этом С.Кораблин не прибегает к простому отбрасыванию принципов Вашингтонского консенсуса, провозглашая его, как это делают некоторые авторы, порождением "закулисы" или злых намерений МВФ и других "агентов империализма". Просто он, как это можно увидеть по монографии, очень хорошо понимает его суть. Как и то, что у каждого рецепта свое время и свое место. Можно добавить — и свои исполнители. Ведь экономика больше напоминает не естественные науки (законы которых действуют независимо от людей), а искусство, когда по одним и тем же нотам может сыграть и виртуоз, и начинающий. Соответственно с разными результатами. О наших исполнителях я упоминал выше. А результаты и так всем известны.

Однако же Дж.Стиглиц (хоть и Нобелевский лауреат) еще несколько лет назад говорил уже о "поствашингтонском консенсусе", утверждая , что упрощенное восприятие Вашингтонского консенсуса лишь дезориентирует экономическую политику. В частности, автор работы подчеркивает, что Стиглиц "отмечал роль надежной финансовой системы". А это, кстати, весьма актуально для Украины, поскольку, как свидетельствуют результаты других научных исследований, даже при заметном улучшении политико-правовых институтов и повышении среднего уровня благосостояния страна с ресурсной специализацией экономики будет подвержена более высокому риску финансовой нестабильности и недостаточной конкуренции в финансовом секторе. И для исправления подобной ситуации требуется целенаправленная государственная политика вмешательства в экономические процессы.

Извините, кажется, здесь я нарушаю "либертарианское табу". Но не я один. Профессор С.Кораблин не менее тщательно, чем Вашингтонский консенсус, рассматривает "западные меры" неконвенционной монетарной политики, проще говоря, политики "количественного смягчения". "Смягчения" именно в запрете государственного вмешательства монетарными методами в тех случаях, когда для решения кризисных проблем полезны были не либертарианские догмы (автор очень хорошо объясняет, что на самом деле по этому вопросу не только у нас, но и на Западе существуют довольно разные мнения, причем не менее уважаемых ученых, чем те, которых преподносят у нас как носителей "единственно правильного учения"), а действительно новаторский и ответственный подход. Читая эти страницы, так и хочется мысленно спросить "представителя МВФ": "А почему же этим странам (США, Великобритании, Японии и др.) так делать можно, а нам нельзя?". Но ответ и так звучит в ушах: "А вам нельзя!". Не сметь! Можно лишь надеяться на то, что после ознакомления с работой С.Кораблина такой вопрос возникнет не только у меня. И, возможно, тогда ответ будет другим.

В монографии рассмотрено еще много интересных и актуальных для Украины вопросов: и об инфляционном таргетировании, и о трудовой миграции, и, конечно же, о сырьевом будущем Украины. Впрочем, надеюсь, что эта книга дойдет до широкого круга читателей, которые смогут оценить все наработки и идеи автора. А я лично рекомендую почитать ее студентам вузов и в высоких кабинетах с тем, чтобы, по крайней мере, знать, что наши ученые знают то, чему учат их западные коллеги (из разных научных школ). А вот знают ли они, что нужно для спасения украинской экономики, это еще вопрос.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно