Тайны реформирования "лесных отношений" в Украине

13 июля, 17:12 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-20 июля

Размытое конституционное гарантирование права собственности на "землю" требует корректировки и урегулирования механизмов  применения в лесохозяйственных отношениях.

© eurotourist.club

Земли лесного фонда занимают почти пятую часть суши всей территории Украины — более 10,6 млн га. 

Главной проблемой и препятствием настоящего реформирования "лесных отношений" в Украине с позиций национальных интересов является серьезная несогласованность законодательных актов не только между собой, особенно Лесного кодекса Украины (ЛК) с Земельным кодексом Украины (ЗК), но и с декларируемыми нормами Конституции Украины (КУ) как нормами прямого действия. Еще большую тревогу вызывают нравственно-этические аспекты молчаливого согласия многочисленных ученых, экспертов-юристов и законодателей с таким несоответствием, которое порождает также подозрения в том, что допущенные злодеяния совершены преднамеренно — словно в угоду недобросовестным чиновникам органов государственной власти и местного самоуправления.

Основной Закон Украины (ст. 13, 14) декларирует, что земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и другие природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины (в том числе земли лесного фонда — по ЗК или леса — по ЛК) являются объектами права собственности украинского народа, а также основным национальным богатством, находящимся под особой охраной государства.

Это означает, что в Украине никто (даже органы государственной власти или местного самоуправления) в пользу кого бы то ни было и каким-либо, даже "законным", образом не может сменить владельца земли и ее природных ресурсов — объектов права собственности украинского народа, ведь ни один закон Украины не может лишить народ его права собственности. Это требование усиливает другая сверхважная норма упомянутой 13-й статьи, декларирующей, что каждый гражданин (включая физических и юридических лиц) имеет право пользоваться природными объектами права собственности народа в соответствии с законом. К сожалению, пока такого закона нет. Именно это ключевое условие: только "пользоваться" природными объектами, а не "владеть" и не "распоряжаться" ими, — указывает на отсутствие априори конституционного права владеть и распоряжаться чужой собственностью (подробнее эти законные отношения раскрыты в статье "Земельный дьявол. Как снять проклятие с земельной реформы", ZN.UA №35 от 22 сентября 2017 г.).

Еще более опасно выглядит неправомочная услуга частей второй и третьей статьи 7 Лесного кодекса, где указано: "Леса могут находиться в государственной, коммунальной и частной собственности. Субъектами права собственности на леса являются государство, территориальные громады, граждане и юридические лица", как будто этого требует второе предложение части первой статьи 13 Конституции Украины, которое искаженно изложено в части первой статьи 7 ЛК: "От имени Украинского народа права собственника на леса осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных Конституцией Украины".

Наше утверждение следует из того, что в Основном Законе Украины, к счастью, нет ни слова о каких-либо правах или обязанностях органов государственной власти или органов местного самоуправления на осуществление от имени украинского народа права собственника (владения, пользования и распоряжения) на землю и ее природные ресурсы как на природные объекты, в том числе на "земли лесного фонда" или на "леса". Напротив, ст. 41 КУ запрещает владеть и распоряжаться чужой собственностью.

Но отдельные политические силы антигосударственной направленности, завуалировав истинные интересы под намерения якобы децентрализовать и усилить роль местного самоуправления, предлагают конституционно предоставить органам местного самоуправления право распоряжаться всеми землями, в том числе и землями лесного фонда или лесами — в пределах и вне пределов населенных пунктов. Этого категорически нельзя делать также ввиду того, что, например, органы местного самоуправления как субъекты права собственности, владея и распоряжаясь землей и ее природными ресурсами как собственными, могут от имени украинского народа продать или передать их другому государству или провозгласить (создать) всяческие мнимые "Л/ДНР", нарушая границы и территориальную целостность Украины.

В то же время предлагаемые стратегии реформирования традиционного для Украины лесного и охотничьего хозяйства, лесозаготовительного производства и лесной промышленности как якобы комплексной сферы лесных отношений на принципах рыночной экономики (с дотациями или без них) не имеют ничего общего с необходимой трансформацией природно-экономических отношений в лесах (на землях лесохозяйственного назначения), которая должна базироваться на позициях украинских национальных интересов, а также учитывать вызовы глобализации и внутреннюю гибридную нестабильность.

К сожалению, многочисленные эксперты и критики предлагаемых трансформаций также не находят логического и правомерного выхода из такого лабиринта, потому что ЛК как главный нормативный акт отраслевого назначения оказался непригоден для осуществления на его основе реформирования лесного хозяйства и перевода его на принципы рыночной экономики (подробнее вопрос о переходе от "законодательного лесного кризиса" к практическим действиям освещен в статье "Реформирование лесоводства: от деклараций к практическим действиям", ZN.UA №29 от 11 августа 2017 г.).

Ведь в условиях конфликта законов природы (физических) и рынка (экономических) и нарушения принципа верховенства права общенациональных норм, определенных КУ как нормы прямого действия, в результате подмены их многовекторностью личностных (групповых) интересов как якобы равноправных — понимание "лесных отношений" и путей их реформирования сводилось и продолжает сводиться преимущественно к изъятию из лесных экосистем части древесины как главной продукции лесохозяйственного производства. Хотя проблема рационального использования лесных экосистем как природных объектов права собственности украинского народа для всех нас действительно весьма актуальна.

При этом нельзя забывать, что одним из важнейших компонентов и факторов чистоты и животворности окружающей природной среды является растительность, особенно цельные лесные экосистемы. Растительный мир как неотъемлемая составляющая пространства, в котором проживают люди, воспроизводится в живом поверхностном слое Земли (почвах) во взаимодействии с водой, воздухом, микроэлементами, микробиотой (живыми микроорганизмами) и благодаря квантовой энергии Солнца и самому фактору фотосинтеза как процесса, протекающего вне человеческой воли.

На сегодняшний день практически все сферы использования природных ресурсов в Украине сопровождаются формальным внесением соответствующих сборов и обязательных платежей в бюджеты. Одновременно разрабатываются и внедряются системы "ручного" распределения платежей между бюджетами разного уровня, чем вроде бы обеспечивается согласование интересов государства с интересами регионов и объединенных территориальных громад.

Однако современные экономические процессы отражают существующую непрозрачную систему управления и регулирования, что приводит к различным деформациям в экономическом и социальном развитии. С одной стороны, эта система еще не является совершенной рыночной, а с другой — не имеет ничего общего с программно-регуляторной в переходный период реформирования и становления государственности стран, к которым относится и Украина.

Считаем, что такие изъяны являются следствием смещения акцентов на финансовые процессы без соответствующей институализации земле- и природопользования, которая должна была бы обеспечивать получение сбалансированных прибылей (доходов) на новой рентной основе и соответствующее развитие реальной экономики хозяйствования, в том числе на землях лесного фонда. Именно это стало основной причиной и следствием перераспределения в чрезвычайно короткие сроки "прав" на владение основным национальным богатством, накопления крупных капиталов, социального расслоения общества, разного рода коррупционных схем и т.д.

Ведущими учеными доказано, что в Украине как государстве с переходной экономикой возникла проблема противостояния между правом собственности на рентный ресурс (источник возникновения ренты) и правом его использования. Такая ситуация сложилась по той причине, что при слабости институциональных регуляторов рыночных отношений, уже достигших определенного уровня развития, и отсутствии налаженных институтов собственности на природные ресурсы и налогообложения возник реальный дисбаланс между отношениями монополии собственности на природные ресурсы и монополией на присвоение ренты. Это проявилось в том, что в важнейших отраслях, в частности лесопользовании, где используются плодородные почвы как особый животворный воспроизводящий природный ресурс, предприниматели стали использовать природные ресурсы как собственные, хотя они не являются таковыми в институциональном смысле.

В результате этого и из-за отсутствия соответствующих государственно-регуляторных механизмов и соответствующих институтов по их реализации, а также несбалансированности всей системы экономических отношений продолжает функционировать искусственная монополия под видом "лесных" структур — фактически посреднических или финансовых, контролирующих товарные и финансовые потоки, связанные с самой ликвидной лесохозяйственной продукцией, древесиной.

Эта монополия непроизводственных структур используется ими для максимизации дохода, прежде всего от владения древесиной, и, как следствие, для присвоения природно-ресурсной ренты. То есть можно утверждать, что в современных условиях последняя сосредоточивается именно в посредническо-финансовой сфере, то есть функционирует лишняя структура (надстройка).

В свою очередь, под видом поиска путей выхода из кризисной ситуации, в том числе в лесоводческой отрасли, основной поток информации среди ученых и общественности, особенно публичной, в спектре слишком произвольных и одновременно разнообразных трактовок о якобы необходимости усиления так называемого государственного управления лесами (фактически влияния чиновников) указывает на отвлечение внимания подавляющего большинства граждан от основных проблем, причин и следствий существующего социально-экономического положения.

Ввиду такой коррупционной составляющей и деятельности неформальных кланов в отношении нашего основного национального богатства — земли и ее природных ресурсов как объекта права собственности украинского народа — замедляется развитие правового государства в интересах общества.

Какие ориентиры на успех…

Руководствуясь действующими нормами Конституции Украины, для полноценного становления нашей страны как состоявшегося, демократического, правового государства с полноправными гражданами и чистой окружающей средой мы должны, прежде всего, воспринимать и применять слово "земля"(в нашем случае также относительно земель лесного фонда — по ЗК, или даже по просоветскому определению "земли лесного фонда", до сих пор фигурирующему в ЛК) в двух его основных сущностях конституционного права собственности. То есть говорить (во всех аспектах и отношениях) о земле и ее природных ресурсах как о природных объектах права собственности украинского народа и общенациональном капитале, а также о земельном участке как объекте гражданских прав, находящемся в собственности (государственной, коммунальной, частной) и являющемся капиталом его владельца (государства, общества, гражданина или юридического лица).

В этой связи ключевая роль должна отводиться формированию новых механизмов взаимодействия этих земельных прав, которые капитализируются в процессе реализации интересов (получения прибыли), благодаря появлению реального собственника на конкретный земельный участок, в пределах которого и возникает "право пользования природными объектами права собственности народа", что и становится реальным ключом к проведению настоящих реформ в лесохозяйственной отрасли.

Такой подход очень важен, учитывая многофункциональность лесных экосистем. Ведь лесные насаждения, лесополосы, кустарники, отдельные деревья и кусты и все насаждения и растения вместе с прилегающими угодьями других категорий земель и их естественными свойствами как природными объектами по своему назначению и местоположению выполняют преимущественно водоохранные, водорегулирующие, защитные, санитарно-гигиенические, оздоровительные, рекреационные, эстетические, воспитательные, другие функции, являются источником удовлетворения нужд общества в лесных и других ресурсах и создаются в результате сознательной лесохозяйственной деятельности человека или же самой природой помимо воли человека.

Несмотря на то, что, по данным Госгеокадастра Украины, со времени принятия Конституции Украины площадь лесов и других лесопокрытых площадей в целом по стране увеличилась в основном путем самозалеснения из-за бесхозяйственной деятельности на малопродуктивных сельскохозяйственных угодьях (см. табл.), следует констатировать тот факт, что функциональная возможность лесных экосистем значительно снизилась.

В то же время уменьшились площади открытых земель без растительного покрова или с незначительным растительным покровом. Вызывает серьезную обеспокоенность ухудшение состояния водорегулирования и водоудержания не столько из-за глобального потепления, сколько из-за массового прореживания древостоев и нарушения баланса угодий в агроландшафтах путем уменьшения природных залежных земель, сенокосов и пастбищ и заиливания рек, ручьев и водоемов в основном продуктами водной эрозии пахотных земель. Хотя, по данным земельного учета, площади, занятые покрытыми поверхностными водами, увеличились.

Важно, что все эти и другие природные ресурсы олицетворяют соответствующие природные объекты биосферы, которые конституционно задекларированы как природные объекты права собственности украинского народа, находящиеся под особой охраной государства. Поэтому природные свойства лесных древостоев (деревьев, кустов, растений) и в целом лесных экосистем как природных объектов предоставляют экосистемные услуги, что генерирует капитал в пользу всех участников (факторов), особенно лесовода-хозяина (его физических, интеллектуальных, профессиональных или финансово материальных вкладов).

При этом важно понимать, что величина прибыли в пользу природно-ресурсной составляющей в капитале экосистемных услуг (конечного продукта) составляет основную долю и не может присваиваться кем бы то ни было. Это конституционное требование усиливает необходимость общенационального обеспечения состояния и качества окружающей природной среды и усиленного контроля.

Однако в нынешних условиях рыночной нестабильности и в процессе поспешного реформирования лесохозяйственной отрасли осталась без внимания проблема институционализации абсолютного права собственности украинского народа на природные ресурсы, в том числе на земли лесного фонда.

Исходя из конституционных требований, на данном этапе государственного строительства и перехода к частной собственности только на земельные участки как объекты гражданских прав предлагаем разграничивать интересы принадлежности собственности, позволяющей получать доходы (прибыль), а именно за:

— право собственности на землю и ее природные ресурсы как объект права собственности всего украинского народа (природные свойства и природная энергия);

— право собственности на земельный участок как объект недвижимости;

— право собственности на дополнительно затраченную работу в процессе хозяйствования;

— право создавать государством (путем введения квот, пошлин, льгот и т.п.) благоприятную экономико-правовую среду для экспансии отечественными товарами углубленной переработки с высокой добавленной стоимостью, а не сырьем, на внутренние и внешние рынки (монопольное право).

Все указанные четыре вида доходов взаимосвязаны между собой и государством и всеми участниками, использующими землю и ее природные ресурсы.

Следует отметить, что право на получение соответствующей рентной прибыли субъектом права собственности (государственной, коммунальной, частной) на земельный участок является кумулятивно-производным, появляющимся благодаря существующим природным ресурсам (животворным почвам, солнечной квантовой энергии, воздуху, водным и другим природно-энергетическим ресурсам и самому процессу фотосинтеза) в процессе осуществления законного и рационального хозяйствования (лесохозяйственной деятельности как вида лесного земледелия) в пределах такого участка — его собственником или пользователем (лесоводом-хозяином, специализированным лесохозяйственным предприятием любой формы собственности), в том числе на правах долгосрочной (до 99 лет) аренды.

В связи с этим, формируя в процессе реформирования лесного хозяйства региональную многоукладную экономику на частной основе, "лесоводству" и "лесопользованию" как отраслям производства необходимо придать присущие им значение и порядок свободного функционирования на основе финансово-хозяйственной самостоятельности, которая будет безапелляционно действовать в поле общенациональных интересов и беспрецедентной полной ответственности за свою деятельность.

Предлагаемые механизмы должны функционировать как взаимозаинтересованные, быть взаимозависимыми, а сами прибыли (доходы) распределены между четырьмя основными их участниками (см. рис.).

В результате такого взаимосогласованного природопользования в процессе рациональной и прогнозируемой хозяйственной деятельности лесовода (специализированного предприятия) в конкретных природно-климатических условиях проявляется и утверждается, кроме земельной рентной прибыли в качестве основного интереса субъекта-собственника и субъекта-хозяина, еще и главная капитализированная общенациональная прибыль в виде ренты, налога или иной формы платы за пользование лесными экосистемами и их составляющими как природными объектами права собственности.

Предлагаемое разделение этих интересов с позиции экономической выгоды в значительной степени усиливает представление о целостности и взаимности функционально-хозяйственной принадлежности к природным объектам как основному национальному богатству только в процессе "пользования", применяя механизмы наиболее применяемых терминов: "землепользование"—"лесопользование"—"природопользование"...

При этом право собственности (владения, пользования и распоряжения) конкретным лесным земельным участком как объектом недвижимости, фактически олицетворяющим только территориальную единицу в конкретных пределах, не может автоматически применяться в отношении права "...-пользования" лесных экосистем и плодородных почв как природных объектов — основного национального богатства и основы жизнедеятельности в Украине.

Кроме того, следует добавить, что размытое конституционное гарантирование права собственности на "землю" и неоднозначные по содержанию и сути понятия "земля" и "земельные участки" требуют конкретизации, корректировки, а также урегулирования механизмов их адресного применения и в лесохозяйственных отношениях, начиная с Основного Закона Украины, Земельного и Лесного кодексов Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно