Тариэл Васадзе: "От того, что иностранные производители пользуются нашим рынком, Украине тоже должна быть какая-то польза"

29 марта, 2013, 20:54 Распечатать Выпуск №12, 29 марта-5 апреля

Почетный президент Корпорации "УкрАвто" Тариэл Васадзе рассказывает о том, кто был инициатором введения спецпошлин, на сколько действительно поднимутся цены на автомобили, и о том, как сдали национальный автомобильный рынок.

© svit24.net

— Хотелось бы начать с вопроса о скоропостижности введения спецпошлин. Но, возможно, сначала есть смысл вкратце охарактеризовать нынешнее состояние национальной автомобильной промышленности, и это все объяснит?

— Вопрос о том, почему Комиссия по спецпошлинам почти год не публиковала результатов спецрасследования, вполне логичный. Введение спецпошлин — серьезный шаг, и прежде чем его сделать, наше правительство изучало ситуацию. Правительству надо было убедиться, что импорт автомобилей действительно угрожает экономике нашей страны. Для этого отслеживалась динамика производства и импорта автомобилей в Украине.

Ситуация в отечественной автомобильной промышленности катастрофически ухудшилась. Если в
2011 г. доля автомобилей украинского производства на нашем рынке составляла 29%, то в 2012-м она сократилась до 10%. 90% автомобилей на отечественном рынке — импорт!

Украина завершила 2012 год с отрицательным внешнеторговым балансом около 15,9 млрд долл. Автомобили — это третья позиция по оттоку валюты из страны. На первом месте — газ, на втором — нефть, на третьем — автомобили.

Сложившаяся ситуация и вынудила правительство принять такое решение. Ведь стало понятно, что если не найти импортозамещение, то есть не развивать индустрию в стране, то проблемы будут нарастать. Вечно нам деньги занимать не будут.

Конечно, свою положительную роль в принятии решения о введении спецпошлин сыграл и визит президента Виктора Януковича на ЗАЗ. Он своими глазами все увидел, очень детально обо всем расспрашивал, изучал, что нужно сделать, чтобы оказать заводу содействие.

Кроме того, в правительство пришли новые люди. И вице-премьер Юрий Анатольевич Бойко, и министр экономического развития господин Прасолов. Возобновило свою работу Министерство промышленной политики. Новый министр там — человек с большим опытом, он был руководителем крупного предприятия. Эти люди проанализировали ситуацию. Да и сами производители инициировали, чтобы решение комиссии вступило в силу.

В одном из интервью я говорил, что нашим гимном должна стать защита национального производителя. Можно считать, что первые аккорды этого гимна уже прозвучали. И я уверен: обязательно будет и сам гимн.

— То есть вы хотите сказать, что будут приняты и другие меры?

— Спецпошлины — это только первый шаг по защите национального производителя. Сегодня для нас большой проблемой является российский утилизационный сбор. Его влияние на наш автопром мы изучаем с сентября прошлого года. Думаю, что и эти наши проблемы будут скоро решены, и Украина тоже введет у себя утилизационный сбор. Автомобили российского производства завозят к нам без пошлины и без утилизационного собора, а мы, экспортируя в Россию свои авто, платим высокий утилизационный сбор и оказываемся фактически неконкурентоспособными. Я уверен, что и правительство, и Верховная Рада поддержат введение такого сбора в Украине. Тогда мы сможем сказать, что у нас начинает создаваться нормальный инвестиционный климат.

— Из-за неожиданности публикации решения Комиссии по спецпошлинам у многих сложилось впечатление, что это очередная PR-кампания, которая создаст ажиотаж и поможет распродать склады 2012 г.

— Нет, это результат и первые шаги системной серьезной работы, которая позволит машиностроению в нашей стране все же возродиться и развиваться.

— Многие скептически относятся к введению спецпошлин, поскольку не верят, что это поможет национальному автопрому или привлечет инвестиции в нашу промышленность.

— Инвестиционный климат сам по себе не появляется, его надо сформировать. Ни в одну страну не приходит инвестор, если там нет рынка и нет защитных барьеров для его инвестиций. Нет рынка — инвестор не приходит. Есть рынок, но нет барьера — инвестор импортирует готовую продукцию. Есть рынок и есть барьер — инвестор открывает в стране свое производство. Барьер — это импортная пошлина. И спецпошлины — это первый шаг в данном направлении. Так было в Турции, Корее, Китае. Самый свежий пример — Россия.

— Но ведь введение спецпошлин поднимет цены на автомобили на 15,6%, и это ударит по простым гражданам?

— Во-первых, спецпошлина вводится не для всех автомобилей. Она касается авто с бензиновыми двигателями до 1,5 л — 6%, от 1,5 до 2,2 л — 12,95% и не затрагивает большинство продуктов на автомобильном рынке Украины. Цена на автомобили не вырастет на 15,6% по многим причинам. Она поднимется незначительно.

— Тариэл Шакрович, почему вы считаете, что цена поднимется незначительно?

— Рост цен на импортные автомобили если и будет, то в пределах 3–5%. Что совсем не 15,6%, как это преподносят импортеры. Импортеры не совсем корректно считают. По нашим расчетам, спецпошлина в 12,95% в структуре цены автомобиля может дать в рознице рост стоимости не на 15,6%, а в среднем на 11,53%. Это для автомобилей с моторами объемом 1,5–2,2 л. А для авто с объемом до 1,5 л это будет 6%.

При этом не надо забывать, что часть этой спецпошлины абсорбирует производитель, а часть — сам импортер, который в действительности имеет большой запас прочности. Я это знаю, поскольку Корпорация "УкрАвто" не только производит автомобили, но и занимается их импортом. Кроме того, мы все видим, какие скидки дают дилеры во время всевозможных акций. Они составляют от 10 до 20%. Сопоставьте: 11,53 и 6% спецпошлины и скидки в 10–20%. Значит, есть такая возможность. И цена автомобиля в рознице не вырастет так, как это пытаются представить импортеры. В итоге, я думаю, подорожание импортных автомобилей будет не большим, чем средний ежегодный рост цен, наблюдаемый на все товары.

— То есть введение спецпошлин отразится и на "УкрАвто"? Ведь корпорация импортирует в Украину многие автомобильные марки: Mercedes, Dodge, Jeep, Opel, Chevrolet, KIA (в том числе из России).

— Да, отразится. Мы считаем, что Украина не предпринимает никаких заградительных или других мер, чтобы в стране не было импорта. В Украине должно развиваться внутреннее производство, создаваться добавочная стоимость и новые рабочие места. И, конечно, должен быть и импорт.

— Как спецпошлины могут помочь национальному производителю, если цены на импортные автомобили не поднимутся?

Деньги от спецпошлин получает не национальный производитель, а бюджет государства. И они очень важны, поскольку помогают решать проблемы в бюджетной сфере. А для производителя эти меры — защитный барьер. И 3–5% для производителя — это существенно. После введения спецпошлин у импортеров больше не будет возможности на 10–20% опускать цену, тем самым заставляя украинских производителей продавать свою продукцию с убытками.

— Некоторые импортеры называют введение спецпошлин попыткой передела рынка.

— Передел рынка уже произошел. В 2008 г. И это был передел в пользу импортеров, когда каждый год национальный производитель терял часть рынка. О каком переделе еще могут говорить импортеры, занимая сегодня 90% рынка? Они хотят, чтобы было 100%? Как бы реагировали производители в Евросоюзе, в той же Германии или Франции, если бы там было 90% импортных японских, корейских, американских или, может, украинских автомобилей? Я думаю, что мгновенно были бы приняты максимально защитные меры. США многократно вводили спецпошлины на разные группы товаров.

Я бы хотел для наглядности вернуться в 2008 г., когда мы вступили в ВТО на самых худших условиях. Тогда пошлина была 25%. Мы резко опустили ее до 10% и потом постепенно опускали. Сегодня на автомобили малого класса — это 10%, на автомобили с двигателями объемом свыше 3 л — 5%. Если проанализировать ситуацию, станет видно, что цены на автомобили от снижения пошлин не упали. Наоборот, они каждый год росли. Поэтому дилеры и дают сегодня покупателям скидки в 10, а иногда даже в 20%.

Есть много стран и с более высокими импортными пошлинами на автомобили. Но назовите мне хоть одну из них, где из-за этого не работают импортеры. Даже в Турции, где налог с продажи дорогих авто почти 100%, импортеры работают.

— Автопроизводители просят поддержки, но при этом не берут на себя никаких обязательств. Например, о снижении цен, о выводе на рынок новых моделей. Если спецпошлины введут, у производителей есть какая-то программа развития, которая бы объяснила простому покупателю, что даст введение спецпошлин на три года?

— Конечно, такая программа есть. И у нас, и у каждого украинского производителя. Но прежде чем начнется выполнение этих программ, необходимо создать равные условия конкуренции на внутреннем рынке. Даже если взять только оборотные средства и кредитование, мы увидим, что иностранным производителям, импортирующим свои авто в Украину, кредиты выдаются под 2–3%, а у нас они — 20% и выше. Поэтому мы и говорим о переходном периоде в три года, на который Украине нужна защита для создания равных условий конкуренции производителей с импортерами. А когда нам удастся создать равные условия, и ЗАЗ, и другие украинские предприятия получат новых партнеров. Вырастут у нас в стране и новые автомобильные заводы. Черкасский автомобильный завод активно работает с Hyundai, и как только появятся соответствующие условия, будет принято решение о запуске одной из моделей Hyundai.

Кроме того, когда в России принимали известное постановление №166, я не думаю, что к ним уже стояла очередь из инвесторов. И кто-то что-то конкретно обещал. Сначала надо прописать, принять и обеспечить правила игры, а потом уже ждать инвесторов.

У ЗАЗа еще в 2007–2008 гг., когда наблюдался всеобщий рост, были конкретные предложения от инвесторов. Но после вступления в ВТО и значительного снижения пошлин им стало намного выгоднее импортировать к нам готовую продукцию, чем производить ее в Украине.

— Что вы думаете об "итальянской забастовке", которую обещают импортеры? Они говорят, что перестанут завозить в страну автомобили.

— Прежде всего, что это, как минимум, недружелюбно к потребителям. Еще я хочу обратить внимание, что когда во Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров (ВААИД) говорят, что перестанут завозить автомобили, как в
2009 г., и бюджет перестанет получать деньги, они как будто забывают, какое тогда было время. Вступление в ВТО, потом мировой кризис, 100-процентная девальвация, почти полная остановка кредитования в то время, когда уже почти 60% автомобилей в стране продавались в кредит. И падение продаж автомобилей произошло тогда не только в Украине, но и в мире.

К нам до кризиса завезли столько машин, что их распродавали и в 2008-м, и в 2009-м и в 2010-м. Несмотря на то, что автомобили "не завозили", в 2009 г. было продано, если я не ошибаюсь, около 170 тыс. авто. Из них только 47 тыс. внутреннего производства, остальное — импорт. Так что разговоры о том, что был приостановлен импорт и бюджет ничего не получал, — неправда.

Также нельзя говорить и о том, что бюджет не получит тех доходов, которые получал до введения спецпошлины. Если пошлина растет, значит, и поступления в бюджет увеличиваются.

— Не приведет ли поддержка национального производителя к другой угрозе: для оптимизации налогов у нас опять начнет развиваться отверточная сборка?

— Такая вероятность есть. Ни в одной стране мира государство не дает льготы без обязательств. У нас, к сожалению, это по сей день существует. Я думаю, что сегодня Украина такой роскоши позволить себе уже не может. Поэтому, как я уже говорил, спецпошлины — это только первые шаги. Правительством будет принято решение, что те, кто желает производить какую-нибудь модель автомобиля в Украине, должны взять обязательство, что впоследствии в течение какого-то периода должна произойти локализация ее производства. И это строгое обязательство: государство дает льготы, а производитель должен за какой-то период создать определенное количество рабочих мест и в итоге — создавать добавочную стоимость в нашей стране. В России, если такой производитель не выполнил своих обязательств, он должен вернуть все деньги, которые он в виде льгот получил за несколько лет. Причем с пеней.

— Какие еще шаги, по вашему мнению, надо предпринять, чтобы наш автопром получил от их введения эффект. Чтобы заработала комплексная система поддержки?

— Первое — спецпошлины, второе — принятие закона по экологическому сбору, третье — определение четких правил для инвестора и государства.

Одна лишь спецпошлина — это не решение вопроса, нужен пакет документов, целый комплекс мер. Проекты этих мер уже готовы и в ближайшее время будут внесены и в парламент, и в правительство. Стране нужна разумная регуляторная политика.

— Если все пойдет так, как вы планируете, мы можем говорить о том, что уже в каком-то обозримом будущем увидим новые модели автомобилей, собранные на наших заводах?

— Когда в России был создан инвестиционный климат, не только были построены и строятся новые заводы, но и без инвестора не остался ни один из существующих заводов.

Говорить, что все эти меры у нас принимаются только для ЗАЗа, все равно, что утверждать, будто все защитные меры, принятые Россией, делались для ВАЗа. Не ВАЗ определяет политику России в автомобильной отрасли, а ее правительство. Благодаря пошлинам, в России появились и уже работают 18 полномасштабных автомобильных заводов и строятся еще четыре. При этом и ВАЗ развивается, и сейчас Mercedes и Volkswagen начали работать с ГАЗом. А автозаводы Украины сегодня — не хуже. И если мы сделаем необходимые шаги, инвесторы и партнеры придут и на ЗАЗ, и на другие украинские автомобильные предприятия. Ведь благодаря межгосударственному соглашению при соответствующей локализации автомобили, произведенные в Украине, могут беспошлинно поставляться в страны — участники соглашения (СНГ. — Ред.).

— Но какой-то конкретики по этому вопросу пока нет?

— И Запорожский, и Черкасский автомобильные заводы очень активно работают с Hyundai. И, думаю, у них есть модель, которую они могут поставить на производство при принятии тех мер, о которых я сказал.

— Не станет ли введение спецпошлин в Украине поводом для возмущений и санкций со стороны России или Евросоюза?

— У России нет повода для возмущения и негативной реакции на введение нами спецпошлин. 60% автомобилей, которые продаются на рынке России, — это продукция их заводов. Они планируют довести эту цифру до 80%. Здесь и KIA, и Volkswagen, и Nissan, и Lada, и другие марки. А у нас 90% импорта.

Что касается Евросоюза, то Украина действует в строгом соответствии с правилами ВТО. Да, они будут говорить о равных условиях, да, они хотят, чтобы все было открыто, и у них была возможность завозить готовую продукцию. В Европе пошлина выше, чем в Украине. А мнение ВААИД — это еще не мнение Евросоюза. Кроме того, мне не понятно, как несколько импортеров, среди которых граждане других стран, могут определять индустриальную политику для всей Украины. И обеспечивать "счастье нации". К слову, далеко не все импортеры — члены ВААИД.

Россия ввела у себя утилизационный сбор, и Европа молчит. Потому что это — как еще одно обещание защищать инвестиции от президента России тем, кто уже построил там заводы. Нам надо самим понимать, чего мы хотим. Мы хотим иметь рабочие места? Мы хотим иметь нормальный внешнеторговый баланс? Мы сами должны у себя дома отстаивать свои интересы. Импорт должен быть дороже местных товаров. Ведь от того, что иностранные производители пользуются нашим рынком, Украине тоже должна быть какая-то польза.

Источник: интернет-издание www.autoconsulting.com.ua

Автор: ИАГ "Авто-Консалтинг"

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 19
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно