Страны-антонимы: как и почему Турция обогнала Украину

7 декабря, 17:38 Распечатать Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря

Украина и Турция — два разных отражения одного зеркала.

У Украины и Турции много общего: обе страны имеют выход к Черному морю, являются транзитными странами между Востоком и Западом, между ними существуют тесные исторические, политические, культурные и экономические связи. 

Украина и Турция — это два разных отражения одного зеркала. И хотя за последние 25 лет отличий становится все больше, даже опыт последнего турецкого кризиса мог бы стать для нас во многом полезным. Если бы украинские политики умели учиться на чужом опыте.

Разные успехи с одинакового старта

В конце 1980-х по своим размерам экономики обеих стран были практически одинаковыми: ВВП Турции, по данным Всемирного банка, составлял 107,1 млрд долл., Украины — 82,7 млрд. Разница на самом деле незначительная по сравнению с сегодняшним днем. За последние 30 лет экономика Турции росла как на дрожжах и антибиотиках, увеличившись в 8,5 раза. Украинская в это же время едва преодолела барьер конца 80-х прошлого века, добавив всего лишь несколько процентов. В 2017 г. ВВП нашей страны составлял 112 млрд долл., Турции — 851 млрд, а в 2013 г. был еще большим — 950 млрд долл.

Теперь, через почти три десятилетия, мы больше не похожи друг на друга: на южной стороне Черного моря — страна с сильной экономикой, хотя и со своими проблемами, на северной — все та же вечно проблемная украинская экономика, которая по сути продолжает буксовать на старых советских покрышках.

Основной период роста турецкой экономики пришелся на 2000-е годы, сразу после завершения экономического кризиса 1999–2001 гг. и тяжелых структурных реформ. В первую очередь значительно увеличились поступления от туризма, транспортной отрасли, машиностроения, транзита. Благодаря этому Турция смогла войти в двадцатку самых сильных экономик мира.

По данным Всемирного банка и портала Trading Economics, в 2017 г. экономика Турции выросла на 7,4%, продолжая восьмилетний тренд подъема. В период с 1999-го среднегодовой прирост ВВП составил 4,87%.

Основными причинами такого быстрого роста считается ставка на экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью. Благодаря этому автомобильный сектор страны является пятым в Европе. Турецкие компании-производители бытовой техники расширяют рынки присутствия. Турция превратилась в важный энергетический мост, соединяя регионы добычи энергоресурсов — Азербайджан, РФ — с потребителями в Европе.

Кроме этого, официальной Анкаре удалось преодолеть зависимость от МВФ и самой начать кредитование Фонда в 2012 г. Несмотря на то, что еще в 2002-м страна взяла в Фонде кредит в размере 20 млрд долл., сегодня ее задолженность одна из самых низких в Европе (по состоянию на декабрь 2017-го составляла 28,3% к ВВП — один из наименьших показателей в мире).

Экономический прирост во многом был вызван многократным увеличением числа туристов в течение последних 40 лет, что в значительной мере способствовало развитию строительной и транспортной отраслей. Так, в 1980 г. страну посетили 1,2 млн иностранцев, в 2000-м — 10,4 млн, а уже в 2012-м — 31,4 млн.

Однако главный фактор ощутимого роста турецкой экономики — экономические реформы, возглавляемые министром экономики Турции в 2001–2002 гг. Кемалем Дервишем. Основой его стабилизационной программы были структурные изменения в основных сферах. Во-первых, Дервиш провел банковскую реформу с целью защиты государственных банков от политического вмешательства. Особое внимание уделялось усилению независимости центрального банка. Во-вторых, были осуществлены структурные реформы в сельском хозяйстве и энергетике. В-третьих, реформирован бюджетный процесс.

Правительства Бюлента Эджевита, а затем Реджепа Эрдогана добились создания новой регуляторной среды, уменьшения бюджетного дефицита благодаря сокращению бюджетных расходов и продаже неэффективных государственных компаний. Международные займы направлялись на усиление экономической активности, что привело в том числе к увеличению инвестиций. Турция перешла на свободно конвертируемый курс, сняла ограничения на обращение капитала и усилила финансовую дисциплину.

Оценивая турецкое "экономическое чудо" начала и середины прошлого десятилетия, всемирно известный экономист Дарон Аджемоглу и его коллега Мурат Уджер выделили три ключевые причины роста экономики Турции, важные, в частности, и для Украины.

Во-первых, турецкое правительство было вынуждено принять предложенные МВФ и Всемирным банком тяжелые структурные реформы, заключавшиеся в обуздании высокой инфляции (в результате она уменьшилась с 70 до 12%), обеспечении финансовой дисциплины, передаче части полномочий в сфере принятия решений и регулирования независимым органам и внедрении прозрачности в до этого коррумпированной системе госзакупок.

Во-вторых, новоизбранная коалиция во главе с Партией справедливости и развития (AK) продолжила начатые реформы, завершив десятилетие вмешательства армии в экономику.

В-третьих, по мнению экономистов, одним из основных стимулов для изменений были теплые отношения с ЕС. Турецкое правительство верило, что внедрение экономических и политических реформ является залогом присоединения Турции к Евросоюзу.

Вследствие начатых в 2002 г структурных изменений удалось добиться роста ВВП и уменьшения инфляции. Существенно повышалась производительность труда — на 3% пять лет подряд, частные инвестиции увеличились на 10%, государственный долг сократился с 75% от ВВП до 35%. Правительство увеличило финансирование общественных услуг, в частности здравоохранения и образования, при этом распределив их в пользу центра и востока страны, где социоэкономическая ситуация была наихудшей. В результате коэффициент неравенства между жителями богатого Стамбула и бедного востока начал уменьшаться (но, кстати, остался значительно выше украинского — 38% против 25).

Разрушительное вмешательство

Но все же не следует смотреть на турецкую экономику исключительно в розовых очках. Период экономического подъема продолжался относительно недолго. Начальный старт реформ в сочетании с докризисной конъюнктурой на международном рынке в 2005–2008 гг. и готовностью инвесторов вкладывать средства в новые рынки способствовали росту экономики Турции.

А уже в конце прошлого десятилетия, считают Аджемоглу и Уджер, в Турции усилились популистские тенденции, что стало причиной сворачивания ключевых реформ, которые еще несколько лет назад стали залогом экономического успеха страны. Во-первых, правительство изменило правила тендерных процедур, уменьшив количество отраслей и товаров, закупавшихся на открытом тендере. Во-вторых, была возобновлена политика прямого принятия решений. В-третьих, изменилась общая внешнеполитическая стратегия правящей власти: вместо четкого евроинтеграционного курса позиция страны стала более сдержанной. К тому же Эрдоган начал массово тратить средства на популистские инфраструктурные проекты: дороги, мосты и аэропорты. В результате произошло то, чего и следовало ожидать: рост ВВП замедлился, бюджетный дефицит и уровень коррупции увеличились.

Турецкая экономика еще как-то продержалась десятилетие. Самые неутешительные прогнозы начали сбываться в 2018 г., хотя обострение экономических проблем ощущалось уже в 2016-м после политического кризиса и попытки военного переворота. По состоянию на октябрь этого года инфляция в Турции достигла 15-летнего максимума. В августе, когда экономика рухнула, курс лиры упал на 30%, фондовые рынки — от 17 до 40%.

Подобная ситуация обусловлена как экономическими, так и политическими причинами. Несмотря на значительный экономический рост 2000-х, Турция осталась зависимой от импорта и внешних средств для стимулирования внутреннего развития. Чтобы покрыть торговый дефицит, страна снова вышла на рынки заимствований. Как следствие внешний долг за десять лет вырос до 230 млрд долл., бюджетный дефицит достиг 5,5% ВВП, экономика осталась зависимой от импорта. Девальвация лиры (за годы правления Эрдогана стоимость национальной валюты уменьшилась на 70%) и инфляция повысили стоимость импорта. Рефинансирование долгов усложнено из-за обострения отношений с ЕС и США. Соответственно, у страны остается немного возможностей для экономического маневра и решения вопроса долгов, которые давят на лиру и экономику в целом.

В такой же ловушке оказались и турецкие компании. Последние брали крупные суммы кредитов в иностранной валюте. С девальвацией лиры кредиты выросли в цене, и теперь значительное количество таких компаний оказалось перед угрозой банкротства. Похожий опыт есть и у Украины. Из-за избытка дешевых кредитных ресурсов и ручного регулирования курса национальной валюты резкое изменение курса гривни в 2014 г. сказалось на способности физических и юридических лиц возвращать кредиты, значительная часть из которых тоже была в иностранной валюте.

Вторая причина экономических проблем Турции — прямое вмешательство Эрдогана в экономику, который по сути держит в ручном режиме монетарную политику и влияет на решения центрального банка. Например, после роста индекса потребительских цен на 16% в июле центробанк Турции должен был отреагировать поднятием процентной ставки. Однако он поддался давлению президента и оставил ставку на уровне 17,75%. Эрдоган в это время заявил, что именно повышение процентной ставки приводит к росту инфляции.

Конечно, на турецкую экономики оказали влияние и внешнеполитические факторы, в первую очередь обострение отношений с США. 1 августа с.г. турецкое правительство отказалось выдать Вашингтону американского пастора. Штаты ответили санкциями против министров юстиции и внутренних дел. Турция в ответ ввела санкции против представителей администрации Трампа. Но следует подчеркнуть, что именно последние просчеты правительства, попытки вмешиваться в политику центрального банка, стимулирование роста любой ценой, высокий бюджетный дефицит, низкие процентные ставки и закредитованность бизнеса иностранными кредитами стали первопричинами экономических проблем в текущем году.

Украинский коллапс

Если Турция за последние 30 лет достигла существенного прогресса, несмотря на последние экономические проблемы, Украина, наоборот, никак не может выбраться с экономического дна. Начиная с конца 80-х наша экономика падала в течение 90-х годов, а также испытала сильный удар в период кризиса 2008–2009 гг. Начавшаяся в 2014-м война и отсутствие реформ в предыдущие годы стали очередным серьезным вызовом.

Основная часть неправильных решений, ошибок была заложена еще в 1990-е годы. В 2016-м мы с коллегами определили семь основных ошибок украинской власти, которые в итоге и привели к хроническим экономическим проблемам. Прежде всего это отсутствие независимого центрального банка, регулирование цен (в частности, на энергоресурсы) и экспорта, постоянное откладывание пенсионной реформы, ваучерная приватизация, мораторий на продажу земель сельхозназначения, создание специальных экономических зон таким образом, что они стали только средством избежать налогообложения, и т.д.

Эти и другие решения создали в стране олигархическую систему, непрозрачные и неконкурентные рынки, коррупционную ренту, репрессивную налоговую систему, став причиной глубоких экономических кризисов, инфляций и девальвации гривни.

В отличие от Турции, именно из-за отсутствия реформ Украина подверглась большему негативному влиянию в ходе экономического кризиса 2008–2009 гг. Если турецкий ВВП упал в 2009-м на 4,7%, то украинский — на 14,8% только за год!

Украина, в отличие от нашего южного соседа, осталась заложницей помощи МВФ, а также некомпетентности, экономической зависимости, тотальной неэффективности и невозможности воплощать полноценные реформы во всех без исключения сферах. Если Турция использовала кредит МВФ разумно и вернула долги, Украина продолжает заимствовать, до сих пор возвращая эти деньги с помощью следующих кредитов.

Решающие годы

В конце 1980-х Украина во многом опережала Турцию. Кроме того, был некоторый запас прочности, который можно было использовать, как это сделали страны Центральной Европы и Балтии. Однако вместо структурных реформ и трансформации украинская власть пошла другим путем. Куда мы пришли, ярко видно при сравнении украинской и турецкой экономик.

По показателю ВВП на человека (по паритету покупательной способности) до 1992 г. на каждого украинца приходилось 6,38 тыс. долл., тогда как в Турции он составлял 6,3 тыс. Начиная с 1992-го тренд начал резко меняться: ВВП на душу населения в Турции активно рос практически каждый год, достигнув в 2017-м 26,5 тыс. долл. При этом Украине только в конце 2000-х удалось достичь уровня благосостояния конца 80-х прошлого века. В 2017 г. наш ВВП на душу населения составлял 8,6 тыс. долл.

Экономический рост в Турции сопровождался сопоставимым увеличением численности населения. Опять-таки, как и в случае с ВВП, у Украины было преимущество к началу 90-х. Потом количество населения начало активно уменьшаться. От начальной точки — 1990-го — численность населения в Украине снизилась на 8 млн человек, тогда как население Турции выросло на 30 млн. По подсчетам Государственной службы статистики, имеющееся население Украины по состоянию на 1 сентября 2018-го — 42 млн 234 тыс. За восемь месяцев с начала года показатель уменьшился на 150 тыс., или два города наподобие Смелы.

Турция продолжает активно развивать свой транзитный потенциал. Кроме транзита энергоресурсов — нефти и газа, Турция становится воздушным хабом на пути между Азией, Африкой и Европой. В Стамбуле, который сначала принимал такое же количество авиапассажиров, как и "Борисполь", сегодня уже функционируют три крупных аэропорта. Один из них — Новый аэропорт Стамбула (IGA), кстати, недавно введенный в эксплуатацию, является крупнейшим на данный момент в мире. Предполагается, что он сможет принимать 200 млн пассажиров в год, то есть на 95% больше, чем в 2017-м принял "Борисполь". Также в Стамбуле функционируют Международный аэропорт Ататюрка (пассажиропоток 63,7 млн человек) и Аэропорт Стамбул-Сабиха Гекчен (31 млн). То есть у каждого стамбульского аэропорта пассажиропоток больше, чем у главных воздушных ворот Украины.

В целом, если в 1993 г. пассажиропоток в аэропортах Украины и Турции был одинаковым — приблизительно 4,9 млн человек, то сегодня пассажиропоток в Турции достиг 110 млн человек, а в Украине всего 16млн.

Расширение экономических возможностей и привлекательный бизнес-климат способствовали масштабному росту поступления прямых иностранных инвестиций. До 2005 г. объем инвестиций в Турции был больше на 1–1,5 млрд долл. по сравнению с Украиной. С тех пор инвестиции в турецкую экономику значительно выросли: сначала до 10 млрд долл., а со временем до 22 млрд. Украина получала больше всего инвестиций в 2007-м и 2008 г. — по 10 млрд долл. После экономического кризиса инвестиции в Турции в среднем составляют 15 млрд долл. в год.

В течение последних 15 лет расходы украинского бюджета превышали расходы турецкого. Например, в 2014-м госрасходы в Украине побили рекорд в 43% ВВП, тогда как в Турции этот показатель был почти вдвое меньшим. Следует отметить, что за последние два года этот показатель у нас уменьшился на 10% и практически сравнялся с показателями Турции.

Ответ на вопрос, почему украинская экономика хронически не растет и неконкурентоспособна, кроется в чрезмерном потреблении энергетических ресурсов. В 1992 г. Украина потребляла 114 млрд кубометров природного газа, в середине 2000-х — 75 млрд, в 2010–2012 гг. — 50–60 млрд. Еще недавно страна ежегодно потребляла свыше 50 млрд кубометров природного газа, и только после 2014-го потребление газа уменьшилось до 32–33 млрд, хотя и это еще много, как показывает европейская и прежде всего польская практика перехода к более энергоэффективной экономике.

В Турции, наоборот, потребление газа за последние 13 лет увеличилось вдвое: с 25 млрд до 50 млрд кубометров. И это закономерно, учитывая увеличение численности населения, рост ВВП и намного более эффективное использование ресурсов. Это лучше всего демонстрирует энергоемкость турецкой экономики, которая сегодня втрое ниже, чем в Украине, и постоянно уменьшается, несмотря на увеличение объемов использования энергетических ресурсов.

Такая же картина и с электроэнергией. В начале независимости каждый украинец в среднем потребил 4,7 тыс. кВт∙ч, в Турции — 0,8 тыс. За 27 лет Украина сократила потребление электрической энергии до 3,4 тыс. кВт∙ч на человека, Турция, наоборот, увеличила до 2,8 тыс. При этом на сегодняшний день более чем 32% электроэнергии в Турции производится из возобновляемых источников, тогда как в Украине — всего 4%.

Соответственно все это время, несмотря на слабость экономики, в Украине образовывалось больше углекислого газа и метана (начиная с 2006–2007 гг. Турция обогнала нас по этому показателю). Этот факт, кстати, ярко демонстрирует отсутствие причинно-следственной связи между увеличением выбросов в атмосферу и ростом экономики. Наоборот, страны, использующие большее количество энергии, чем могут, никогда не будут богатыми. И украинский опыт в этом смысле лучше всего иллюстрирует этот факт.

Что касается человеческого фактора, то если до 90-х годов прошлого века Украина была одним из мировых лидеров по продолжительности жизни, то в Турции в 1960-х годах этот показатель был на 25 лет меньше. Но за последние 58 лет Турция сделала рывок, и средняя продолжительность жизни превысила 75 лет. Украина осталась приблизительно на том же уровне — 71–72 года.

Одно из направлений, по которому у нас еще остается некоторое преимущество, — двусторонняя торговля. В январе—сентябре 2018-го Украина экспортировала товаров на 730 млн долл. больше, чем импортировала, и заработала в 2017-м на торговле с Турцией 1,25 млрд долл.

Выводы

Тяжелые экономические решения, воплощенные в Турции в первой половине прошлого десятилетия, стимулировали значительный рост ее экономики. В период с 1990-го по 2017 г. Турция значительно оторвалась от Украины как в социальном, так и в экономическом аспекте. Хотя сегодня страна испытывает экономические проблемы, заложенные в те годы экономические реформы дали ей фору по сравнению с Украиной, которая не сумела провести реформы в 90-х и провалила задачу в 2005–2008 гг., нарастила госдолг во времена Януковича и едва вышла на медленный и неуверенный рост после тяжелых реформ и политических пертурбаций 2014-го.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • игорь моисеев игорь моисеев 10 грудня, 10:44 Жжжж - это неспроста. Гордон в России и Гордон в Украине, 450 в России и 450 в Украине, кошерный рулит Россией и кошерный рулит Украиной. Новости - только с России и случайные, европейские. А вы - Украина и Турция. Нет, то что мы все время живем в Жжжж - это неспроста. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно