Национальный банк: "Кто на новенького?"

19 января, 18:18 Распечатать Выпуск №2, 20 января-26 января

Именно с поиском преданного человека и было связано затягивание с назначением нового председателя Национального банка. 

© НБУ / Flickr

…ибо много званых, а мало избранных

Мф.20:16; 22:14

Вряд ли сильно ошибусь, предположив, что не один представитель малочисленной, но влиятельной финансовой элиты страны в новогоднюю ночь задумал желание, связанное с назначением нового главы Нацбанка: то ли в отношении самого себя, то ли близкого по духу и совместному делу человека. 

Наверное, Дед Мороз все же существует (хотя бы для избранных). Поскольку буквально накануне большого праздника всех православных — Крещения Господня — желание хотя и не у всех, конечно, но все-таки осуществилось! Согласно сообщениям СМИ, 18 января президент наконец внес в Верховную Раду представление на назначение новым главой НБУ восемь месяцев исполнявшего эту должность Якова Смолия. И пока свое окончательное решение не принял действующий парламент, все-таки стоит попробовать разобраться, насколько выбор президента оптимален для столь важной должности? Для этого будет уместным рассмотреть необходимые квалификационные характеристики на примере других (хотя и чисто теоретически) возможных претендентов.

Пожалуй, поводом для радости может быть то обстоятельство, что ранее процесс назначения нового главы НБУ чересчур уж затянулся: практически на весь год задиристого Петуха, плавно перетекая в год Собаки — животного, известного своей преданностью хозяину. Многие комментаторы полагают, что именно с поиском преданного человека и было связано затягивание с назначением нового председателя Национального банка. Насколько это верно, знает, естественно, только сам президент, но вообще-то в его окружении еще есть успешные инвестиционные банкиры, и если решение снова принималось , как говорят, таким макаром, как предыдущее, то проблемы с назначением возникнуть не должно было.

Другая причина задержки могла состоять в том, что на Банковой исповедуют кейнсианский принцип, в соответствии с которым "в долгосрочной перспективе мы все умрем", а в краткосрочной — работать с исполняющими обязанности гораздо удобнее.

Но смею предположить, что на самом деле проблема выбора в данном случае была гораздо серьезнее.

Дело в том, что председатель Нацбанка — это одна из ключевых фигур экономического блока аппарата управления государством, экономика которого остро нуждается в серьезных реформах. Причем в настоящих, а не имитационных. Такие реформы в нашей современной истории уже происходили 20–25 лет назад. Вспомним хотя бы, что у нас вообще не было частной собственности на средства производства, и она была введена (принципиальнейшее изменение всей парадигмы экономического мышления). У нас не было собственной денежной единицы, и она была создана (к сожалению, только в два этапа). У нас не было коммерческих банков (а только государственные распределители средств), и мы их создали. 

У нас цены устанавливались административным путем, а мы создали рыночный механизм. У нас… много чего у нас было и не было. И на этом фоне утверждения о том, что сейчас происходят небывалые реформы, выглядят просто несерьезными. На самом деле пришло время новой волны столь же радикальных реформ, а для их свершения необходимы настоящие реформаторы. В значительной степени это относится и к главе Нацбанка, перед которым стоят (пусть пока стоят все еще в очереди, но очередь-то неминуемо придет) задачи реформирования и подведомственной отрасли, и самого центрального банка страны. О масштабах и актуальности этих задач ZN.UA уже неоднократно писало (см. подробнее: "Изгнание из рая", №9 от 13 марта 2015 г.; "Как нам реорганизовать рабкредит. Тезисы банковской политики", №29 от 13 августа 2010 г.; "Национальный банк: время "Ч", №1 от 16 января 2009 г.). Причем за последний десяток лет ни масштабы, ни актуальность ничуть не уменьшились, если не сказать наоборот. Для всех этих реформ необходимо мощное институциональное обеспечение, а между тем со времен отставки В.Стельмаха в стране, по сути, не было центрального банкира. Не просто руководителя центробанка, а профессионального, стратегически мыслящего и пользующегося непоколебимым авторитетом (и у населения, и у бизнесменов, и у политиков) главного банкира страны. И именно поиском такого человека, хочется надеяться, и была обусловлена задержка с новым назначением.

И нельзя согласиться с теми, кто говорил о короткой скамейке запасных у президента. На самом деле потенциальных кандидатов у нас было более чем достаточно. В том числе и вполне лояльных к политике президента, побывавшего в свое время руководителем Совета НБУ и поэтому отлично понимающего, какими качествами (в том числе профессиональными) должен обладать центральный банкир. Так что нельзя исключать, что именно широта выбора являлась главным тормозом для принятия окончательного решения.

Ведь такой выбор усложнялся целым рядом факторов, из которых обратим внимание всего лишь на два. Во-первых, квалификационные требования столь велики, что оценить их наличие у того или иного кандидата может лишь тот, кто сам ими обладает, то есть, по сути, речь может идти только о "суде равных". Во-вторых, будем помнить, что экономика (во всяком случае практическая экономика) — это не наука, а искусство: в обоих случаях мало теоретически знать технологию нанесения краски на полотно или механизм таргетирования инфляции; необходимо еще уметь собственноручно создать живописный шедевр или подавить рост цен в экономике. Таким образом, необходимо либо найти того, кто уже проделывал такое, либо уметь разглядеть настоящий талант…

Конечно, мы не можем знать имен всех, на кого обращался взор президента в поисках достойного, и с какими конкретно требованиями подходил он к кандидатам на столь высокую должность. Но, как писал в свое время Гельвеций, "знание общих принципов возмещает нам недостаток отдельных фактов". Анализ общих принципов, в общем-то, не предполагает упоминания конкретных имен, но назовем достаточное количество претендентов (хотя на самом деле круг "званных" еще шире) хотя бы и просто для того, чтобы не оставаться голословными в утверждении о наличии множества кандидатур на должность главы Нацбанка. И хотя на самом деле некоторые из них даже не рассматривались или не вошли в короткий список, но зато были и другие, в основном, однако, отвечавшие общим принципам отбора. Естественно, по упомянутой выше причине не дерзнем оценивать профессионализм упомянутых претендентов, ограничиваясь только замечаниями по поводу возможного восприятия их "отборочной комиссией".

Вполне логично, что внимание должно было быть обращено на старые, проверенные кадры, то есть на бывших успешных (хотя бы относительно) руководителей Нацбанка. Прежде всего, на В.Ющенко, который действительно в 1998 г. был признан в мире одним из трех лучших центральных банкиров года (наряду с коллегами из Португалии и Польши). В эту же группу попадали и В.Стельмах, а также С.Тигипко и А.Яценюк. Два последних, однако, пробыли у руля центрального банка недостаточно долго и потому квалифицировались скорее по иным критериям (о чем скажу ниже). Если говорить о Ющенко, то оказалось, что теперь возвращение его к некогда действительно любимому делу — это "для Атоса слишком много, а для графа де Ла Фер — слишком мало". Что касается Стельмаха, то, конечно, старый конь борозды не портит, но команде "молодых реформаторов" хотелось бы видеть в своем строю кого-то более склонного к кардинальным изменениям.

В такой ситуации полезным мог оказаться второй эшелон, то есть бывшие заместители председателя НБУ. Среди них наиболее титулованным и подготовленным является И.Митюков, в послужном списке которого также должности зампреда одного из крупнейших коммерческих банков, министра финансов, вице-премьера, специального представителя правительства Украины при Евросоюзе и посла Украины в финансовой столице Европы (а может, и мира) — Лондоне. Но, с точки зрения новых хозяев высоких кабинетов, он свое уже отработал сполна. А с его собственной — вряд ли тяжесть новых забот стоила того, чтобы покинуть нынешнюю теплую должность представителя одного из авторитетнейших инвестиционных банков мира. Короче, "не очень-то и хотелось этого зеленого винограда". Другими претендентами в этой группе можно назвать А.Шлапака, А.Савченко, С.Яременко… Лиц, благодаря их деятельности и публицистической активности, хорошо известных не только узким специалистам. Впрочем, именно эти деятельность и активность могли в данном случае сыграть негативную роль: от позиции по Приватбанку
(А.Шлапак) до взглядов на реформаторскую деятельность современной власти (А.Савченко, С.Яременко). В будущем, конечно, отношение к этим эпизодам может кардинально поменяться, но будущее — это время, которое в данном случае играло против упомянутых кандидатур.

Если не нашлось подходящих кандидатур среди тех, кто имеет опыт центробанковской работы, естественно было обратиться к "смежникам" — представителям других институций экономического блока. Это, кстати, довольно распространенная в мире практика, когда центробанк возглавляют бывшие министры финансов или экономики. И в этой категории, кроме уже упоминавшихся И.Митюкова и А.Шлапака, вполне достойно смотрелись кандидатуры Ю.Еханурова, В.Пинзеника, Р.Шпека, С.Тигипко, Б.Соболева (последний сосредоточен сейчас на создании Экспортно-кредитного агентства, что, пожалуй, не менее важно) и даже А.Данилюка (напомним, что я основываюсь не на собственном мнении о способностях того или иного претендента, а на эвентуальной оценке их со стороны президента и его советчиков). Но в минус данных кандидатов играла либо чрезмерная вовлеченность в банковский бизнес (да еще и на сомнительной стороне), либо, наоборот, отсутствие опыта такой вовлеченности. А других реформаторов в области экономики у нас, к сожалению, нет.

Впрочем, сама по себе вовлеченность в банковскую деятельность у нас недостатком не считается. Хотя на самом деле назначать в центральный банк коммерческих банкиров — это все равно, что назначать победителей гонок главными инженерами автомобильных компаний: ведь умение выжать из машины максимальную скорость (а из банка — прибыль) — это не то же самое, что создать идеальную машину (эффективную банковскую систему). Тем не менее у нас удачные коммерческие банкиры являлись, пожалуй, самой многочисленной группой кандидатов (что, наверное, простительно с учетом опыта назначения на эту должность банкира инвестиционного). Впрочем, как раз в этой группе было больше всего имен проходных и не отвечающих критериям нашего принципиального подхода, выскакивавших просто, "як Пилип з конопель". Из числа тех, кто действительно интересуется не только получением прибыли, но и принципами построения банковской системы и монетарной политики, можно назвать, пожалуй, лишь часто упоминавшегося в связи с конкурсом на главного банкира В.Лавренчука (председателя правления "Райффайзен банка Аваль") и антипода Ю.Блащука (выходца из Нацбанка, в прошлом руководителя успешного коммерческого банка, ныне задействованного НБУ в подготовке реформы государственных коммерческих банков). Руководители "традиционных" госбанков (Ощадбанка и Укрэксимбанка) также были естественными претендентами на высокую должность, но… перед ними и так стоят сложные реформаторские задачи, только после решения которых уже можно будет серьезно говорить о новых. А из прежних руководителей вполне достойной кандидатурой выглядел А.Гулей (к сожалению, в последнее время занимающийся больше небанковскими операциями). В этой группе естественно смотрелся бы (и, возможно, даже лидировал) Б.Тимонькин — один из успешнейших и широко смотревших на проблемы экономики страны украинских банкиров. К сожалению, его угораздило связаться с пресловутым Курченко, деловые связи с которым нынче обходятся очень дорого и чреваты высылкой за границу.

Раз уж речь зашла о загранице, то стоит упомянуть и о возможности привлечения "варягов". Правда, провал недавнего десанта "иностранного легиона" в других сферах государственной деятельности серьезно подорвал подобные интенции, которые вполне могли бы реализоваться в виде назначения на высшую должность в Нацбанке как Н.Яресько (променявшей Украину на Пуэрто-Рико), так и И.Миклоша (отказавшегося, однако, как сообщалось, поменять словацкий паспорт на украинский). Но, конечно, даже в их присутствии главным претендентом в этой группе выступал Л.Бальцерович — не только как бывший глава Нацбанка Польши, но и как действительно успешный реформатор. Помню, еще в период создания нашей банковской системы его книга "800 дней" служила мне и моим коллегам в качестве своеобразного пошагового пособия по реформе. Правда, настораживает то, что во время нашей последней короткой беседы на Киевском форуме по безопасности в апреле минувшего года на вопрос о важности проблем экономической безопасности он бросил: "Я не занимаюсь экономической безопасностью, я, наоборот, занимаюсь либерализацией экономической системы". Боюсь, что в данном случае мэтр не учитывает того, что либертарианцев (и покруче него) у нас и так достаточно, а вот вопросами экономической безопасности (особенно в кредитно-денежной сфере) заниматься практически некому. И это не может не волновать власти предержащие.

Следующей группой претендентов могли бы стать те, кто получил соответствующую подготовку на работе за границей (прежде всего, в Международном валютном фонде). Но в значительной степени "благодаря" нашей политике подбора кандидатур на такое представительство, а также "заботе" о последующем использовании полученного ими опыта, упомянуть в данной номинации, кроме уже названного выше А.Савченко (бывшего члена совета директоров ЕБРР от Украины), по сути, и некого. Естественно было бы подумать о А.Петрике (недавно досрочно возвращенном из МВФ), но упомянутая выше "кадровая политика" (а точнее, ее отсутствие) оставляет, видимо, его кандидатуру на будущее.

Заграница может, кстати, поделиться собственным опытом. В частности, интересен опыт страны самой популярной в мире валюты — Соединенных Штатов. Там руководителем ФРС обычно становится или представитель научных (академических) кругов, или руководитель одного из региональных федеральных резервных банков. У нас, между тем, с "регионалами" вообще полный провал: еще несколько лет назад эту категорию мог бы представить, например, одессит Н.Азаров. Но, насколько я помню, представители регионов давно не вводятся даже в состав правления НБУ, что является логичным следствием излишней централизации системы центрального банка (да простят меня читатели за такую тавтологию). И в самом деле, банковским надзором занимаются лишь немногие из них, да и то в основном по отношению к банкам второй или даже третьей линии; а в решение вопросов монетарной политики они вообще практически не вовлекаются (что, кстати, является одним из существеннейших ее недостатков, которые необходимо исправлять новому председателю).

Что касается "академиков", то, конечно, стратегической ошибкой была ликвидация Нацбанком собственной научной базы. А ведь если бы он жил собственным умом, а не подсказками зарубежных доброхотов, то исследовательский институт, возглавлявшийся в свое время одним из бывших зампредов А.Киреевым, мог бы предоставить в качестве кандидата не только его самого, но и целый ряд других достойных специалистов. В связи с этим нельзя не упомянуть и двух кандидатов наук, бывших членов правления Нацбанка, а ныне членов его Совета — В.Рычаковскую и Е.Щербакову. Правда, несмотря ни на что, в последнее время ситуация немного улучшилась: все-таки Совет Нацбанка возглавляет действительный академик Б.Данилишин. Да и в самом Совете есть ученые-специалисты не только по теории игр (в том числе политических), так что для них игра не заканчивается, а только начинается. Однако перед Данилишиным стоит не менее важная задача превращения Совета в реальную силу, способную задавать правлению Нацбанка стратегические установки. Таким образом, его назначение на новую должность неминуемо открыло бы проблему с выбором кандидата на прежнюю. А для усложнения ситуации сейчас не самое подходящее время. Конечно, академические круги предоставляли выбор и среди других претендентов: взять хотя бы академика В.Гееца (также бывшего председателя Совета НБУ), за которым стоит целый академический институт, включая двух заместителей директора, специализирующихся на кредитно-денежной тематике и отвечающих всем критериям для руководства центральным банком, — А.Гриценко и С.Кораблина. Хочется пожелать крепкого здоровья и такому достойному претенденту на "банковскую булаву", как А.Гальчинский — ярчайший специалист как в теории денег, так и в практике руководства Нацбанком (Совет которого он возглавлял в 2000–2005 гг.). Вообще специалисты по макроэкономике — это именно те люди, которые способны поставить перед центральным банком действительно насущные задачи. Особенно если они хорошо знают их изнутри, как И.Шумило — один из ведущих наших макроэкономистов, хорошо зарекомендовавший себя в этом качестве и в Министерстве экономики, и в Нацбанке. А если нужны более узкие специалисты, то вполне нормально было заглянуть на университетские кафедры. Ближайшая из них находится в КНЭУ им. В.Гетьмана, и возглавляет ее бывший банкир, народный депутат и глава совета Ассоциации украинских банков С.Аржевитиным. А жаль, что при отборе претендентов в сторону науки посмотрели лишь вскользь. Впрочем, такая политика по отношению к науке характерна для нынешней власти в целом, так что…

Кстати, о политике. Политические назначения также практикуются по отношению не только к дипломатам, но и к руководителям центробанков, которых в таком случае подпирают надежной командой профессионалов. И в этой категории рассматривался, снова-таки, А.Яценюк и не рассматривалась Ю.Тимошенко, хотя они приблизительно в равной мере знакомы с проблематикой Нацбанка. Политическую поддержку, кстати, можно было обеспечить, и найдя нового главу НБУ за пределами парламентской "тусовки". В нынешних условиях власти не помешала бы поддержка предпринимательских кругов, весьма заинтересованных в здоровой кредитно-денежной политике. И в этом случае многолетний глава УСПП и бывший премьер А.Кинах вполне вписывался в отборочные расклады. Но самой естественной в данном случае выглядела бы кандидатура члена парламентской фракции БПП В.Пинзеника, уже упоминавшаяся в одной из предыдущих номинаций. Тем не менее его имени почему-то не оказалось на "коротком листе". Ну что ж, политика — дело… темное.

Из зарубежного опыта интересен также британский вариант (на самом деле практикующийся и во многих других странах), когда новым руководителем центрального банка становится заместитель предыдущего, причем назначаемый на новую должность авансом — за полгода до вступления в нее. Таким образом обеспечивается не только преемственность монетарной политики главного банка страны, но и плавная передача дел от одного руководителя к другому.

Поступить чисто по-английски у нас, однако, не получилось. А получилось как в известной рекламе советских времен: "При всем богатстве выбора — другой альтернативы нет!". И, как в венке сонетов, мы возвратились к исходному пункту — самому Национальному банку. Вот только у нас подобные назначения выглядят не как заранее продуманная стратегия и свободный выбор, а скорее, как осознанная необходимость. И кандидатура Я.Смолия более всего смущает именно угрозой преемственности, поскольку реформаторские успехи руководства НБУ за последние годы на самом деле существуют лишь в его официальных рапортах да головах некоторых западных коллег. Которые не слишком вникают в суть проделанного, а вполне удовлетворяются знакомыми словами inflation targeting, stress-test или bail-out, полагая, что в нашей стране они означают то же, что и у них. Но, к сожалению, в действительности все не так, как в реальности. И вот уже главе государства приходится брать на себя инициативу в разработке нового закона о валютном регулировании и в целом о валютной политике, которая тем отличается от "вдовицы Квикли", что к ней неизвестно как подступиться. Во всяком случае, неизвестно нынешней команде Нацбанка, допустившей очередную "валютную лихорадку", сравнимую с эпидемией кори. А ведь еще надо разобраться с результатами "зачистки" банков, после которой наша банковская система не стала ни надежней, ни эффективней. Не говоря уже (об этом и так многие говорят достаточно громко) об "успешности" национализации Приватбанка, оценку которой, похоже, будет давать Высокий суд Лондона.

Впрочем, история (в том числе и самая что ни на есть современная) дает много примеров того, как лица, находившиеся на вторых ролях, кардинально меняют подходы, становясь первыми и достойными стоящих перед ними задач. Ну что ж, если нас ожидают такие приятные метаморфозы, то можно считать, что затягивание с назначением нового центрального банкира страны было оправданным.

В этом месте лучше постучать по дереву по стволу убираемой после праздников елки. Праздники закончились. Цели ясны, задачи определены. За работу, господа-товарищи!..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Олександр Деркач Олександр Деркач 20 січня, 17:21 Весь день ломаю голову, по какому принципу автор составил этот список возможных кандидатур на должность Председателя Национального Банка. Решил, что ему в руки попал один из телефонных справочников этого заведения. Могу ещё человек 20 подсказать. Из пропущенных. согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Борис Павлов Борис Павлов 20 січня, 21:39 Перечислить - то перечислил, но почему именно Смолий, я так и не понял...Можно только догадываться, что из личной преданности Порошенко. Но давно известно, что лично преданные люди .....ну, не очень умны, что ли.. согласен 1 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно