Госфинансы после кризиса: развитие или стагнация?

13 июля, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Пора сфокусироваться на проблемах бедности и неравенства

Разрушительные эффекты пандемии COVID-19 и обострение проблем неравенства по всему миру усилили общественные запросы на действенные системы здравоохранения и социальной защиты населения, качественное образование и современную инфраструктуру. Соответствующие запросы уже нашли отражение в фактических процессах трансформации государственных финансов многих стран и консультативных роботах по их дальнейшему развитию. Украине для построения сбалансированной экономической модели следует учитывать общемировые процессы.

В Украине публичная сфера здравоохранения оказывает минимальную помощь больным, а пострадавший от локдаунов бизнес и его работники получают символическую финансовую поддержку государства. Во время коронакризиса в Украине стоимость фискального пакета спасения составляла 4,3% ВВП, что в 1,5 раза отстает от среднего уровня в странах с формирующимися рынками и в шесть раз — в развитых странах.

При этом фискальная политика Украины в 2020–2021 годах поддерживала совокупный спрос и оказывала некоторую поддержку экономике и медицинской сфере. Так, фискальный импульс в Украине имеет положительные значения в 2020-м и 2021 году — 2,4% и 1,8% ВВП. Следует напомнить, что фискальный импульс рассчитывается как разница с обратным знаком циклически скорректированного первичного баланса (CAPB) текущего и предыдущего периодов. При этом CAPB равен разнице между доходами и первичными расходами государства, скорректированными на величину разрыва ВВП. В итоге положительная величина фискального импульса подтверждает проведение в стране политики фискальной экспансии, а отрицательная — фискальной консолидации.

ZN.UA

На рис. 1 приведена динамика фискального импульса в Украине и разных группах стран за два года. При сравнении величины фискального импульса Украины в 2020 году (2,4% ВВП) со средними показателями в странах с формирующимися рынками (3,4%) и развитых странах (5,8%) очевиден факт умеренных стимулирующих эффектов фискальной политики в нашей стране. Такой вывод подтверждают и данные отдельных стран — Чехии, Словакии, Венгрии, Польши, Китая (см. рис. 2).

ZN.UA

Весьма скромные показатели фискального импульса в Украине объясняются узким фискальным пространством, небольшими возможностями заемного частного финансирования правительства, недостаточными объемами внешней поддержки, архаической монетарной политикой центрального банка.

Ведущие ученые признают, что на среднесрочную перспективу главными вызовами для государственных финансов в мире являются: расширение сетки социальной безопасности, улучшение качества и доступности публичных услуг, расширение и модернизация инфраструктуры. Специалисты МВФ подчеркивают то, что пандемия COVID-19 ухудшила ситуацию с бедностью и продемонстрировала важность действенных систем социальной защиты. Она также выявила неравенство доступа к базовым услугам — здравоохранению, образованию, цифровой инфраструктуре, что ухудшило возможности приспособления к новым условиям.

Разные исследования показывают, что коэффициенты инфицирования и смертности среди разных групп населения позитивно коррелируют с уровнем их благосостояния. И поскольку COVID-19 в наибольшей степени поразил самые бедные и самые слабые группы, то неравенство с начала пандемии только усиливалось. Поэтому для обеспечения социальной стабильности и уменьшения уязвимости к новым эпидемиям в постковидном мире ученые говорят о целесообразности сфокусировать фискальную политику на решении проблем бедности и неравенства.

Наряду с этим экономическая теория и практика свидетельствуют: расходы на образование и здравоохранение улучшают качество жизни людей и способствуют росту экономики по каналу накопления человеческого капитала. Получение современного образования и качественных медицинских услуг повышает производительность экономики, дает толчок увеличению доходов и снижению неравенства. Важно и то, что показатели здоровья детей и их будущая производительность существенно зависят от вложений государства в образование и здравоохранение.

Разные показатели здоровья населения в разных странах мира в значительной степени объясняются величиной государственных расходов на здравоохранение. Средний уровень таких расходов в 2017–2019 годах составлял 6,2% ВВП в развитых странах и 4% — в странах с формирующимися рынками (см. рис. 3 и 4).

ZN.UA

ZN.UA

Приведенные данные сигнализируют о недостаточном уровне финансового обеспечения сферы здравоохранения в Украине по сравнению как со странами с формирующимися рынками, так и с развитыми странами. Украинский показатель в 3,3% ВВП заметно ниже среднего уровня в указанных группах стран. В 2020–2021 годах увеличение финансирования здравоохранения происходило повсеместно, поэтому отставание Украины от многих стран мира сохранялось даже при увеличении годовой суммы финансирования до 4,1% ВВП.

В этом контексте весьма интересно исследование профессора С.Сторма, показавшего, что в развитых странах высокая заболеваемость и смертность от COVID-19 объяснялись в значительной мере недостаточным финансированием медицинских систем. Он доказал наличие статистически значимой взаимосвязи между уровнем государственных расходов на борьбу с COVID-19 (в расчете на душу населения) и уровнем смертности от COVID-19 (на 100 тысяч населения).

Переходя к проблемам образования, следует отметить, что эффективная и инклюзивная система образования способствует реализации жизненного потенциала людей и гарантирует развитие навыков, востребованных на национальном и международном рынках труда. А финансирование образовательных услуг государством уменьшает разрыв частных инвестиций в развитие детей между богатыми и бедными семьями.

В Украине общий уровень финансирования образования выглядит приемлемым в среде как стран с формирующимися рынками, так и развитых стран (см. рис. 5). Но эмпирические данные свидетельствуют о недостаточности финансового обеспечения дошкольного образования и базового среднего образования в Украине.

ZN.UA

Специалисты МВФ показали, что инвестирование государством в дошкольное образование дает самую высокую общественную и индивидуальную полезность, поскольку лицо использует сформированный фундамент знаний на последующих стадиях получения образования, создавая «заколдованный круг» повышения уровня образованности и благосостояния.

Таким образом, повышение качества и расширение перечня медицинских и образовательных услуг, создание необходимой инфраструктуры для этих отраслей и обеспечение равного доступа к указанным услугам должны стать приоритетом государственной политики после пандемии.

До завершения пандемии здравоохранение должно получать чрезвычайное финансирование на обустройство новых койко-мест для больных COVID-19, привлечение дополнительного медицинского персонала и повышение его квалификации, закупку медицинских средств, материалов и лекарств, проведение массовой вакцинации населения. В перспективе приоритетными задачами должны стать расширение медицинской инфраструктуры и полное покрытие медицинскими учреждениями территории страны, включая предоставление стимулов медицинскому персоналу работать в отдаленных районах.

Бесспорна необходимость дополнительного финансирования образовательных заведений во время пандемии с направлением средств в поддержку процесса получения онлайн-образования в период карантинных ограничений; предоставления методической и технической поддержки учителям во время перестройки учебного процесса. На перспективу государственная политика должна фокусироваться на повышении качества образовательных услуг, обеспечении их доступности, а также адаптивности системы образования к потребностям рынка труда. Что касается государственных инвестиций в инфраструктуру, то в постковидную эпоху приоритетными их направлениями должны стать социальная инфраструктура, а также цифровая и транспортная инфраструктура. А повышение действенности программ социальной защиты должно опираться на: увеличение расходов на социальную безопасность, решение проблем безработицы и усиление компонента переобучения и подготовки, разработку многофункциональных программ, покрывающих потребности в здоровом питании, медицинских и образовательных услугах.

Одним из резервов поиска средств для реализации очерченных мер является рационализация расходов на правоохранительную деятельность и выплату процентов по долгам. Так, суммарные расходы на оборону и охрану правопорядка в Украине в 2020 году составляли 6,7% ВВП, что является одним из самых высоких показателей в мире. По данным МВФ, средние расходы на эти цели в развитых странах в 2016–2018 годах составляли 3% ВВП, в странах с низкими доходами — 3,7%, а в странах с формирующимися рынками — 4,5% ВВП. Низкая эффективность работы правоохранительных, судебных и антикоррупционных органов в Украине должна бы побуждать государство к пересмотру соответствующих бюджетных расходов (включая численность работающих и ставки их заработной платы). С другой стороны, объективные потребности Украины в развитии сектора обороны следовало бы удовлетворять более весомыми инвестициями и текущим финансированием от наших западных партнеров, имеющих обязательства перед Украиной в контексте подписанного ими Будапештского меморандума.

Расходы на обслуживание государственного долга в Украине на уровне 3% ВВП в 1,7 раза превышают средний уровень в странах с формирующимися рынками (1,8% ВВП), при том что размер долга в Украине не дотягивает даже до среднего уровня. Основным средством решения этой проблемы является отход НБУ от политики обслуживания интересов финансового капитала, вместо этого — учет триады целей (ценовой, финансовой стабильности и роста экономики) при разработке монетарной политики.

В постпандемический период качественная трансформация государственных финансов невозможна без укрепления и улучшения структуры налоговых систем. В частности, достижение целей перераспределения и мобилизации необходимых доходов требует повышения степени прогрессивности налогов на доходы и более активного использования потенциала налогов на недвижимость и наследство. А после полного использования потенциала этих налогов можно было бы рассмотреть вопрос введения налога на богатство с учетом способности ответственных органов администрировать этот налог.

Что касается конкретных налоговых механизмов решения задач посткризисной трансформации в Украине, то наиболее уместными из них являются: введение прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц; повышение налоговой ставки для дивидендов; повышение ставки налога на наследство и дарение для дальних родственников; установление диапазона ставок для налогообложения недвижимого имущества на уровне 0,5–2,5 минимальной зарплаты; расширение базы налогов на роскошь (автомобили и недвижимость) и повышение годовой ставки этих налогов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК